взлом

"Одоление смуты". Слово к русскому народу.

Митрополит Иоанн (Снычев)

БИТВА ЗА РОССИЮ
БЫТЬ РУССКИМ
ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ
ДЕРЖАВНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО
ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ
ПУТЬ КО СПАСЕНИЮ
БИТВА ЗА РОССИЮ
ПЛАЧ ПО РУСИ ВЕЛИКОЙ
МОЛЮ ВАС: ОДУМАЙТЕСЬ!
ЧТУЩИЙ ДА РАЗУМЕЕТ...
ТВОРЕНИЕМ ДОБРА И ПРАВДЫ
РУССКИЙ УЗЕЛ
"МУЖАЙТЕСЬ: Я ПОБЕДИЛ МИР..."
ЕДИНСТВО ЦЕРКВИ - ЗАЛОГ СПАСЕНИЯ РОССИИ
ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ
 
НЕСЛУЧАЙНЫЕ БЕСЕДЫ
"БУДЬ ВЕРЕН ДО СМЕРТИ..."
ЛЮБОВЬ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ СЛЕПОЙ...
Я НЕ ПОЛИТИК, Я - ПАСТЫРЬ
"ДА НЕ СМУЩАЕТСЯ СЕРДЦЕ ВАШЕ..."
СУДЬБЫ ПРАВОСЛАВИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
СМИРЕНИЕ НЕ ЕСТЬ БЕЗВОЛИЕ
ПРОБЛЕМЫ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ
ОСТАНОВИМ СМУТУ!
РОДИТЬСЯ РУССКИМ ЕСТЬ ДАР СЛУЖЕНИЯ
ОБЛИЧАТЬ ЗЛО!
CЕРДЦЕ ЦАРЕВО В РУЦЕ БОЖИЕЙ...
ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ: РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ
 
УСЛЫШЬТЕ, ЛЮДИ РУССКИЕ!
ПОСЛАНИЯ
ПРОТИВ ЕРЕСЕЙ И СЕКТ
ВЕРУЮ: ВОСКРЕСНЕТ И РУСЬ!
О ЦЕРКВИ ХРИСТОВОЙ
О ЗАБЛУЖДЕНИЯХ КАТОЛИЦИЗМА
В ПАМЯТЬ СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО ОТЦА ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО
О ВЕЛИКОМ ПОСТЕ
В ПАМЯТЬ СВЯТОГО БЛАГОВЕРНОГО ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО
О ЕДИНОМ ПУТИ СПАСЕНИЯ
О ГРЕХЕ ПЬЯНСТВА И О ТРАДИЦИИ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ НЕГО В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
О "СВИДЕТЕЛЯХ ИЕГОВЫ"
ДРЕВО ПОЗНАЕТСЯ ПО ПЛОДАМ
В ЕДИНСТВЕ - СИЛА
ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСТВУ - СИЛА ТВОРЧЕСКАЯ
ЦЕРКОВЬ НЕ МОЖЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ БЕЗЗАКОНИЕ
УБИЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ ДОЛЖНО БЫТЬ ДОРАССЛЕДОВАНО
"НЕ СМУЩАЙСЯ, ИБО Я БОГ ТВОЙ..."
МИЛОСЕРДИЕ И ИСЦЕЛЯЮЩАЯ СИЛА ВЕРЫ
ВРАЧЕВАНИЕ НЕДУГОВ – ДЕЛО БЛАГОЕ И БОГОУГОДНОЕ
ВОССТАНОВИТЕ ДУХОВНОСТЬ КУЛЬТУРЫ
"ИЩИ ЦАРСТВИЯ НЕБЕСНОГО..."
САМОДЕРЖАВИЕ И РОССИЯ

 

БЫТЬ РУССКИМ!

 

Помните, что Отечество земное с его Цеpковью есть пpеддвеpие Отечества небесного, потому любите его гоpячо и будьте готовы душу свою за него положить... Господь ввеpил нам, pусским, великий спасительный талант Пpавославной веpы... Восстань же, pусский человек! Пеpестань безумствовать! Довольно! Довольно пить гоpькую, полную яда чашу - и вам, и России.

Святой пpаведный о. Иоанн Кpонштадтский

 

НАРОД... От частого и бессовестного употребления слово это так истерлось, истрепалось и выцвело, что теперь почти невозможно определить его истинное значение. Но, по счастью, жив еще сам народ - униженный и обманутый, обворованный и оболганный, русский народ еще жив.

Только вот - помним ли, знаем ли мы, что означает быть русским? Что для этого надо? Достаточно ли иметь соответствующую запись в паспорте или требуется нечто еще? Если требуется, то что именно? Ответить на эти вопросы - значит обрести точку опоры в восстановлении национально-религиозного самосознания, опомниться после десятилетий атеистического космополитического забытья, осознать себя - свой путь, свой долг, свою цель. Для этого надо прежде всего вернуть народу его историческую память. Только вспомнив, "откуда есть пошла руcская земля", где, в какой почве окрепли благодатные корни, в течение десяти веков питавшие народную жизнь, можно правильно ответить на вопросы, не ответив на которые, не жить нам дальше, а догнивать. На этом пути не обойтись без Православной Церкви, древнейшего хранилища живой веры и нравственной чистоты. Без ее любовного, отеческого окормления - запутаемся и заблудимся, утонем в пучине противоречивых стремлений, честолюбивых амбиций, лукавых советов.

"Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем ныне более дорожим мы по справедливости, о чем приятно размышлять нам, что отрадно и утешительно видеть вокруг себя? - От веры Православной, которую принес нам равноапостольный князь наш Владимир. Мы не можем не радоваться необъятному почти величию земли отечественной. Кто первый виновник его? Святая вера Православная. Она соединила воедино разрозненные племена славянские, уничтожила племенные их отличия, поставляющие преграду их общению, и образовала один многочисленный, сильный и единодушный народ русский. Кто соблюл и сохранил нашу народность в течение стольких веков, после стольких переворотов, посреди стольких врагов, посягающих на нее? Святая вера Православная. Она очистила, освятила и укрепила в нас любовь к Отечеству, сообщив ей высшее значение в любви к вере и Церкви. Она воодушевляла героев Донских и Невских, Авраамиев и Гермогенов, Мининых и Пожарских. Она вдыхала и вдыхает воинам нашим непоколебимое мужество в бранях и освящает самую брань за Отечество как святый подвиг за веру Христову..." Эти вдохновенные слова принадлежат преосвященному Димитрию, архиепископу Херсонскому. Давным-давно сказаны они, но неужели не отзовутся и ныне в сердце русского человека! Неужто не заболит душа при виде того, в какую грязь втоптаны святыни, верность которым десятки поколений доказали всей жизнью своей, защищая которые, пролили столько крови?

Однако сегодня людям вновь пытаются навязать мировоззрение, в котором нет места святыням. Сердце человека - престол Божий - пытаются занять уродливые безблагодатные идолы материального преуспеяния: Успех, Богатство, Комфорт, Слава. Оттого-то и свирепствует в обществе разгул разрушительных страстей - злобы и похоти, властолюбия и тщеславия, лжи и лицемерия. Но знайте все: голый материальный интерес, в какие бы благонамеренные одежды он ни рядился, не может стать основой народной жизни. Бизнес плодит компаньонов, вера - рождает подвижников правды и добра.

"Любим ли мы язык наш благозвучный и сильный, как грудь славянина, богатый и разнообразный, как обитаемая им страна? Его образовала нам святая вера Православная. Она принесла нам с собою первые письмена для сообщения наших мыслей, для расширения круга наших понятий, для сообщения между нами светлых и светоносных понятий о Боге и бесконечной любви Его к человекам, о человеке и его высоком пpедназначении в вечности... Мы все почти утратили от прежней жизни России, но сохранили святые храмы, в которых молились наши предки; сберегли святыню, завещанную нам от отцов наших, а с нею наследовали и их благословение... Надобно сознаться, что если бы теперь древние предки наши восстали из гробов своих, едва ли бы они узнали в нас потомков: так много изменились мы во всем. Но они узнают нас в святых храмах Божиих, они не отрекутся от нас перед их заветною святынею... Можно ли не пожелать от сердца, чтобы вера Православная, этот родственный, живой союз наш с предками, сохранена была нами и передана потомкам нашим, как драгоценнейшее наследие, как заветное сокровище, во всей ее пренебесной чистоте и святыне, чтобы и будущее отдаленное потомство питало к нам родственно-христианское сочувствие..." Эти слова Херсонского архиерея звучат ныне как обличение, как упрек нам, малодушным и маловерным, осуетившимся в мелких мирских заботах и почти обезверившимся, почти утерявшим связь с великим и славным прошлым собственного народа. Допускаю, что яд религиозного индифферентизма, безразличия к святыням веры (пришедшего на смену откровенному богоборчеству прошлых лет) временно оглушил значительную часть общества, отравил сердце русское, но - не верю, что найдется русский человек (безразлично, верующий или нет), которого оставят равнодушным приведенные выше слова преосвященного Димитрия о нерасторжимой взаимосвязи земного величия России с ее духовной мощью и здоровьем, с крепостью и живостию веры. А коли найдется - не русский он: христопродавцы всегда интернациональны.

Но почему, спросит читатель, говоря о неповторимом национальном своеобразии народа, мы начали именно с Церкви? Мало ли других национальных черт, народных характеристик, утерянных, утраченных с течением времени или насильственно вытравленных строителями "светлого будущего"? Нет ли здесь некоторого искусственного преувеличения, тем более, что церковное благовестие, как известно, не знает национальных границ? Никакого преувеличения нет. Православная Церковь - соборная совесть народа. Она, как заботливая мать, воспитала в нем его лучшие черты. Она сурово обличала его грехопадения и давала силы восстановить утраченное. "Кто жаждет - прииди ко Мне и пей", - возглашала Церковь словами Священного Писания и щедро поила пришедших и уверовавших живой водой евангельской правды. Прочтите - верующий вы человек или нет - Нагорную проповедь Иисуса Христа, Господа нашего, подъявшего на рамена Свои груз всех грехов, неправд и злоб наших, претерпевшего во искупление их унижения и издевательства, оплевания, биения и стpашную, поносную смеpть на Кpесте - пpочтите эти свидетельства безграничного милосердия Божия (Евангелие от Матфея, гл. 5, 6, 7) и скажите честно: где-нибудь, когда-нибудь встречали ли вы учение более возвышенное, чистое и преисполненное любви?...

"Блаженны алчущие и жаждущие правды", - свидетельствовала Церковь народу русскому. "Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царствие Небесное... Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела, и прославляли Отца вашего Небесного" (Мф. 5: 6,10,16). И разве не этому свидетельству обязан русский народ тем, что, создав величайшее в мире государство, простирающееся от Атлантики до Тихого океана, он не унизил ни один из встретившихся на его пути народов, пусть самых малых, но всех принял как братьев, покоряя прежде сердца, а не крепости. Евангельское учение Церковь вложила в душу народа как совершеннейший образец, по которому каждый в меру сил должен строить жизнь личную, а все вместе - общественную и государственную. Именно Церковь стала центром святоотеческой государственности - не насилующей народа, не создающей рабства, следящей за духовным возрастанием и нравственным самосовершенствованием каждого. Церковная идея служения легла в основу сословного строя России, основанного на разделении общих обязанностей, а не на иерархии прав, как это было на Западе. Здесь берет начало весь уклад русской жизни, как бы не изменялись его формы с течением времени. Православность - непременное качество всего русского в его историческом развитии. Понятия "русский" и "православный" слились воедино. Так было, пока Россию не разъединили насильно - с умыслом, злонамеренно и расчетливо. Знали - чтобы убить Россию, начать надо с осквернения души...

Василий Ключевский, знаменитый историк, подметил в русской истории интересную особенность. "Господствующие идеи и чувства времени, с которыми все освоились, - говорил он, - и которые легли во главу угла сознания и настроения, обыкновенно отливаются в ходячие, стереотипные выражения, повторяемые при всяком случае. В XI-XII веках у нас таким стереотипом была русская земля, о которой так часто говорят и князья и летописцы... Везде Русская земля, и нигде, ни в одном памятнике не встретим выражения русский народ". Пытаясь разобраться в том, что значит "быть русским", нельзя пройти мимо этого факта. Случаен ли он? Нет, ибо русская история, начавшаяся как фактор мирового (и даже космического) значения с момента крещения Руси, в первые два века своего течения представляет нам картину формирования и духовного оформления той народной общности, которая в своем окончательном виде получила наименование "народа святорусского" - этого излюбленного выражения былинных сказителей. Понятие "народ" по отношению к национальной общности есть понятие более высокое, не материальное, но духовное, и ее одной недостаточно, чтобы сложился коллективный духовный организм, столь крепкий и живучий, что никакие беды и напасти (а сколько их было за десять веков нашей истории) не смогли разрушить его и истребить. Первоначально единство крови, общность происхождения славянских племен при всей своей значимости не могли придать этому собранию необходимую живучесть и крепость. Лишь только тогда, когда душа народа - Церковь - собрала вокруг себя русских людей, когда Русь преодолела отсутствие государственного единства, порождавшее в народном теле язвы и трещины усобиц, когда, сбросив с себя иноверческое татаро-монгольское иго, Россия объединилась под скипетром Русского Православного Государя - тогда во весь свой могучий рост поднялся на исторический сцене русский народ. Народ соборный, державный, открытый для всех. Осознавший цель и смысл своего бытия. С этого момента смысл русской жизни окончательно и навсегда сосредоточился вокруг Богослужения в самом высоком и чистом значении этого слова - служения Богу как средоточию Добра и Правды, Красоты и Гармонии, Милосердия и Любви. Цель народной жизни окончательно определилась как задача сохранения в неповрежденной полноте этой осмысленности личного и общественного бытия, свидетельствования о ней миру, защите ее от посягательств и искажений. И Церковь благословила народ на высокое служение. Благословение это облеклось в форму пророчества о будущей великой судьбе России, Москвы, как Третьего и последнего Рима, последнего оплота истинной Православной веры в страшные предантихристовы времена всеобщей апостасии и всемирной смуты.

Два Рима пали в ересях и суетных соблазнах мира сего, не сумев сохранить благоговейную чистоту веры, чистое и светлое мироощущение апостольского Православия. Первый - наследник мировой империи языческого Рима - отпав в гордыню католицизма. Второй (Византия) - поступившись чистотой Церкви ради сиюминутных политических выгод, отданный Богом на попрание иноверцам, последователям Магомета. Третий же Рим - Москва, государство народа русского, и ему всемогущим Промыслом Божиим определено отныне и до века хранить чистоту Православного вероучения, утверждающего конечное торжество Божественной справедливости и любви. Так к XVI веку определилось служение русского народа, таким он его понял и принял. Так что ключ к пониманию русской жизни лежит в области религиозной, церковной, и не усвоив этого, не поймем мы ни себя, ни свой народ, ни свою историю.

Именно Церковь сообщила нашему народу свойство соборности, бесценное качество, безумно растрачиваемое нами ныне в погоне за дьявольскими миражами грядущего якобы "общества всеобщего изобилия". Русская соборность - это сознание духовной общности народа, коренящейся в общем служении, общем долге. Смысл этой общности - в служении вечной правде, той Истине, которая возгласила о Себе словами Евангелия: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин. 14: 6). Это осмысленность жизни как служения и самопожертвования, имеющих конкретную цель - посильно приблизиться к Богу и воплотить в себе нравственный идеал Православия.

С соборностью народа неразрывно связано его второе драгоценное качество - державность. Воплощение нравственного идеала требует соответственной социальной организации. Такая организация немыслима без державного сознания, формирующего в человеке чувство долга, ответственности и патриотизма. "Любите врагов своих, сокрушайте врагов Отечества, гнушайтесь врагами Божиими", - вот державный глас народа, выраженный чеканным слогом митрополита Московского Филарета, одного из величайших русских святителей прошлого века. Державность - это сознание каждым ответственности за всех, ответственности отдельной личности за нравственное здоровье общества и крепость государства. Не принудительной ответственности "за страх", а добровольного религиозного служения "за совесть". Державность - это государственное самосознание народа, принявшего на себя церковное послушание "удерживающего" (по слову апостола Павла, см. 2 Сол. 2: 7), стоящего насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла.

Оба эти народные качества с неизбежностью проявились в третьем - в открытости, "всечеловечности" русского характера. Открытость эта - отрицание фальшивой национальной спеси, отрицание самоценности национальной принадлежности. Это готовность бескорыстно соединиться с каждым, приемлющим святыни и нравственные устои народной жизни.

Вспомнив все это, задумаемся: не пришла ли сегодня пора попристальнее всмотреться в себя? Взглянуть друг на друга. Оглянуться трезвенным взором вокруг. И может быть - найти в себе силы сказать честно, что в нас, сегодняшних, такой русскости уже почти не осталось. Говорю это с горечью и скорбью, в надежде, что Господь не оставит нас Своей милостью и мы все же зададим себе тот главный вопрос, без ответа на который немыслимо само дальнейшее существование нашего народа: как вернуть себе ясно понимаемый смысл бытия?

Как восстановить в себе черты народа-богоносца, с бесовским упорством вытравливавшиеся богоборческой властью? Как обезопасить себя от духовной заразы потребительства, этой поистине мировой чумы, растлившей и погубившей уже многие народы, бывшие некогда христианскими? Все эти и еще многие иные проблемы, стоящие сегодня перед нами, суть один и тот же вопрос: как дальше жить?

Думается, из сказанного выше уже многое проясняется. Прежде всего - надо вернуться в Церковь. Надо очистить место святое - душу человека - от тряпок и побрякушек, от навязанных ей ложных ценностей и восстановить в правах попранный и оплеванный смысл жизни человека. Жизни как служения Богу, зовущему нас к Себе: "Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы" (Мф. 11: 28). Надо откликнуться на этот Отчий зов, прийти с покаянием, не скрывая нынешнего своего убожества и срамоты, прийти с молитвой и верой, и тогда - силен Бог очистить наши сердца и восстановить в них мир и покой осмысленного бытия.

Восстановив истинные ценности внутри себя, надо восстановить их и вовне. Жизнь общества, государства требует осмысленности так же, как и жизнь отдельного человека. Не может материальное благополучие быть целью всех стремлений. Сытое брюхо еще не значит - чистая совесть. Критерием государственного устройства должна стать его богоугодность, соотнесенность с тысячелетними святынями веры. Нужно во всей полноте использовать богатейший опыт русской государственности. Выкинуть на свалку наглую ложь об "империи зла", "России - тюрьме народов", "гнилом царизме", сказать правду о семидесятилетнем пленении Православной Церкви и русского народа. Нужно осознать, что у Православной России есть враги, ненавидящие наш народ за его приверженность к Истине, за верность своему религиозному служению, своим христианским истокам и корням. Осознать, что если мы хотим выжить - нам надо научиться защищать себя, свою веру, свои святыни...

Итак, братия и сестры, соотечественники, люди русские! Молю вас усердно, вседушно - повинуясь своему архипастырскому долгу и голосу совести своей - воспрянем, опомнимся, одумаемся наконец! Господь милосерд и нелицеприятен: всякую искренне обратившуюся душу приемлет с радостью и любовию, омывает от грехов и неправд благодатию Своей, утешает утешением возвышенным, духовным, о котором суетный мир не имеет даже приблизительного понятия. Лишь только начнем нелицемерно - появятся и силы, и умение, и святая, жгущая сердце ревность. "Да будет общею всем такая преимущественно забота, чтоб начавши, не ослабевать и не унывать в трудах, и не говорить: долго мы уже пребываем в подвиге. Но лучше, как бы начиная каждый день, будем приумножать ревность свою". Шестнадцать столетий назад были сказаны эти слова святым преподобным Антонием Великим в утешение и назидание всем тем, кто унывает и сомневается в своих способностях к духовному возрождению. К нам, к нам, сегодняшним, обращены они. Прислушаемся к ним, ибо нераскаянны обетования Божии, и великая судьба России зависит ныне от нашего произволения. Мы - и никто иной - можем и должны воссоздать державу Святорусскую. Да будет так! Аминь.

 

ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ

 

НЕДАВНО ОДИН ИЗВЕСТНЫЙ ПУБЛИЦИСТ ПОСЕТОВАЛ: ПЕРЕВЕЛИСЬ-ДЕ НА РУСИ ЦЕРКОВНЫЕ ПАСТЫРИ, РЕВНУЮЩИЕ О БЛАГЕ ОТЕЧЕСТВА, СПОСОБНЫЕ ОБЛИЧИТЬ ПРОДАЖНОСТЬ И БЕССТЫДСТВО СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИКАНОВ. НАМЕРЕВАЯСЬ НЫНЕ ПО СИЛАМ МОИМ СКАЗАТЬ СЛОВО ОБЛИЧЕНИЯ ЗЛОБАМ И СТРАСТЯМ ОБЕЗУМЕВШЕГО, ОБЕЗВЕРИВШЕГОСЯ МИРА, СЧИТАЮ НЕОБХОДИМЫМ ПОЯСНИТЬ: ЦЕРКОВЬ РЕВНУЕТ ЛИШЬ О СЛАВЕ БОЖИЕЙ, О ВЕЧНОЙ ИСТИНЕ, А НЕ О СИЮМИНУТНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЫГОДЕ. РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ РАВНО ЛЮБИТ ВСЕХ: И ВЕРНЫХ СВОИХ ЧАД, И ЗАБЛУДШИХ, НЕПРИМИРИМО ВОИНСТВУЯ ЛИШЬ С ПОДЛЫМ, РАСЧЕТЛИВЫМ, ЗЛОНАМЕРЕННЫМ БОГОБОРЧЕСТВОМ, НЕОТСТУПНО СТРЕМЯЩЕМСЯ СОКРУШИТЬ РУССКУЮ ДЕРЖАВУ, В КАКИХ БЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ФОРМАХ ОНА НИ СУЩЕСТВОВАЛА, ИБО ПОД ПОКРОВОМ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ - ОТВЕТСТВЕННОЙ И НАЦИОНАЛЬНО ОСОЗНАННОЙ - ВСЕГДА БУДЕТ ЖИВО И ДЕЙСТВЕННО РУССКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ.

 

"ВЫ  ЖЕ  РОД  ИЗБРАН"...
Смысл русской истории

 

"Но вы - род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет" (1 Пет. 2:9).

Св. апостол Петр

 

ОТЕЧЕСТВО НАШЕ, народ наш - переживают ныне лютые, тяжелейшие времена смуты и безначалия. Святыни попраны и оплеваны, государство предано и брошено на разграбление бессовестным и алчным стяжателям, жрецам новой официальной религии - культа духовного и физического разврата, культа безудержной наживы - любой ценой. Процесс апостасии, разложения живого и цельного христианского мироощущения, предсказанный Господом Иисусом Христом почти два тысячелетия назад, близок к завершению. По всей видимости, Бог судил нам стать современниками "последних времен". Антихрист как реальная политическая возможность наших дней уже не вызывает сомнений.

В этих условиях, когда делается все, "чтобы прельстить, если возможно, и избранных" (Мф. 24: 24), необходимо вернуть человеку понимание истинного смысла его существования. Но одного этого мало: нужно вернуть смысл и нашему соборному, наpодному бытию. Вопросы религиозного осмысления истории русского народа приобретают в этой связи особую злободневность. Тем более, что события русской истории ни по своим масштабам, ни по нравственному значению не укладываются в рамки рационалистического познания.

Оглядывая отечественную историю, непредвзятый наблюдатель повсюду находит несомненные следы промыслительного Божия попечения о России. События здесь происходят почти всегда вопреки "объективным закономерностям", свидетельствуя о том, что определяют историю не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божии, сокрушающие "чин естества" и недалекий человеческий расчет. Чудо сопровождает Россию сквозь века. Вот и нынче - по всем планам закулисных дирижеров современной русской трагедии наше национально-религиозное самосознание давно должно было захлебнуться в смрадном и мутном потоке пропаганды насилия и бесстыдства, космополитизма, богоборчества и животных страстей. Наша государственность должна была давно рухнуть под грузом бесконечных предательств и измен, внутренних интриг и внешнего давления. Наши дети давно должны были бы убивать друг друга на полях новой братоубийственной гражданской войны, для разжигания которой было приложено столько усилий мнимыми "миротворцами" и лукавыми "посредниками". Наша хозяйственная жизнь должна бы давно замереть, опутанная удушающей сетью "реформ", ввергнув страну в экономический и политический хаос.

Ан нет - хранит Господь! Гнется Русь - да не ломается, и зреет в народе (прежде всего - в народе церковном) понимание своей великой судьбы, своего подлинного призвания: быть народом Божиим, неся жертвенное, исповедническое служение перед лицом соблазнов, искушений и поношений мира, по слову Господа Иисуса Христа: "Будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое... и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется" (Мф. 24: 9,11-13).

Невозможно человеку обрести смысл существования, пока он не осознает себя как религиозную (т. е. связанную с Богом известными отношениями и обязательствами) личность. Одно из непременных условий для этого - религиозно-национальное самосознание, т. е. осмысление религиозного содержания народного бытия, его промыслительной направленности и определенности. Никогда не поймут таинственного смысла человеческой истории те, для кого она представляется лишь скопищем случайных совпадений, разрозненных событий, поступков и явлений. Недоступным останется понимание истории для тех, кто во всем стремится отыскать действие мертвых, безличных и неизменных "закономерностей", с равной неизбежностью определяющих жизнь природы и человечества. Лишь в рамках церковного вероучения история народов и царств, завоеваний и революций наряду с вопросами, жизненно важными для каждого отдельного человека, получает цельное и непротиворечивое объяснение.

Ход истории зависит не от нас. Но от нашего выбора зависит то место, которое мы займем в ее течении. То ли, руководимые законом Божиим и совестью, мы осознаем свой личный религиозный долг как частицу всенародного служения, промыслительно определенного нам неисповедимыми судьбами Божиими; то ли, боясь лишений и тягот этого пути, отречемся. Тогда - неизбежное отлучение от благодати и соучастие в "тайне беззакония" мира сего лишат всякой надежды на помощь Божию и личное спасение.

Внимательному взору благочестивого наблюдателя открывается картина взаимной гармонии, сокровенных движений человеческой души с историческими потрясениями, изменяющими судьбы народов; свободного человеческого выбора со всемогущим действием промысла Божия. Всемерно побуждают нас к подобным исследованиям святоотеческие наставления, содержание которых коротко и ясно совокупил в своих словах святой Игнатий (Брянчанинов), епископ Кавказский и Черноморский: "Себе внимай, о человек! Вступи в труд и исследования, существенно нужные для тебя, необходимые. Определи с точностью себя, твое отношение к Богу и ко всем частям громадного мироздания, тебе известного. Определи, что дано понимать тебе, что предоставлено одному созерцанию твоему, и что скрыто от тебя".

Лишь совершив этот труд, обретает человек драгоценный талант осмысленной веры, являющийся утешением в скорбях и соблазнах и залогом спасения. За малое усилие - награда неоценимая...

Религиозный смысл русской истории выходит далеко за рамки национального значения. "На костях мучеников, - пророчествовал задолго до революции о. Иоанн Кронштадтский, - как на крепком фундаменте будет воздвигнута Русь новая - по старому образцу; крепкая своей верой в Христа Бога и Святую Троицу; и будет по завету святого князя Владимира - как единая Церковь". Именно эта роль России, как последнего убежища истинной веры, последней, всеми гонимой Церкви времен общей апостасии и воцарения антихриста, придает русской истории вселенское, космическое значение.

На протяжении десяти веков соответствие внешней судьбы страны внутреннему состоянию народного духа заставляло русских людей с сугубым вниманием относиться к поучениям, предсказаниям и пророчествам об особой судьбе России, тщательно и благоговейно доискиваясь - в чем же неповторимый смысл русской истории, какое служение уготовал Господь для русского народа? Результаты этого кропотливого, осененного молитвами труда могут быть кратко изложены в виде нескольких положений, определяющих церковный взгляд на родную историю. Вот они:

1. Понимание русской судьбы - истории России с ее взлетами и падениями, благодатными прозрениями и соблазнами богоборчества - возможно лишь в рамках исторического осмысления извечной борьбы, ведущейся падшим духом против человеческого рода. Оторвать душу человека от спасительной церковной благодати, исказить евангельские истины, уничтожить Православную Церковь и ее ограду - русскую государственность, - эти богоборческие порывы сатаны были теми внутренними толчками, которые на поверхности русской жизни отражались войнами и смутами, революциями и "перестройками".

2. Русская история - лишь часть общей истории человечества, начавшейся с момента грехопадения первых людей и изгнания их из рая. Концом ее станет второе славное пришествие Христово с последующим Страшным Судом и преображением мира. Главное событие истории - воплощение Иисуса Христа, Сына Божия, "нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася", основавшего на земле с целью усвоения людьми дарованного Им спасения "едину святую соборную и апостольскую Церковь".

3. Отношение людей и народов к дару спасения (принятие или отвержение) в конечном счете определяет судьбу как отдельного человека, так и целого народа. В своем отношении к Церкви, хранящей дар спасения, человек свободен. Свобода заключается в выборе между добром и злом, добродетелью и страстью, законом Божиим и беззаконием, христианским долгом служения и своеволием, произволом. "Поток истории" есть лишь реализация этого религиозно-нравственного выбора в событиях и поступках.

4. Народы, как и люди, неповторимы. Дарования Божии каждому из них определяют его роль и место в истории человечества. Русскому народу определено Богом особенное служение, составляющее смысл русской жизни во всех ее проявлениях. Это служение заключается в обязанности народа хранить в чистоте и неповрежденности нравственное и догматическое вероучение, принесенное на землю Господом Иисусом Христом. Этим русский народ призван послужить и всем другим народам земли, давая им возможность вплоть до последних мгновений истории обратиться к спасительному, неискаженному христианскому вероучению.

5. Понятие "русский" в этом смысле не является исключительно этнической характеристикой. Соучастие в служении русского народа может принять каждый, признающий Богоустановленность этого служения, отождествляющий себя с русским народом по духу, цели и смыслу существования, независимо от национального происхождения.

6. История русского народа есть история его призвания к этому служению, история осознания и добровольного вступления в служение, история борьбы народа с искушениями, соблазнами и гонениями, грозившими извратить идею служения или воспрепятствовать ему. Нашу историю можно разделить на три периода:

Первый этап - становление русского самосознания, охватывающий период со времени крещения Руси до эпохи Иоанна IV. В это время оформилась и закрепилась религиозная основа национального самосознания. Приняли окончательную форму понятия о смысле существования народа, его идеалах в жизни личной, семейной, общественной и государственной.

Второй этап - период борьбы русского самосознания с многочисленными богоборческими и материалистическими, антинациональными соблазнами. Его хронологическими рамками являются Смута XVII века, с одной стороны, а с другой - революция 1917 года и ее последствия. Временной точкой, завершающей этот этап русской жизни, можно (с известной долей условности) признать 1988 год - дату тысячелетия Крещения Руси.

Третий этап - время возрождения русского самосознания во всей его религиозной и исторической полноте. Свидетелями и современниками этого процесса являемся все мы, независимо от того, признаем его или отвергаем...

Только осознав свое место в истории нашего народа, определив в этой связи понятия своих нравственных обязанностей, своего религиозного долга, мы сможем существовать осмысленно и полноценно. Сможем достойно, преемственно продолжить исповедническое служение русского народа, не прекращавшего его в самые лютые времена, чему свидетели перед престолом Божиим - сонмы новомучеников российских, за веру Христову и Русь Святую от богоборцев мученический конец приявших. И главное - существование наше будет приведено в соответствие с Божиим смотрением о нас, о России, о русском народе.

Только в таком случае сумеем мы удалить из нашей жизни отраву богоборчества, отличить друзей от врагов, возродить Святорусскую державу и примириться с Богом. Помоги нам, Господи! Верно и неизменно слово Твое, реченное некогда в утешение маловерным: "Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде, куда ни пойдешь" (Нав. 1: 9).

 

"ВСЕ  ВРАЗИ  ТВОИ  ВОСШУМЕША"...
Шествие Разрушителя

 

Мир прелюбодейный и грешный гордо поднял голову свою на Церковь. Мы смело обличаем это безверие и безумство, это современное бешенство. Господь видит все совершающееся в нашем Отечестве и уже скоро изречет праведный суд Свой на дерзких и вероломных, дышащих злобою и убийством...

Господи! Да возопиет кровь Твоя против всех крамольников, и да воздаст им Господь праведным отмщением!

Святой праведный о. Иоанн Кронштадтский

 

ХРИСТИАНСКОЕ мировоззрение давно подметило в череде исторических событий некую необъяснимую на первый взгляд странность. Походы и войны, мятежи и революции, смены династий и свержения престолов, экономические кризисы и политические интриги - эти внешне бессвязные и хаотические явления соединены между собой удивительным единством последствий. Их конечным результатом всегда является разгром национальной государственности и попрание христианских святынь. Неизбежно встает вопрос: почему? Что это - случайность или "объективная закономерность", столь любезная сердцу историков-материалистов? Особое звучание приобретают в этой связи многочисленные христианские пророчества, предсказывавшие именно такой ход истории.

"Молим вас, братия, - обращается апостол Павел к народу церковному на заре христианской эры, - да не обольстит вас никто никак... Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не взят от среды удерживающий теперь" (2 Сол. 2: 1,3,7). В этом апостольском призыве - ключ к пониманию многих загадок истории и наших сегодняшних недоумений.

Истоки "тайны беззакония" коренятся в седой древности. Ее отправной точкой являются события внешне мало значительные - в VIII и VII веках до Рождества Христова под ударами Ассирии и Вавилона пали маленькие ближневосточные царства - Израильское (в 727 году до Р. Х.) и Иудейское (в 606  году до Р. Х.).

Лишившись независимости и превратно истолковав священные книги, часть религиозных сект Израиля и Иудеи связали свои надежды на восстановление государственности с пришествием Мессии - царя Израильского, который соделает их господами мира. Считая себя народом, избpанным Богом якобы для господства, они ревниво оберегали свою национально-религиозную "исключительность". Закоснев в ожидании Мессии как политического и военного лидера, эти люди отвергли истинного Мессию - Иисуса Христа, пришедшего в мир с проповедью покаяния и любви. Особую ненависть вызывал у них тот факт, что, обличив заблуждения иудейских "законников" - книжников и фарисеев, Христос разрушил миф об их "богоизбранности", приобщив к Своему спасительному учению все окружающие народы. Обличая сатанинские истоки безмерной гордыни самозваных претендентов на мировое владычество, "Иисус сказал им... Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего" (Ин. 8: 42, 44).

Простить Ему этой правды "сионские мудрецы" не могли. Христос был оклеветан и по лжесвидетельству осужден на смерть. Но распятым Он оказался для богоборцев еще страшнее. Христианство стремительно завоевало мир, отодвигая мечту о господстве все дальше и дальше. Тогда христианской Церкви была объявлена война. Вести ее открыто христоненавистники не могли - не хватало сил. Их оружием в этой войне стали тайные общества и организации, скрывавшие за внешне благовидной деятельностью свою главную цель: низвергнуть христианство, разрушить национальные государства и подготовить таким образом "добровольное" объединение мира в рамках единой международной политической структуры под властью единого мирового правительства. Его глава и должен, по замыслу "архитекторов" этого "общемирового дома", воплотить в жизнь многовековую мечту о господстве над миром. Христиане назвали этого грядущего мирового диктатора антихристом.

Под какими только личинами не скрывались "предтечи антихриста" - строители "единого мирового сообщества", основатели экуменических движений, приверженцы "всеобщих мировых вероучений" и тому подобных богоборческих начинаний. Все шло в дело - еретические секты средневековья, псевдомонашеские ордена времен крестовых походов, литературные чтения и философские кружки эпохи Просвещения, научные ассоциации и масонские ложи нашего космического века с удивительным единодушием выполняли кропотливую работу по разрушению христианского мироощущения и национальной государственности.

Отпавший от благодати Божией католический Запад первым испытал на себе всю мощь этого натиска. "Vexilla regis prodeunt inferni" ("Знамена властителя ада продвигаются вперед"), - так писал в 1884 году  в своей энциклике папа римский Лев XIII, предупреждая западный мир об опасности. Ныне на наших глазах завершается один из последних актов этой грандиозной исторической драмы. Западный мир, хвастливо именующий себя "цивилизованным" и кичащийся многовековой христианской культурой, на деле являет собой жуткое зрелище тупого, животного равнодушия к вопросам истинно духовной жизни.

Стоило поднять "железный занавес", чтобы русский человек на собственном опыте убедился, каковы "блага цивилизации": беспредельный цинизм и разнузданное бесстыдство хваленого "свободного мира" сегодня очевидны для любого наблюдателя, сохранившего хоть малую толику нравственной чуткости. На развалинах некогда христианских государств с помощью бесчисленных международных банков, фондов, комитетов, совещаний и организаций лихорадочно возводится уродливая вавилонская башня "нового мирового порядка".

Ее строителям давно не давала покоя Россия. Длительное время именно Русская держава являлась тем "удерживающим" (вспомним слова апостола Павла!), само существование которого не позволяло осуществиться "тайне беззакония". Крепкая вера Руси и ее мощная православная государственность служили гарантиями того, что разрушительные социальные и религиозные движения не смогут достичь своих страшных целей. К XIX веку, тем не менее, влияние тайных международных богоборческих сил достигло такой величины, что на повестку дня был поставлен вопрос об уничтожении России.

"Когда самодержавная Россия останется последней цитаделью христианства, мы спустим с цепи pеволюционеpов-нигилистов и безбожников и вызовем сокрушительную социальную катастрофу, которая покажет всему миру во всем его ужасе абсолютный атеизм, как причину одичания и самого кровавого беспорядка... Тогда все бесчисленное множество разочарованных в христианстве, жаждущее в душе своей Божественного идеала, примет просвещение через всемирную проповедь чистейшего люциферианского (т. е. сатанинского - прим. авт.) учения, к тому времени уже открытую и всенародную". Похоже, "то время" уже настало: волны откровенного или наспех замаскированного сатанизма заливают русскую землю, губя и калеча человеческие души. А мы - все спим?

Неужели ошибки прошлого ничему не учат? Документ, содержащий вышеприведенные страшные строки, подписан 15 августа 1871 года Альбертом Пайком, духовным вождем международного масонства того времени. Обнародованный во Франции задолго до революции 1917 года, он был вскоре переведен на русский язык и опубликован в России, но... остался незамеченным. Уверенное в несокрушимой мощи российского государства, русское общество беспечно взирало на набиравший силу процесс "расцерковления" народного сознания.

Напрасно Православная Церковь взывала устами своих святых подвижников: "Западом и наказывал, и накажет нас Господь, а нам в толк не берется. Завязли в грязи западной по уши, и все хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим и сердцем не разумеем. Господи, помилуй нас!... Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня..." Слова эти принадлежат русскому подвижнику, епископу Феофану, затворнику Вышенскому. Не горько ли, что и сегодня звучат они как нельзя более современно?

К предостерегающему голосу пастырей Церкви присоединяли свои тревожные призывы и патриоты-государственники. В докладной записке Департамента полиции, датированной 10 февраля 1895 года, отмечается: "Ныне боевой аппарат масонства усовершенствован и формы грядущего натиска откристаллизовались. Испытанным боевым оружием масонства уже послужил экономический фактор - капитализм... Разжигание бессознательной ненависти в народной толще против всех и вся - таков второй и главный наступательный ход, выдвинутый ныне масонством в России. Этой мутной волной намечено потопить царя не только как Самодержца, но и как Помазанника Божия, а тем самым забрызгать грязью и последний нравственный устой народной души - Православного Бога... Пройдет всего каких-нибудь десять - двадцать лет, спохватятся, да будет поздно: революционный тлен уже всего коснется. Самые корни векового государственного уклада окажутся подточенными".

Катастрофа 1917 года и последовавшая за ней братоубийственная бойня иллюстрируют приведенные выше цитаты лучше всяких слов. Религиозный смысл этих исторических событий не вызывает сомнений. Стремились уничтожить Россию как Престол Божий, русский народ - как народ-богоносец. Символический смысл некоторых деяний "строителей светлого будущего" просто бросается в глаза.

В 1918 году при странных, таинственных обстоятельствах совершено зверское убийство царской семьи и их ближайших слуг. Зачем? Ведь никакой политической опасности царственные узники к тому времени уже не представляли - это ясно любому непредвзятому исследователю. Убивая Русского Православного Царя - символически убивали законную, христианскую, национальную власть. Убивая Наследника - убивали и будущее России. Убивая вместе с Августейшей Семьей их верных слуг - убивали всесословное общенародное единение, к которому так стремилась всегда русская жизнь.

В 1921 году русские архиереи взывали: "Народы Европы! Народы мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против ваших детей и внуков! Помогите изгнать культ убийства, грабежа и богохульства из России и всего мира". Напрасный труд - "цивилизованный мир" равнодушно взирал на русские муки.

Но Русская Церковь не сдавалась. В России она благословляла своих верных чад на подвиг исповедничества и мученичества перед лицом торжествующего зла. Из-за рубежа доносился обличительный глас ее архипастырей, окормлявших многомиллионное русское рассеяние.

"Наше смутное время весьма скудно пророками, но очень богато лжепророками, - предупреждал православный Собор Архиереев, собравшийся в 1932 году в Сербии. - Мир оскудел "духом Божиим", но очень богат "духом заблуждения".

Одним из самых вредных и поистине сатанинских лжеучений в истории человечества является масонство. Масонство есть тайная интернациональная мировая революционная организация борьбы с Богом, с Церковью, с национальной государственностью и особенно с государственностью христианскою...

Под знаком масонской звезды работают все темные силы, разрушающие национальные христианские государства. Масонская рука принимала участие и в разрушении России. Все принципы, все методы, которые применяют большевики для разрушения России, очень близки масонским. 15-летнее наблюдение над разрушением нашей Родины воочию показало всему миру, как поработители русского народа верны программе масонских лож по борьбе с Богом, с Церковью, с христианской нравственностью, с семьей, с христианским государством, с христианской культурой и со всем тем, что создало и возвеличило нашу Родину".

В 1891  году Достоевский предупреждал, что если допустить дело до богоборческой революции в России, то она обойдется стране в "сто миллионов голов".

В 1990 году еженедельник "Аргументы и факты" опубликовал статистические данные, согласно которым общие потери народонаселения России за период с 1917 по 1959 год составили 110,7 миллионов человек. Так явила себя миру тайна беззакония в России - во всем ужасе и безобразии своей дьявольской личины.

 

 

"ДА  НЕ  СМУЩАЕТСЯ  СЕРДЦЕ  ВАШЕ"...

Путь спасения

 

"Муж двоедушен неустроен во всех путех своих" (Иак. 1:8).

Св. апостол Иаков

 

ТАК, ЧТО ЖЕ мы на сегодня имеем? Разрушенное государство, над трупом которого вовсю пирует воронье "суверенных" князьков, растаскивая народное добро по своим "уделам". Плохо, но это еще полбеды. Налицо также гонения на Церковь, принявшие скрытые, а потому более изощренные формы. Убедившись в невозможности разрушить Церковь путем прямого насилия, богоборцы делают ставку на ее разложение изнутри путем незаметной "прививки" к апостольскому, святоотеческому вероучению Православия еретических воззрений и мудрований. Жутко глядеть, с каким упорством и остервенением пытаются лишить Церковь ее главной спасительной силы - Божественной Истины, содержащейся в церковных недрах во всей своей полноте и определенности.

"Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, - предупреждает нас Священное Писание. - Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство" (Мф. 24: 6, 7). Это пророчество - не о мировых войнах, как думают многие. В них участвовали многие народы и царства, здесь же говорится лишь о двух. Оно - о той последней страшной брани, которую поведет в последние времена народ божий - православные христиане, вписанные в Книгу Жизни и принадлежащие Царству Божию, против народа беззаконного - богоборцев и лжеучителей, предтеч антихристовых, участников и ревнителей "тайны беззакония", принадлежащих по духу своему царству тьмы и сатане, возглавителю этого царства. "Тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и  возненавидят  друг  друга;  и многие  лжепророки  восстанут, и  прельстят многих;  и, по  причине  умножения  беззакония, во многих  охладеет  любовь", - предупреждает Господь (Мф. 24: 10-12).

Возлюбленные! К нам обращены эти слова! Дабы мы, будучи предупреждены и подготовлены, не сломились бы, не возмалодушествовали и не соблазнились. Братья и сестры! Все, кому дорога Святая Русь, кто ревнует о христианском подвиге деpжавного стpоительства! Паки и паки пpизываю вас - услышьте огненный глагол святого первоверховного апостола Петра: "Вы - род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет" (I Пет. 2: 9). Достойны ли мы ныне этого избрания? Если же нет, то что сделать, дабы вернуть себе утраченное достоинство? Как остановить "шествие Разрушителя"?

Во-первых, осознать и увидеть путь личного спасения, личного противостояния злу. Основание лествицы, возводящей человека от суеты и лжи мира сего к радости и упокоению осмысленного, прочувствованного Богослужения - всей жизнью своей, всеми делами своими, - основание этой священной лествицы установлено Богом внутри человека, в сердце нашем. Каждый из нас должен озаботиться созиданием в душе своей невидимого храма. Сумеем выстроить его - и на престоле этого храма воссядет Господь в силе и славе Своей. "Христос, введенный в сердце верою, воцаряется в нем миром и радостью", - гласит святоотеческая мудрость.

Во-вторых, привести в соответствие с истинами веры свою обыденную, повседневную жизнь. В ней прежде всего должен проявиться тот дух соборного служения, не стяжав которого, не сдвинуть с места дело возрождения Руси. Здесь - место подвига ревностных пастырей и благочестивых мирян, которые должны возродить жизнь православных приходов, общин, братств как жизнь духовных организмов, живущих, по слову Церкви, "едиными усты и единым сердцем". Дело это могут совершить не герои и "сверхчеловеки", видные отовсюду, а смиренные грешники, ищущие на жизненном пути не славы, но спасения собственной души.

В-третьих, необходимо воцерковление всех областей народной жизни - общественной и государственной так же, как личной и семейной. Нужно лишь помнить, что достигнуть этого невозможно никаким внешним воздействием. Нельзя учредить Святую Русь ни указом, ни постановлением, ни на конференции, ни на съезде. Ее можно только вымолить - с покаянием и смирением.

Более двух с половиной тысячелетий назад святой пророк Исайя обличал своих соотечественников: "Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня... Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло... Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем; поля ваши в ваших глазах съедают чужие..." (Ис. 1: 2, 5,7). Не пора ли и нам прислушаться к богодухновенным словам, "примерить" их на себя? Господь воспитал и возвысил Россию благодатью Своей, хранил ее, пока предки наши хранили верность Православию и соблюдали чистоту исповедания. Возмущение против этих исконных начал народной жизни стало отправной точкой на пути к катастрофе семнадцатого года. Это очевидно - так почему же мы до сих пор упорствуем в равнодушии, спим, вместо того, чтобы поспешить с покаянным признанием собственной вины и приложить все старания к исправлению? Исчахло русское сердце, лишившись потоков благодати Божией, напоявших его, покуда жили в нем благочестие и страх Божий. Русские земли опустошены, как после вражеского нашествия. Города наши, ставшие рассадниками растления физического и нравственного, горят в смрадном пламени порока. Чужие голоса поучают нас по радио. Чужие лица врываются в наши дома с экранов телевизоров. Во что нас надо бить еще, чтобы мы поняли, осознали наконец гибельное свое положение? Чтобы мы обратили взоры свои на небо, к Тому, Кто сказал: "Призови Меня в день скорби твоей, и избавлю тебя..." (Пс. 49: 15).

И сбудутся тогда на нас иные пророчества: "На малое время Я оставил тебя, но с великою милостью восприму тебя. В жару гнева Я сокрыл от тебя лице Мое на время, но вечною милостью помилую тебя, говорит Искупитель твой, Господь" (Ис. 54: 7-8). Да будет так!

Восстанем же, братия! Будем бдительны. Облечемся в святую ревность, отринем уныние и робость. Приведем свою жизнь в соответствие со спасительным вероучением Православной Церкви. Се, ныне Господь призывает нас поработать на ниве Своей, да не услышим осуждающий глас Его: "Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих... Итак, будь ревностен и покайся" (Апок. 3: 15-16,19).

Покаемся же в нерадении своем и поревнуем святому делу Божию - возрождению Дома Пресвятой Богородицы, Православной России.

Сие и буди, буди! Аминь.

 

ДЕРЖАВНОЕ  СТРОИТЕЛЬСТВО

 

ДЕРЖАВНОЕ строительство есть подвиг. В первоначальном, духовном смысле этого слова - "подвиг" - оно означает движение по пути нравственного самосовершенствования, неутолимое стремление к святости. Народ, идущий таким путем, воплощает в государственной и общественной жизни свои нравственные идеалы. Поэтому державное строительство невозможно без опоры на его религиозные святыни.

В последнее время стало модным представлять христианство в виде этакого расплывчатого и бесформенного мировоззрения, безвольно смиряющегося со всем происходящим вокруг. Сказано-де: "Любите врагов своих", "не противьтесь злому", - а посему христианин должен вроде бы безмолвно мириться с любым беззаконием и святотатством.

Подобные утверждения есть сознательная и злонамеренная ложь, распространяемая врагами Христа, Православной Церкви и нашего Отечества. Клеветой на христианство, искажениями церковного вероучения пытаются задержать процесс русского духовного возрождения, обретения народом своих исконных святынь, беззаветное служение которым на протяжении многих веков составляло цель и смысл бытия Руси. В этом (первостепенной важности!) вопросе духовной жизни народа совершен подлог, дьявольски хитрая подтасовка понятий, губительное извращение евангельского учения.

Да, христианство есть несомненно религия мира и любви, а не вражды и ненависти. Да, главнейшая заповедь христианства - это заповедь о любви, любви к Богу как к средоточию всяческого добра и блага: милосердия и долготерпения, красоты, гармонии, справедливости. Но именно потому совершенно естественно, что все, идущее вразрез с этой заповедью, все, мешающее христианину исполнять ее, должно быть ему ненавистно. И это - единственно святая ненависть: ко злу, ко греху, к страстям человеческим, к сатанинскому беззаконию. Со всем этим христианин должен быть абсолютно непримирим.

"Живи в мире с врагами, но со своими врагами, а не с врагами Божиими", - поучает нас великий столп Православия святой Иоанн Златоуст. "Не противься злому", - говорит Слово Божие, то есть: не ропщи, благодарно принимай все те личные скорби, болезни и искушения, которые будет угодно Господу послать тебе. Но такой призыв вовсе не означает потакания преступному равнодушию - равнодушию к судьбе Отчизны,терзаемой в тяжкий час злодеями и святотатцами. Мир со злом недопустим, и именно это имел в виду Спаситель, говоря: "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч..." (Мф. 10: 34).

Этот духовный меч, который крепко держала в руках Церковь Русская в течение тысячи лет, и ныне безмерно страшен ее врагам - предтечам и слугам грядущего антихриста. Церковь земная, по определению святых отцов, есть Церковь воинствующая, а поприще нашей земной жизни - место брани и подвига. Любовь не должна быть безрассудна. Она - любя - не растворяется с теми, кого покрывает. Не может любовь принудить человека объединиться с погибельным заблуждением. Истинная любовь беспрестанно сражается, защищая тех, кто доверился ей, от зла, часто скрывающего свое истинное обличие под маской ложного благообразия. Мнимо-христианская "любовь" и ложно понимаемое "всепрощение" - мир со всеми подряд, без разбора - нужны только тем, кто сегодня с бешеной энергией и напористостью готовит всемирное "объединение" и "примирение" под сенью "нового мирового порядка" - политической ширмы, за которой скрывается дьявольский оскал жесточайшей антихристианской диктатуры.

Долгие столетия Русская Державность была той силой, которая препятствовала осуществлению дьявольских замыслов. Ныне - при нашем попустительстве - она почти разрушена. Восстановление ее есть для России вопрос жизни или смерти. Судьба России может определить и судьбу мира, а потому вопрос державного строительства на Руси приобретает вселенское звучание. Готовы ли мы к его разрешению?

 

МНЕ УЖЕ ПРИХОДИЛОСЬ писать, что державность - это государственное самосознание народа, добровольно принявшего на себя церковное послушание "удерживающего", то есть готового стоять насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла. Само понятие о таком служении - удерживать мир от смуты и хаоса, вводя в его жизнь высший нравственный элемент, одухотворяя и просветляя землю любовью и праведностью, - имеет церковное происхождение. Его ввел в обиход первоверховный апостол Павел во втором своем послании к христианской общине Фессалоник (города на побережье Эгейского моря) в 52 году по Рождестве Христовом.

Державность предполагает государственное воплощение этого религиозно-нравственного идеала, построение общества, признающего своей целью не только земное, плотское преуспеяние граждан, но создание наилучших условий для спасения души, для творения добра и пресечения зла.

Любое общество, желающее избегнуть кровавой смуты, должно опираться на закон. Человеческая совесть требует от закона справедливости: наказывать зло и утверждать добро. Но насколько несовершенны люди, подверженные греховности, нравственному растлению, страстности, настолько несовершенны и законы, которые они пытаются утверждать. Единственно праведный, спасительный для всякой души закон был дан человеку Самим Богом, и закон этот - Закон Божий, закон совершенной праведности и абсолютной нравственности. В максимально возможной полноте и определенности он содержится в церковном вероучении. Именно Закон Божий должен быть положен в основу человеческого общежития с тем, чтобы оно приобрело державные черты.

Церковь всегда была источником державного духа. Лишь церковное вероучение, содержащее многотысячелетний опыт борьбы со злом (как в душе отдельного человека, так и в области общественной, государственной), обладает необходимой духовной энергией для правильной и успешной организации этой борьбы. Сей драгоценный опыт добыт сотнями поколений святых подвижников, обильно орошен потом их благочестивых трудов, молитвенными слезами бесчисленных искателей правды Царствия Небесного, кровью христолюбивых воинов, положивших души свои, по заповеди Божией, "за други своя". Не пользоваться этим опытом теперь, когда его забвение привело Державу на край гибели, - безнравственно и преступно.

К СОЖАЛЕНИЮ, современные понятия о путях возрождения России отличаются крайней запутанностью и противоречивостью. Похоже, мы никак не можем решить, чего же хотим достичь? Что будем возрождать? Какими средствами будем пользоваться?

Россия... Святая Русь... Дом Пресвятой Богородицы... Что стоит за этими именами? Не разобравшись в том, каково действительное, непридуманное содержание тысячелетней русской истории, в том, чем была Русь в собственных глазах и пред лицем Божиим, - не устраним и нынешний пагубный разброд в среде русских патриотов.

Россия есть государство народа русского, которому Господь вверил жертвенное, исповедническое служение народа-богоносца, народа - хранителя и защитника святынь веры. Эти святыни есть религиозно-нравственные начала, позволяющие строить жизнь личную, семейную, общественную и государственную так, чтобы воспрепятствовать действию зла и дать наибольший простор силам добра. Именно таким было исторически сложившееся самовоззрение россиян. Это - основа основ русского самосознания в том виде, в котором сформировали его десять веков отечественной истории. Оно столетиями лежало в основании государственной политики Русской державы. "Русская история поражает необыкновенной сознательностью и логическим ходом явлений", - писал К. С. Аксаков более 130 лет назад. В угоду сегодняшним идеологическим штампам мы часто забываем об этой осознанности, невольно возводя хулу на своих предков, подверстывая их высокую духовность под наше нынешнее убожество.

Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несгибаемый державный дух русского патриотизма? - Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным - без лести, мужественным - без жестокости, щедрым - без расточительства, стойким - без фанатизма, сильным - без гордости, милосердным - без тщеславия, ревностным - без гнева и злобы? - Церковь Православная!

Разве это католические прелаты набатом поднимали новгородское ополчение на брань с псами-рыцарями и подавали последнее духовное напутствие дружинникам святого благоверного князя Александра Невского на залитом кровью льду Чудского озера? Разве это протестантские пасторы вдохновляли святую ревность донского героя, великого князя Димитрия на поле Куликовом, где страшная сеча с татарами решала: быть или не быть Святой Руси?

Разве это мусульманские муллы удержали нашу Отчизну от распада в лютую годину Смуты, подвигнув Козьму Минина и Димитрия Пожарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения на борьбу до победы? Разве это иудейские pаввины с кpестом в pуках, под свист японской "шимозы" поднимали в атаку преданные, смертельно уставшие роты под Мукденом и Порт-Артуром, спасая русскую честь от позора?

Разве это кришнаиты и буддисты на протяжении тысячи лет ежедневно, сосредоточенно, неспешно и благоговейно возносили ко Господу молитвы о "богохранимой" земле Русской, "властех и воинстве ея", отдельным молитвенным чинопоследованием поминая "вождей и воинов, за Веру и Отечество живот свой на поле брани положивших"? Многие ли из вас смогут вспомнить сегодня хоть один случай, когда иноверцы и инославные - будь то католики или иудеи - в трудный для России час делом доказали ей свою верность, до конца разделив ее неласковую судьбу? Зато противоположных примеров в русской истории - сколько угодно!

Горько, ох как горько писать эти слова: славная история Отечества нашего искажена и забыта, ее духовный смысл извращен и оболган! Очнитесь, русские люди! Неужели вы не чувствуете, как подло, цинично и жестоко обманывают вас, лишая Родины и Веры - державной опоры в борьбе с внешним злом и небесной врачевательницы внутренних недугов душевных?

Братия и сестры, вспомните - ведь это блаженный митрополит Кирилл, духовный наставник и сотрудник Александра Невского, рука об руку с князем отстаивал родную землю одновременно от Востока и Запада, от татарских орд и орд крестоносцев.

Это святой преподобный Сергий, игумен Радонежский, благословил Димитрия Донского на Куликовскую битву, предрек князю победу и - в нарушение всех обычаев и правил, как зримый образ участия Церкви Русской в борьбе за свободу Родины - дал ему двух иноков-воителей, Пересвета и Ослябю, павших в сече на донских полях рядом с бесчисленными безымянными русскими ратниками, шедшими на смерть за Веру и Отечество, защищая Святую Русь от господства "поганых".

Это священномученик патриарх Гермоген - седой, немощный, умирающий от голода в польском застенке старик - своим властным архипастырским призывом поднял с колен погибающую от склок и междоусобиц страну, устыдил малодушных, ободрил растерянных, совокупил воедино всех, жаждущих вызволить Русскую землю из иноземного, иноверческого плена.

Это святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, всероссийский молитвенник и чудотворец, грозный обличитель "либералов" и "демократов", до последнего своего вздоха не умолкал, предупреждая народ русский о губительности равнодушия к вере, о пагубных последствиях этой духовной заразы равно для жизни церковной и государственной.

Церковная основа русского бытия сокрыта в самом сердце России, в самых глубоких корнях народного мироощущения. Говорю об этом столь подробно, дабы стало ясно: то, что хотят "возродить" люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть Россия. Вполне допуская их личную благонамеренность и честность, надо все же ясно понимать - такой путь ведет в тупик. Лишенное религиозно-нравственных опор, национальное самосознание либо рухнет под напором космополитической нечисти, либо выродится в неоправданную национальную спесь. И то и другое для России - гибель. Не видеть этой опасности может лишь слепой.

"Патриоты", клянущиеся в любви к России-матушке и одновременно отвергающие Православие, - любят какую-то другую страну, которую они сами себе выдумали. "Патриотическая" печать, призывающая к русскому возрождению и одновременно рекламирующая на своих страницах "целителей" и экстрасенсов, астрологов и колдунов, оставляет впечатление отсутствия простейшего национального чутья.

В этой ситуации все мы похожи на человека, который разрушает левой рукой то, что с великим трудом созидает правой. Лишь признание той очевидной истины, что вопросы русского возрождения - это вопросы религиозные, позволит нам вернуться на столбовую дорогу державной российской государственности. Здесь - ключ к решению всех наших проблем.

 

ИТАК, КАКОВ ЖЕ ХРИСТИАНСКИЙ путь державного строительства? В суете и смуте современного общественно-политического хаоса он уже едва различим. Бесценным подспорьем в его обретении может стать история Отечества, дающая благонамеренному, внимательному и непредвзятому наблюдателю богатейший материал для ответа на поставленный перед нами самой жизнью вопрос.

Русский быт на протяжении многих столетий характеризуется сильнейшей тягой к воплощению во всем своем реальном многообразии религиозно-нравственного идеала. Здесь - корни русской державности, понимающей государственную мощь и общественную гармонию не как самоцель, но как дарованное Богом средство к удержанию народного бытия в состоянии евангельской непорочности. Цель этого всенародного единения в духе церковного миропонимания - сохранить чистоту веры, удержать ее спасительную истину. Жизнь, конечно, вносила свои поправки, идеал (как и положено идеалу) оставался недостижимым, но тысячелетний опыт наших державных предков, открывающий путь приближения к нему, сегодня актуален и злободневен как никогда. Вот лишь некоторые крупицы этого ценнейшего опыта.

 

1. Единство политики и нравственности

ВЛАСТЬ НА РУСИ всегда осознавалась не как предмет тщеславных вожделений, награда самым наглым, хитрым и беспринципным бойцам политического ринга, не как бездонная кормушка для чиновников и бюрократов, но как религиозное служение заповедям справедливости и добра, как "Божие тягло". "Гордости не имейте в сердце своем и в уме, - писал в 1117 году великий князь Владимир Мономах, поучая княжичей, как надо относиться к власти, - смертные все, сегодня живы, а завтра в гробу, все, что имеем, Ты, Господи, дал. Не наше, но Твое поручил нам еси на мало дней". Эта мысль, что князь (царь, любой "власть имеющий") лишь распорядитель власти, данной Богом, и ответчик перед Ним за врученную его попечению страну и людей - лежала в основе самовоззрения всякой законной власти на Руси.

Такое ее осмысление невозможно в рамках атеистического, рационального, материалистического мировоззрения. К нему не способны люди, ставящие во главу угла вещественные, материальные интересы быта и низшие потребности человеческого естества, отвергая христианскую духовность.

 

2. Единство народа и власти

РУССКАЯ ИСТОРИЯ учит, что общество, желающее сохранить в себе державные черты, должно признавать - верховная власть в стране принадлежит не партии какой-нибудь, не организации или сословию и даже не народу в целом: она принадлежит основополагающим принципам нравственности. "Не лги!", "Не воруй!", "Не блуди!", "Не скупись!", "Не завидуй!", "Не злобься!", "Не гордись!" - вот что должно определять нашу жизнь. Это хорошо понимали русские люди уже много веков назад. "Кому уподоблю великого сего князя Димитрия Ивановича, - вопрошает автор жития св. Димитрия Донского, современник князя. - Ты чистоту соблюл, и будучи рабом Божиим, Божий (врученный Господом - прим. авт.) престол соблюл, явившись державным господином земли Русьской". Эта нравственная чистота, это обоюдное - со стороны народа и власти - признание над собой верховенства Закона Божия есть основа их единения не за страх, а за совесть: в горе и в радости, в блеске величия и пред лицом исторических испытаний и потрясений.

Конституцией Православной России всегда были Заповеди Божии. В евангельских заповедях Сам Господь Бог явил людям Свою святую волю, и потому-то иного источника власти христианство не признает впредь. Именно эту власть воплощал в своем лице Помазанник Божий - Русский Царь. Вот отчего тяготела всегда российская государственность к Самодержавной форме устроения. Русское Самодержавие - система не столько политическая, сколько религиозная, свидетельствующая о высоте нравственных воззрений народа на природу и цель власти.

При таком воззрении место самого народа в государственном и общественном организме Русской державы было всегда гораздо более ответственным и почетным, нежели то, которое предлагают ему иные льстивые радетели "народовластия". В своей собоpной полноте он являлся живым хранителем святынь религиозной нравственности в их жизненно-практической, бытовой, повседневной определенности. И такое служение народ не прекращал никогда. Потому-то и сегодня, несмотря на дьявольские усилия по растлению России, жива еще русская душа и есть прочная основа для возрождения страны.

Препятствием на таком пути (как бы это ни казалось странным нынешнему общественному мнению) является прежде всего миф о "народовластии". Этот принцип на деле неосуществим. Ответьте мне, русские люди, положа руку на сердце: кто из вас чувствует себя сегодня "власть имеющим"? Лозунг народовластия - всего лишь лукавая приманка для доверчивых, ширма, за которой обделывают свои мрачные делишки политиканы, без чести и совести грабящие народ "от имени народа". Так что давайте скажем честно - никому народ своей власти не препоручал по той простой причине, что власти этой у него никогда не было.

В России во все века Церковь была заинтересована в сильной, здоровой и ответственной власти. Не из подобострастия, конечно, а потому, что такая власть - это мир вместо гражданских конфликтов и войн, это возможность воспитать из русских детей достойных граждан, а не безродных рвачей и беспамятных себялюбцев, это возможность научить русских девушек быть верными женами и любящими матерями, а не размалеванными блудницами, это возможность спокойно и внятно объяснить людям, что смысл жизни - в спасении души, то есть в творении добра и правды, а вовсе не в бешеной гонке за деньгами и славой.

Такая власть всегда укрепляла на Руси свое единство с народом бережным отношением к его святыням. Потому-то их взаимоотношения даже в худшие времена быстро теряли характер конфликта, недоверия и отчуждения, без лишнего труда становясь отношениями сослужения, соработничества на ниве Божией, угождения Господу в делах правды и благочестия.

При этом - не верьте антицерковным истерикам "плюралистов от нравственности" - никаких претензий на роль самостоятельного политического лидера у Церкви не было и нет. Привидеться такое может лишь в горячечном бреду патологической русофобии - этой врожденной болезни нынешних "хозяев жизни". Не может быть и речи ни о какой принудительной "христианизации" - Господь ждет от каждого человека свободного и осознанного выбора.

Мы прекрасно понимаем, что та духовная отрава, которой долгие годы потчуют народ, не могла не повлиять на духовную атмосферу в обществе. Будем смотреть правде в глаза: оно деморализовано и растеряно, значительная часть людей потеряла всякое представление о здоровом религиозном опыте, лежащем в основе искреннего благочестия. Атеизм, религиозный индифферентизм, увлечение ложной духовностью оккультизма, ереси и секты пустили в нашем сознании свои ядовитые корни.

Но для Русской Церкви в этой ситуации нет ничего неожиданного и непоправимого. Она для того и оставлена Спасителем на земле, чтобы врачевать духовные недуги и язвы своего народа. Как и сто, и тысячу лет назад, Церковь продолжает свое высокое служение: спасает человеческие души, свидетельствуя миру о Божественной Истине.

"Душа каждого человека - от рождения христианка", - говорили Святые Отцы. Здоровые нравственные понятия любого из нас неизбежно тяготеют к евангельскому идеалу. Воцерковление же дает точку опоры этому природному тяготению, сообщает нравственным понятиям стройность, полноту и определенность.

На попечительном, отеческом отношении Церкви и духовно-нравственной стороне государственной и общественной жизни веками основывалась "симфония властей" - светской и духовной. Эта симфония есть такое их взаимное отношение, когда каждая несет полноту ответственности в своей области, в то же время взаимно поддерживая, дополняя и обогащая друг друга. К этому идеалу не может не стремиться Церковь, ибо в нем воплощен многотысячелетний опыт христианской национальной государственности - человеколюбивой и сострадательной, в отличие от той беспощадной системы, которую в России ныне пытаются прикрыть фиговым листком "демократии".

 

3. Межнациональное единство

НЫНЕШНЕЕ плачевное состояние межнациональных отношений неестественно. Оно - плод бессовестной политической игры, где насущные нужды народов - лишь повод для разжигания ненависти, а крики "радетелей о национальных интересах" скрывают непомерное властолюбие и ничтожность продажной души.

Православная Церковь всегда учила безоговорочному и всеобщему приоритету нравственных критериев оценки над любыми иными, в том числе и национальными. Россия имеет громадный опыт мирного сосуществования многих народов. В основе этого опыта - уникальное качество русской души, ее "всечеловечность", о которой хорошо сказал еще Достоевский. Любая национально мыслящая русская власть, раскрепостив народную стихию от бесчисленных пут "реформаторов" и "перестройщиков", сможет, опираясь на это врожденное уважение русских людей к чужой самобытности, подобрать взаимоприемлемые формы сожительства разных народов в рамках единой и неделимой России.

 

4. Средства державного строительства

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ, столь богатая общественными катаклизмами, выработала наилучшее, опытом проверенное оружие борьбы со Смутой. Это - Соборы, церковные и земские, не раз становившиеся отправной точкой восстановления порядка на русской земле. Нужно лишь помнить, что Собор - не конгресс и не съезд, где сошедшиеся "народные избранники", преисполненные сознанием собственной значимости, принимают очередные "исторические решения".

Собор есть прежде всего религиозный, символический, духовный акт, возвращающий народу, власти и Церкви утраченное в смуте единство, примиряющий их между собой и с Богом, подтверждающий восстановление Закона Божиего как державной основы русской государственности. На эту основу опираются все практические деяния Собора. "Вниде страх в душу мою, - писал Иоанн Грозный, свидетельствуя о своих религиозных переживаниях, подсказавших ему идею первого Земского Собора, - и трепет в кости моя, и смирися дух мой, и умилихся и познах своя согрешения". Осознанное покаяние в грехах забвения заповедей Божиих - вот духовный фундамент, позволяющий соделать Собор дееспособным орудием державного строительства.

Не будет покаяния - не будет и Собора. Сколько ни произноси слово "мед" - во рту сладко не станет. Сколько ни называй именем Собора безблагодатные политизированные собрания - ничего не выйдет. Слова мои - не упрек тем, кто, по мере сил и понимания, стремится к созыву Собора, но отеческое, благожелательное предупреждение: не обманывайтесь! История знает даже Вселенский Собор, объявленный впоследствии "разбойничьим". Бог поругаем не бывает - лишь в Духе Святом возможно действительно соборное объединение!...

 

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ. Всем, кто любит Россию, а не плод собственной фантазии, пора прекратить поиск "современной русской идеологии", искусственное конструирование идеологических и мировоззренческих систем "для русского народа". Русская идея существует в неизменной своей нравственной высоте и притягательности уже многие столетия. Она, по милости Божией, пережила века, смуты и войны, революции и "перестройки" и не нуждается ни в замене, ни в поправках, ибо имеет в своем основании абсолютную праведность Закона Божиего и Его святых заповедей.

Эта благодатная опора русской жизни: личной и общественной, семейной и государственной - сегодня ничуть не менее прочна, чем во времена св. Димитрия Донского или патриарха Гермогена. Нужно лишь духовно "вернуться" в настоящую, непридуманную, историческую Россию, опереться на незыблемое основание православного мировоззрения - и будет найдена точка опоры, позволяющая очистить нашу сегодняшнюю жизнь от бесовщины и нечисти богоборчества и русоненавистничества.

Громогласные стоны: "Россия гибнет!", "Пропала Святая Русь!" и им подобные есть свидетельство или духовной слепоты, слабости, неверия и уныния, или злонамеренного желания посеять в среде русских людей панику. Знайте все: Русь идет своим исповедническим, мученическим, жертвенным путем, предначертанным ей всемогущим Промыслом Божиим. От нашего произволения  зависит, станет ли сегодня этот путь дорогой к преображению России и русскому Воскресению или приведет к мрачной пропасти духовной и физической погибели.

То, что Русь до сей поры не взорвалась грандиозным кровавым бунтом в ответ на все оскорбления и издевательства, свидетельствует о великой, нетронутой силе ее народа и дает твердую надежду на возрождение. Вспомним Пушкина: "Народ безмолвствует". Почему? Он - может, и неосознанно пока - безмолвствует, ожидая: да свершится на нем воля Божия, всеблагая и всесовершенная.

Непрестанно свидетельствует об этом произволении Божием Святая Церковь Православная, взывая в слух народа русского словами Священного Писания: "Итак, люби Господа, Бога твоего, и соблюдай, что повелено Им соблюдать, и постановления Его и законы Его и заповеди Его во все дни... Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не уклонились и не стали служить иным богам и не поклонились им; и тогда воспламенится гнев Господа на вас... Положите сии слова Мои в сердце ваше и в душу вашу... и учите им сыновей своих, говоря о них... Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа, Бога вашего... а проклятие, если не послушаете заповедей Господа, Бога вашего, и уклонитесь от пути... и пойдете вслед богов иных..." (Втор. 11: 1, 16-19, 26-28).

Изберем же благословение, люди русские, - да будет и впредь Святая Русь неодолимым препятствием на пути темных сил, Домом Пресвятой Богородицы, на страх врагам Христовым, слугам антихристовым! Аминь.

 

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ

 

ИСТОРИЯ УЧИТ, что времена общественных нестроений и смут особенно четко и ясно обнажают состояние народной души. Смута - отсутствие общепризнанных авторитетов и силовых механизмов контроля над общественным сознанием - дает полный простор для выявления истинных и ложных ценностей. Наносное и пришлое спадает, как шелуха, и сквозь хаос и разноголосицу мятущегося, обезумевшего времени проступают черты бессмертной народной души в ее неизменном стремлении к Небу, к покою и счастью религиозно осмысленного, Богоугодного жития.

Смута есть искушение, посылаемое соборной душе народа как дар, как мученический венец, дабы предоставить ему возможность явить силу своей веры, верность родным святыням и крепость духа перед лицом соблазнов и поношений, скорбей и недоумений, злобных нападок и разрушительной ненависти. Взгляните на русскую историю: в течение шести столетий после крещения Руси, ставшего отправной точкой в жизни державы, русский народ мужал и креп под сенью Креста Христова, под отеческим, пастырским надзором церковным. Шестьсот лет восходил он "от силы в силу", преодолев родовые распри, княжеские междоусобицы, католическую агрессию на западе и татарское нашествие на востоке, осознав свое великое служение хранителя Истины, приведя в соответствие с ней все стороны народной жизни. И лишь после всего этого, достигнув в меру высокой христианской духовности, сподобилась Русь подвергнуться огненному искушению Смуты начала XVII века.

Тогда русские люди выдержали это испытание с честью. Обновленная Россия вышла из пламени Смуты окрепшей, закаленной и очищенной. Столь прочной оказалась эта закалка, что силам зла, ополчившимся на нашу страну, потребовалось более трехсот лет непрерывной кропотливой работы для того, чтобы повторно ввергнуть Русь в кровавый водоворот социальной катастрофы. И вот сегодня мы вновь стоим перед вопросом: как быть? Каким путем идти дальше? Где искать смысл нашего бытия?

Вопросы эти - важности первостепенной, ибо то, что происходит ныне на русской земле, - не ошибка "верхов" и не случайность. Это - яростный порыв бесовщины уничтожить Святую Русь в самых источниках ее, в душах людей русских. Это - дьявольские дела, попытка сатаны и приспешников его упразднить  дело Христово, дело спасения человечества от тьмы страстей и рабства греху.

Так что же - будем ли мы медлить и далее, искушая долготерпение Божие, ожидая, когда исполнится чаша гнева Его, уготованная нам, маловерным и малодушным, променявшим  свое духовное первородство на чечевичную похлебку из заграничных тряпок с яркими этикетками, пепси-колы, жвачки и "гуманитарной помощи"? Или - одумаемся, наконец, очнемся от дурмана и забытья "цивилизованной" жизни, взглянем на наше бытие трезвенным и непредвзятым оком?

Тогда безрадостная картина откроется нашему взору. В русской жизни - куда ни глянь - развалины да руины, следы "цивилизаторской" деятельности приверженцев "общечеловеческих ценностей". Кажется, разрушено все, что вообще можно разрушить. Причем, особенно яростному натиску подверглась  область религиозного национального самосознания, христианского мировоззрения и мироощущения народа. Губители знали, что именно здесь сосредоточен главный жизненный нерв русского бытия, отсюда, от родных святынь черпает народ волю к жизни, силу противостояния злу. Потому-то столь изощренно и настойчиво пытались - силой ли или обманом - заглушить, затоптать этот церковный источник живой воды. Ибо народ, ослепленный блеском заманчивых, неосуществимых лозунгов, лишенный ясного понимания смысла существования, разучившийся отличать добро от зла, друзей от врагов, становится беспомощным и легко управляемым, сколь бы сильным и многочисленным он ни был.

Злоумышленникам-богоборцам многое удалось. Глядя из сегодняшнего нашего униженного положения на путь, пройденный Россией за десять столетий своего существования, может действительно показаться, что отечественная история "не удалась". Что тысячелетнее стремление народа воплотить в своей жизни православные идеалы праведности и благочестия оказалось невыполнимым. Что у русского человека не хватило сил, терпения, настойчивости, бдительности и самоотверженности для выполнения этой грандиозной задачи. Но так ли это?

Нынче, кажется, разочарованы все.

Разочарованы коммунисты. (Я говорю о тех рядовых "партийцах", которые искренне верили лукавым обещаниям вождей построить на земле интернациональный рай и безропотно трудились над построением вавилонской башни "светлого будущего". О вождях не говорю - они-то как раз причин для разочарования не имеют). Всемирная победа марксизма не состоялась. Зато тем, кто не утерял нравственного чутья, открылась вся бездна коварства, жестокости и бесстыдной лжи, скрывавшаяся в глубинах "единственно верного учения".

Разочарована либеральная интеллигенция. Долгожданное торжество демократии оказалось на поверку дешевым трюком, с неподражаемым цинизмом проделанным мастерами политической акробатики на глазах остолбеневшей от неожиданности публики. "Общечеловеческие ценности" безрелигиозного гуманизма потускнели и пожухли, потеряв в глазах обманутых и голодных интеллектуалов свой былой привлекательный блеск.

Разочарованы патриоты-"государственники", честные чиновники, администраторы и управленцы. Крупнейшее государство мира разрушено, по ветру пущены усилия и труд миллионов людей, нескольких поколений, вынесших на своих плечах чудовищную тяжесть большевистских экспериментов, голода, холода, повальных репрессий, самой страшной в истории человечества войны. Экономика повержена, армия деморализована, власть утеряла всякий авторитет. И это - цена вхождения в "мировое сообщество"? Не дороговато ли?

Разочарованы ревнители русской национальной идеи. Понеся неисчислимые жертвы, пережив несказанные страдания, выказав невероятную стойкость и мужество, русский народ оказался на грани вымирания. Численность русского населения сокращается. Наpодное тело оказалось pассеченным нелепыми гpаницами. Отколовшиеся "государства"-новоделы, крикливые и скандальные, бесцеремонно вытесняют русских на положение людей второго сорта. В средствах массовой информации свирепствует русофобия. Нелепо и дико, но... русские оказались никому не нужны в своей собственной стране.

Разочарованы, наконец, широкие народные массы. Не понимая еще до конца, в чем дело, где корень зла, люди тем не менее чувствуют неладное, понимают, что их опять обманули. Демократической трескотни все больше и больше, но живется день ото дня все хуже и хуже. Это заставляет задуматься даже самых доверчивых. В недрах народного сознания зреет мучительный вопрос: где же правда? Где справедливость? Кто виноват в разорении страны?

Самое страшное - то, что разочарование это беспросветно. Недовольны все, а как выбираться - неизвестно. Так в болотной трясине: завяз - не вздумай дергаться, только хуже будет. И вязнут в беспросветной сегодняшней мути благие порывы и благородные стремления...

Кто же объединит исстрадавшихся, обезверившихся людей, даст им силы жить в этом безумном, жестоком мире, укажет смысл бытия, убедит, что понесенные жертвы и страдания - не напрасны? Сегодня - как и сто, и тысячу лет назад, есть лишь одна сила, способная взять на себя решение этой тяжелейшей задачи.

Сила эта - Православная Церковь Христова.

"Объединить" - не значит командовать. Настоящее, жизнеспособное, внутренне прочное объединение происходит не внешним, "организационным" путем, не под давлением силы или выгоды. Оно происходит только на основании общего мировоззрения и миропонимания, общего толкования понятий добра и зла, того, что "можно" и что "нельзя", что допустимо в общественной, личной, семейной и государственной жизни, а что - нет. Народ, спаянный единством мироощущения, живущий "единым сердцем", - неодолим.

Так вот, Церковь может - и станет - опорой возрождающейся России, духовной основой объединения русского народа потому, что именно она наиболее полно, ясно и обоснованно выражает религиозное, нравственное, моральное, этическое и правовое мироощущение простого, душевно здравого русского человека, его понятия о справедливости и благе, добре и зле, чести и совести.

Присмотритесь повнимательнее: подавляющая часть тех, кто считает себя "нецерковным" и даже неверующим, на деле мыслит и чувствует в большинстве случаев вполне "православно". И это неудивительно - семена добродетелей милосердный Господь всеял в сердца всех людей без исключения. Церковь, как заботливый садовник, лишь следит, чтобы их драгоценные всходы не были заглушены тернием пороков и страстей. Другое дело, что духовное совершенствование невозможно без благодатной помощи Божией. Настоящее, искреннее воцерковление человека немыслимо без личного религиозного опыта, без осознания догматических и канонических церковных истин.

Но и это, по милости Божией, - дело наживное. И к этому - пусть не сразу - мы тоже придем, по мере того, как выявят свою несостоятельность, несоотносимость с русской действительностью все те силы, что исключают опору на Православие из своих программ.

Откуда такая уверенность? Достаточно оглянуться на наше недавнее прошлое, чтобы многое стало понятным.

На русское Православие с невиданной силой и ожесточением обрушились семь десятилетий непревзойденных по своей жестокости гонений, поддержанных всей мощью богоборческой власти, изощренно-коварные попытки разрушить Церковь изнутри, растлив духовенство и подорвав благодатные основы вероучения, провоцирование расколов в церковном управлении, мощнейшая идеологическая обработка населения в духе воинствующего безбожия. В ход был пущен весь арсенал средств и способов, накопленных тайными (и явными) богоборческими организациями за долгие века своего существования. Мировое масонство и Римский католицизм, международный Интернационал и ведущие западные державы, сионизм и марксизм явили трогательное единодушие в вопросах, касавшихся разрушения русских святынь.

И что же? Каков результат?

Результата, по сути дела, нет. Сегодня богоборческий порыв темных сил почти исчерпал свои возможности. Ценой многих миллионов жизней русский народ отстоял свое право молиться и верить так, как завещали нам наши славные предки. Стоило чуть ослабить антицерковное давление - и, казалось бы, на пустом месте, из пепла возродились к жизни тысячи (!) православных приходов. Их было бы еще больше, если бы напуганные "плюралисты" не спохватились, начав усиленно тормозить процесс дальнейшего возвращения Церкви награбленного у нее за время гонений имущества.

Социальные опросы раз за разом показывают, что, несмотря на всеобщий хаос и разочарование, Церковь - единственный общественный институт, авторитет которого в народе непрерывно растет. Растет, несмотря на титанические усилия современных средств массовой информации (сказать бы - дезинформации!) растоптать в человеке последние проблески человечности, усиленно пропагандируя самый грязный гнусный разврат как образец для подражания. Несмотря на огромные масштабы духовной агрессии, развернутой против Руси на западные деньги бесчисленными антиправославными ересями и сектами. В этом водовороте разрушения, где все, казалось бы, должно погибнуть и распасться - Церковь крепнет день ото дня.

Что это, как не торжество Православия?

Обращаясь к каждому русскому человеку, Церковь сегодня может с полным основанием повторить слова, сказанные некогда старцем Покровской Елизарьевской пустыни, вещим иноком Филофеем государеву дьяку Михаилу Мунехину. "Ведай, - говорил знаменитый старец смиренно внимавшему дьяку, - яко вся христианския царства приидоша в конец и снидошася во едино царство русское: два убо Рима (Рим и Константинополь - прим. авт.) падоша, а третий (Москва - прим. авт.) стоит, а четвертому - не быти!"

Помни, русский человек, - Отечество твое, ценой неимоверных жертв и страданий, ценой самоотверженного подвига отцов и дедов твоих - отстояло духовную самобытность. Под натиском богоборческих сил и соблазнов "общества потребления" пали некогда христианские государства Европы, разменяв "злато на черепки" - возвышенную духовность Божественной Истины на блеск супермаркетов и блудливый ассортимент "секс-шопов". Россия же - устояла. Сегодня она - обескровленная, преданная, обманутая, но все еще страшная врагам своей нерастраченной духовной мощью - осталась едва ли не последним препятствием на пути триумфального шествия мирового зла, до времени скрывающего свою истинную личину под маской "демократии", "гуманизма", "прогресса".

Незыблемой основой этой русской мощи, залогом будущего воскресения Святой Руси была и есть Церковь Православная, торжествующая ныне свою духовную победу над богоборцами и христоненавистниками. Церковь никого не принуждает - но всех зовет разделить с ней это ее торжество. Вонмите гласу Церкви, приидите под благодатный покров Русского Православия - и не будет в мире силы, способной одолеть наше соборное единство!

Хотелось бы, чтобы эти мои слова услышали все: простые россияне и политические деятели, хозяйственные руководители и научные работники, военачальники и рядовые воины нашей армии. Услышали и осознали...

Но это - дело не одного дня.

Пока же хорошо бы нам всем осмыслить несколько простых истин.

Во-первых: русское будущее немыслимо без опоры на Православие. Православная Церковь - единственный в отечественной истории общественный организм, просуществовавший неизменным на протяжении всех ее десяти веков. Церковь невредимо пережила все войны, смуты, гонения и катастрофы. Она - и это доказала сама жизнь - безмерно жизнеспособней каких бы то ни было иных гражданских, идеологических, политических и религиозных структур. Бурный поток нашей истории часто захлестывал и опрокидывал незыблемый, казалось бы, порядок вещей. Менялось все - лишь Церковь оставалась непоколебимой в своей благодатной, Богоданной полноте и духовном совершенстве. Об эту твердыню разбивались все попытки исказить русскую душу, изуродовать русское самосознание, упразднить русскую державность.

Как говорится - "имеющий уши да слышит". При всей противоречивости народной жизни в ее безмерном разнообразии она все же насквозь пронизана христианским мировосприятием. Его характернейшие черты - жертвенность, самоотверженность, терпение - позволили нашему народу пережить страшные испытания последних восьми десятилетий, помогают и сейчас нейтрализовать, обезвредить злонамеренные эксперименты над страной. Это - неоспоримый факт, очевидная реальность нашего бытия.

Во-вторых: не надо бояться мнимых трудностей. Мы до сих пор, как дети, живем в мире мифов. Один из них - это миф о межрелигиозной конфронтации, которая, якобы, непременно возникнет, стоит нам сказать вслух об исключительности Православия для судеб России. Нет такой опасности!

Проблема межрелигиозных конфликтов в России надуманна. Она возникает всякий раз, стоит Православию возвысить голос, напоминая русскому народу о его высоком религиозном призвании. В действительности, такая проблема может появиться лишь в том случае, если силы, управляющие страной, или совершенно некомпетентны в этом вопросе, или сознательно заинтересованы в нагнетании межрелигиозной напряженности в своих корыстных политических целях.

Судите сами: крупнейшими религиозными конфессиями в России являются Православие и ислам. Долгие столетия существуют они бок о бок, но несмотря на многочисленные политические и военные столкновения мусульманских государств с Россией, их межрелигиозные отношения всегда сохранялись ровными и корректными. Русское государство вообще (в отличие от "цивилизованной" Европы) никогда не знало внутренних религиозных войн.

Многочисленные религиозные группки и секты, усиленно внедряемые сегодня в нашу жизнь, существуют исключительно на "искусственном питании". Представьте себе, какова была бы судьба бесчисленных ответвлений протестантизма, экзотических кришнаитов в их живописных хитончиках, наших доморощенных буддистов и поклонников далеких махатм - я не говорю уж о сектах, "ихже несть числа" - если бы не текла им из-за рубежа на помощь полноводная река долларов, франков, марок и иной валюты? Что было бы, если бы в своей бурной деятельности им пришлось опираться только на собственные силы?

В самом скором времени они бы исчезли, как тени, ибо не имели и не имеют в среде русского народа сколь-либо существенной поддержки. В крайнем случае, их влияние сократилось бы до мизерных размеров этнических общин, традиционно исповедующих тот или иной культ. Иначе говоря, отечественная история, врожденный религиозный такт русского человека и его обостренное нравственное чувство служат надежными залогами того, что никакая межрелигиозная борьба (в случае здравой государственной политики) России не грозит.

В-третьих: здоровый, взвешенный подход к религиозным вопросам может быть основан только на объективной информации. Сведения о жизни Церкви надо получать из первых рук, а не из газетных фантазий некомпетентных журналистов. Дремучее невежество "плюралистов", берущихся громогласно рассуждать на эти темы, порой граничит с явной злонамеренностью.

Бесконечной темой для спекуляций является "раскол", существующий между Русской Православной Церковью в России и за рубежом. Разделения и расколы есть, несомненно, зло. "Умоляю вас, братия, - взывает к христианам апостол Павел, - именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы... не было между вами разделений, но  чтобы  вы  соединены  были  в одном духе и в одних мыслях". (I Кор. 1: 10).

Однако не надо причислять к изъянам церковной жизни то, что на деле является промыслительным дарованием Божиим, благотворным и врачующим. Тут сама жизнь подтверждает нам фундаментальное положение Православного вероучения: премилосердный Господь, снисходя к человеческим немощам и нестроениям, всемогущим действием благодати Своей даже зло обращает на пользу нашу, сводя недобрые начинания к благим последствиям.

В свое время ВЧК-ОГПУ-НКВД пришлось немало потрудиться, чтобы в 1927 году расколоть Церковь, противопоставив ее зарубежную часть отечественной. Но могли ли вожди богоборцев - скажем, Гершель Иегуда (Ягода), руководивший деятельностью комиссариата внутренних дел, или Миней Губельман, возглавлявший Центральный совет "Союза воинствующих безбожников" - представить себе, что терзая и дробя тело Русской Церкви, они сами, своими руками созидают основание духовного организма такой неодолимой крепости и силы, что все дальнейшие усилия по его уничтожению будут напрасны?! Воистину дивны дела Твои, Господи, и премудрости Твоей несть конца...

Разделившись административно, Русская Церковь не утеряла своего духовного единства. Более того - освободившись от формальной связи с "подсоветскими" структурами, зарубежная часть Церкви получила необходимую свободу для обличения зла, царившего на родине, в России. Во враждебном инославном, иноверческом окружении русские люди на чужбине явили миру подвиг стояния во истине Православия, подвиг надежды и веры - веры в то, что придет срок, кончится мука пленения нашего и Господь избавит исстрадавшуюся Русь от ига святотатцев.

В свою очередь Церковь в России, избавившись от упреков в политической нелояльности, смогла сосредоточить усилия на духовном окормлении своей паствы, шедшей путем невиданного доселе подвига - подвига всенародного исповедничества и страстотерпчества.

На многострадальной земле Отечества Церковь смиренно, но неуклонно пестовала сонмы новомучеников Российских "за веру Христову и Русь Святую от богоборцев мученический венец приявших". Церковь за рубежом обличала их мучителей, свидетельствуя миру об истинном значении того, что творилось в России.

Пастыри на Руси в тяжелейших условиях сберегли паству. Часто жертвуя собой, они упасли "малое стадо" Христово, пронеся благодатный огнь живой, ревностной веры через все испытания и муки. Зарубежное духовенство искры того же огня разнесло по всему миру, в самые отдаленные его уголки, куда вихрь социальной катастрофы забрасывал русских эмигрантов в поисках крова и пропитания.

Так и ныне: разделение Русской Церкви на отечественную и зарубежную части - хоть и осталось ему существовать совсем недолго - промыслительно способствует тщательному, разностороннему и подробному рассмотрению важнейших, судьбоносных для нашей Родины и нашего народа вопросов и проблем. Грядущее же воссоединение, обобщив неповторимый духовный опыт обеих частей единой Церкви, непременно станет еще одним мощным двигателем русского  возрождения.

В заключение подчеркну еще раз: причин для уныния и отчаяния у нас нет. Поводов - сколько угодно, а серьезных, глубоких причин нет. Наоборот, всякий, знающий русскую жизнь не по романам истеричных литераторов и газетным передовицам, не может не понимать - именно сейчас, сегодня Господь даровал нам возможность начать возвращение из трущоб "цивилизованного" духовного варварства на свободу благодатных просторов Святой Руси.

У нашего народа есть все для того, чтобы это возвращение состоялось. Есть привычка к напряженному внутреннему труду, готовность к самопожертвованию и терпению, нерастраченный запас державной мощи и соборной любви. И - главное - есть Святая Церковь Православная, готовая без устали врачевать его духовные недуги, наставлять, вразумлять и пестовать народ с материнской любовью и отеческой строгостью.

Пошли нам, Господи, разум истинный, просвети наши очи внутренние благодатию Духа Твоего Святаго! Даруй нам всепобеждающее смирение - что есть не безвольное подчинение злу, но сила сохранять мир и покой осмысленного бытия перед лицом мятежей и волнений суетного мира сего! Не остави нас, да не посрамится Имя Твое пред лицем супротивных Твоих, да возвеселятся верные, болезнующие о множестве зла!

Сие и буди, буди! Аминь.

 

ПУТЬ  КО  СПАСЕНИЮ

 

ПРЕДЛАГАЕМАЯ ЧИТАТЕЛЯМ СТАТЬЯ НАПИСАНА В ПРЕДДВЕРИИ ВЕЛИКОГО ПОСТА. ДЛЯ ХРИСТИАНИНА ЭТО ВРЕМЯ ПОКАЯНИЯ И УГЛУБЛЕННОГО САМОИСПЫТАНИЯ, ВРЕМЯ НАПРЯЖЕННОГО МОЛИТВЕННОГО РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПУТЯХ ОЧИЩЕНИЯ СЕРДЦА И УМИРОТВОРЕНИЯ ДУШИ, О ПРИЧИНАХ СВОИХ ПАДЕНИЙ И СПОСОБАХ ИСПРАВЛЕНИЯ.

МИР УСТРОЕН ТАК, ЧТО ПОДОБНЫЕ ВОПРОСЫ РАВНО СУЩЕСТВЕННЫ И СУДЬБОНОСНЫ КАК В ЖИЗНИ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, ТАК И В НАРОДНОМ, СОБОРНОМ БЫТИИ. И В НЕМ НЕ БУДЕТ СТРОЯ И ЛАДА, ЕСЛИ МОЛЧИТ СОВЕСТЬ, ЕСЛИ НЕТ СОЗНАНИЯ СОГРЕШЕНИЙ, ЯСНОГО ПОНИМАНИЯ ИДЕАЛА, К КОТОРОМУ СЛЕДУЕТ СТРЕМИТЬСЯ, И РАЗУМЕНИЯ - С ЧЕГО ЭТО ДВИЖЕНИЕ НАЧИНАТЬ, ГДЕ ИСКАТЬ ПОМОЩИ И ПОДДЕРЖКИ...

ПРЕТЕНДОВАТЬ НА ИСЧЕРПЫВАЮЩИЕ ОТВЕТЫ - НЕЛЕПО. ЗАДАЧА СТАТЬИ ИНАЯ - НАМЕТИТЬ ПУТИ, РАССТАВИТЬ ВЕХИ, ВНЕСТИ В ГОСПОДСТВУЮЩУЮ ТЬМУ ПУСТЬ МАЛУЮ, НО НЕМЕРКНУЩУЮ ПУТЕВОДНУЮ ИСКРУ ПРАВОСЛАВНОГО ВЕРОУЧЕНИЯ. ГОСПОДИ, БЛАГОСЛОВИ!

 

КАКОЕ СЛОВО поставлю в начале моего плача? Какую первую мысль из печальных моих мыслей выражу словом?" - писал в 1847 году архимандрит Игнатий Брянчанинов, сокрушаясь о медленном увядании Святой Руси, о безумии суетного мира, не ведая еще, что Господь уготовал ему славу пламенного ревнителя чистоты Православия, духовного светила Русской церкви и кафедру епископа Кавказского и Черноморского.

Сан архипастыря повелевает блюсти святыни веры, совесть христианина не может молчать перед лицом неправды, лукавства и зла, уродующих нашу жизнь. Полтора столетия минуло с тех пор, как прозвучали предупреждения святого подвижника, но при воззрении на нынешнее современное духовное убожество наше, те же слова теснятся в груди моей, невольно срываются с губ...

"Идут, идут страшнее волн всемирного потопа волны лжи и тьмы, - пророчествовал святитель. - Окружают, со всех сторон готовы поглотить вселенную, истребляют веру во Христа, подавляют Его учение, повреждают нравы, притупляют, уничтожают совесть..." Мы с вами, братия, свидетели того, как волны эти чуть было не погубили в пучине своей Отечество наше, соделав все возможное для превращения русского человека в бездумного, безликого раба вещей и денег, разрушительных страстей и низменных устремлений, бессовестных обманщиков и тщеславных властолюбцев.

Да и то сказать - миновало ли лихо? Гляжу вокруг - и думы горькие, безотрадные теснятся в уме, поражая сердце печалью и болью... Страна моя, Русь моя - что с тобой стало? "Разинули на тебя пасть свою все враги твои, свищут и скрежещут зубами, говорят: "поглотили мы его, только этого дня и ждали мы, дождались, увидели!.." Зову друзей моих, но они обманули меня... Об этом плачу я; око мое, око мое изливает воды..." (Плач Иер. 2: 16; 1: 19, 16). Так сетовал некогда древний пророк, рыдая меж развалин разоренных святилищ. Сии слова Священного Писания прообразуют и наши нынешние скорби.

Но не обилие скорбей, не число врагов, не тяготы предстоящей брани страшат меня, нет! Страшит меня, что на нелегком пути искреннего и глубокого воцерковления поджидает нас сегодня множество ловушек и препятствий. Вразуми нас, Господи, - сподоби найти слово сильное и властное, дабы убедить людей раскаяться в нерадении своем, оторваться от ядовитой мути современной бездуховности, лукавых лжедуховных подделок и припасть к живоносному церковному источнику веры истинной, спасительной, Православной!..

Глубина падения нашего такова, что мы чуть ли не полностью утратили "образ здравых словес", то есть само понимание, какова должна быть здоровая, неискаженная жизнь души человеческой. Чувствуя всю неестественность, весь ужас нынешнего положения вещей, многие вполне благонамеренные люди просто не знают, не чувствуют - куда же надо идти, в какую сторону выбираться из той смрадной трясины, где мы оказались?

Нам предстоит заново учиться жить. Учиться понимать самих себя и смотреть на мир, свергнув с души отвратительную коросту атеизма, "плюрализма", гордостного высокоумия, безумного самолюбия, нелепой самоуверенности. Жизнь человеческая - ее смысл и течение - есть тайна Божия, хранимая в благодатных недрах Церкви Христовой, открывающаяся лишь благоговейному трудолюбивому искателю.

Начать ее постижение должно с того, чтобы в окружающем нас вихре событий и явлений, громогласных призывов и разнообразных влияний научиться отличать истину от лжи - настоящую, спасительную духовность от неумелого подражания или злонамеренной подделки.

 

В ЭТОТ ВОПРОС пора внести ясность. Само понятие о духе - и производное от него понятие духовности - имеет древнее церковное происхождение. Светские ораторы и публицисты лишь заимствуют его для своих целей, забывая почему-то упоминать о первоисточнике. Дух, согласно учению Церкви, есть та сила, которую вдохнул Бог в человека, завершая сотворение его. Он есть искра богоподобия, горящая в душе человеческой, возвышая ее безмерно надо всякой земной тварью.

Совесть - вот первое осязательное проявление духовной жизни.

Ответьте мне, материалисты и рационалисты, скептики и прагматики - кто вложил вам в душу властную потребность следовать в своей деятельности нормам морали и нравственности даже тогда, когда это грозит неудобствами и бедами? Кто определил сами нормы? Кто изобразил в душе вашей идеал жертвенности, чистоты и целомудрия, а проще сказать - святости, который влечет и манит нас неодолимой силой Истины и Любви? Кто всеял в сердце наше жажду праведности и добра, отвращения к лицемерию, лжи и подлости?

Бог, всемилостивый и всемогущий, праведный, человеколюбивый и истинный!

"Сообщив духу человека частичку Своего всеведения, Бог начертал в нем и требования Своей святости, правды и благости, поручив ему же самому наблюдать за исполнением их и судить себя в исправности или неисправности, - говорит святитель Феофан, затворник Вышенский, прославившийся высокой жизнью и благодатными дарованиями в конце прошлого века. - Сия сторона духа и есть совесть, которая указывает, что право и что не право, что угодно Богу и что не угодно, что должно и чего не должно делать, указав - властно понуждает исполнить то, а потом за исполнение награждает утешением, а за неисполнение наказывает угрызениями. Она есть естественные скрижали завета Божия, простирающегося на всех людей".

Второе проявление духовной жизни есть свойственная нашему духу жажда Бога. Даже у людей неверующих выражается она в естественном стремлении ко всесовершенному благу. Взгляните вокруг, оглянитесь на историю человечества: ничто земное не может удовлетворить этой жажды! Бесконечная череда сменяющихся поколений строит и разрушает; созидает, переделывает, обливаясь потом, слезами и кровью, и разрушает вновь - стремясь воплотить на земле недостижимый небесный идеал.

Нет в мире силы, способной погасить всеянную в человека искру духа, если мы сами не отречемся от своего высокого призвания. Сберечь ее и приумножить, так чтобы в итоге запылал в сердце пламень чистой, всепобеждающей любви - вот в чем смысл жизни, цель нашего земного бытия. Ибо, очистив себя таким образом, без труда войдет душа человеческая в рай сладости Божией, в Царствие Небесное - вечное, от сложения мира уготованное Господом для всех, ревнующих о добре и своем спасении.

В помощника и руководителя на этом пути духовного возрастания и совершенствования дана человеку свыше Святая Церковь Православная.

 

В НАШЕМ осуетившемся сознании понятия о духовных сокровищах Церкви почти не сохранились. Искореженный "менталитет" русского человека конца ХХ столетия замусорен и поврежден - стыдно сказать - "идеалами" общества потребления, "общечеловеческими ценностями", парламентским жаргоном и неестественными ужимками "звезд голубого экрана"! Опошлено и изгажено все, что можно. Высокие духовные состояния стали жертвой бездарной имитации бессовестных притворщиков, скрывающих за наигранной экзальтацией пустоту души и скудость ума. Дерзкое пустозвонство притворяется мудростью, похоть - любовью, трусость - кротостью и смирением. Показное нестяжательство скрывает бездну сребролюбия, покаяние превращается в ширму для лицемерия и беспринципности!

Тем более необходимо разоблачить эту ложь, вернув людям истинное понимание христианских добродетелей и совершенств.

Перечень благодатных даров Православия бесконечен, как не имеет конца их первоисточник - Бог вечный и всесовершенный. Святые Отцы, болезнуя о нашем неведении сих драгоценных благ, свели оные к семи главным, начальным дарованиям духовным, которые служат основой и опорой всего грандиозного здания опытного Богообщения.

Итак: дух православия есть дух целомудрия, нестяжания, кротости, трезвения, покаяния, смирения и любви.

Не мудрено, что отказавшись от церковного вразумления, мы утратили понимание целомудрия как целостной, совершенной мудрости, неколебимой соблазнами нечистых помыслов и мечтаний; понимание кротости как добродетели силы, погубляющей вспыльчивость и ярость, памятозлобие и раздражительность (эти принадлежности мстительной, оскорбленной слабости); понимание смирения как приобщения к несокрушимому всемогуществу Божию, дарующему власть соблюдать в душе "мир Божий, который превыше всякого ума" (Флп. 4: 7), низлагающему мятежные порывы суетного мира. Наша безумная жизнь низвела имена этих добродетелей до уровня чуть ли не бранных слов, сделав их в сознании многих людей принадлежностями старомодной жеманности или синонимами безволия, бессилия и жалкого соглашательства.

Не мудрено, что лишив себя таких духовных опор, мы превратились в человеческое стадо, жалкое в своем религиозно-нравственном скудоумии и одновременно страшное дикостью и свирепостью нравов.

Дивно то, что пребывая в этом состоянии, мы, похоже, не чувствуем никакой нужды в покаянии - даже не понимаем, что это единственный путь к вере и жизни, единственное средство начать процесс духовного возрождения.

Прислушайтесь, люди!

Покаяние есть величайший дар Бога человеку - второе крещение, в котором, омывшись от грехов, мы снова обретаем благодать, утерянную в падении. Быв грешными - становимся святыми. Оно отверзает нам небо, вводит в рай. Без покаяния нет спасения.

Покаяние не есть публичное самобичевание, но тяжелый и кропотливый внутренний труд по очищению сердца от нравственных нечистот, скопившихся там за время рассеянной, нерадивой, безблагодатной жизни. Покаяться - значит изменить образ жития, прежде всего "прийти в себя" (Лк. 15: 17). Это значит увидеть в себе грех: в мысли, слове и действии, осознать его, возненавидеть, а затем употребить благодатные церковные средства для искоренения его из своего существа. Утратив понимание истинной духовности, мы потеряли и здравое понятие об этом благе.

Плод покаяния - исправление, перемена жизни. Человек должен безжалостно, с корнями вырвать из души пороки и страсти, отвратиться от зла и неправды, приступить ко Господу и начать Ему Единому служить всеми силами души и тела. Кто кается и сознательно согрешает вновь, усугубляет вину, "обращаясь вспять" и попирая милосердие Божие. "Не столько раздражают Бога содеянные нами грехи, сколько наше нежелание перемениться", - говорит св. Иоанн Златоуст.

Теперь о главном.

Напрасны и бесплодны будут самые возвышенные проповеди и призывы, самые мудрые и благонамеренные советы, если мы не сумеем деятельно приложить их к нашей сегодняшней жизни. Поэтому я хочу сказать о неотложных духовных нуждах сегодняшнего дня, но горьким и нелицеприятным будет слово мое.

"Пастырю не нужно обманывать льстивыми услугами, - гласит древняя святоотеческая мудрость. - Неискусен тот врач, который только слегка ощупывает напухающие извилины ран: сохраняя заключенный внутри, в глубоких извилинах яд, он только увеличивает силу его. Надобно открыть рану, рассечь и очистивши от гноя, приложить к ней сильнейший пластырь. Пусть больной вопиет, пусть кричит, пусть жалуется на нестеpпимую боль: он будет благодаpен потом, когда почувствует себя здоровым" (Св. Киприан, III век по Р. Х.).

Грозно звучат сегодня эти слова на земле Русской, разоренной и оскверненной, без малого отвергшейся своего великого вселенского призвания, безумно, безрассудно коснеющей в унижении своем, в неприятии отеческого вразумления церковного, искушающей долготерпение Божие своим малодушием и неверием, унынием и своеволием, дерзко отвергающей исцеляющую десницу Господню, посетившую нас нынешними скорбями ради вразумления и уврачевания гордыни.

Никто не знает, сколько еще отпущено нам, чтобы опомниться и исправиться, поэтому каждый, не откладывая, не медля, спроси себя: "Не я ли причина нынешнего позора? Не мой ли грех удерживает Отчизну в бездне падения? Не мое ли нерадение отлагает светлый миг воскресения?" Русские люди, подумайте здраво - среди нас нет никого, кто мог бы оправдаться, случись ему отвечать на эти вопросы не пред земным, пристрастным и слабым человеческим судом, но пред Судией Всеведающим и Всесовершенным.

Покайтесь, пока не поздно! Невиновных нет - "все развратишися, непотребни быша".

Вот уже несколько лет, как по всем земным законам и человеческим расчетам Россия должна пылать в огне гражданской войны, гибнуть во мраке и гладе хозяйственной разрухи, безвластия, беззакония и хаоса. Что же удерживает ее от этой страшной судьбы? Наше рачение и предусмотрительность? Нет! Наша бдительность, мудрость и мужество? Нет! Наше единство, сила и верность долгу? Нет!

Промысел Всеблагого Бога, попирая "чин естества", сокрушая неизбежность земных закономерностей и расчеты многоопытных губителей, хранит Русь на краю пропасти, милосердствуя о нашей слепоте и немощи, давая - в который раз! - время одуматься, раскаяться, перемениться.

И что же? Пользуемся ли мы этим щедрым, незаслуженным даром? Увы, мы ищем оправданий, усматривая причины произошедшего где угодно: в неблагоприятных исторических условиях, в предательстве вождей, в недостатках ближних, во внешнем влиянии - но только не в самих себе! Полно глумиться над истиной - Бог поругаем не бывает! Мы сами, со своими пороками и страстями: властолюбием и тщеславием, завистью и лицемерием, высокоумием, превозношением и маловерием - причина всех бед!

 

ДА, ЗЛОБНАЯ СИЛА, жаждущая нашего уничтожения, обладает в современном мире огромной мощью и властью. Да, на службу ей был поставлен многовековой опыт разрушения, дьявольское искусство растления и обмана. Но это не оправдание!

Кто не чувствует за собой греха - заблуждается безмерно и пагубно. Виноваты все...

Ужели не давит тяжкий груз ответственности на нашу совесть? Опомнимся - безмерно велика доля вины нашей в нынешнем разорении и позоре! Словно в насмешку, мы живем сегодня ценой крушения величайшей державы мира - не нами созданной - проедая и пропивая остатки исторического наследия, оставленного народу русскому его славными предками.

Если бы, осознав беду, мы - объединившись во спасение России - устремились на борьбу с бесовщиной и нечистью! Мы могли бы загладить свои беззакония, соблюдая избранницу Божию - землю Русскую - в благолепии и чистоте, целомудрии и умиротворении.

Мы должны были озаботиться духовными и житейскими нуждами своего народа, восстановить разрушенное и вернуть нашу жизнь в ее историческую колею, развороченную социальными катастрофами и страшными войнами ХХ века. Мы должны были обеспечить уважение старости и безмятежное возрастание юности. Святость семейному очагу и достоинство честному труду. Единство народному телу и свободу - русской душе. Так! Таков был наш долг перед Богом, доверившим нам Россию, в нелегкий час.

Что же сделали мы? Равнодушно смотрели, как осмелевшие святотатцы и кощунники, стяжатели и честолюбцы растлевают молодежь и грабят стариков, сея по всей земле ядовитые семена ненависти и раздора, алчности и лицемерия!

Продажность чиновников и господство мафии, разгул насилия и невиданное падение нравов - вот плоды нашего равнодушия. Всеобщая апатия и отсутствие идеалов, безответственность, безвластие и попрание всех законов: божеских и человеческих - вот цена наших нынешних "свобод". Мы словно впали в религиозную и нравственную глухоту, слыша - не слышим. И не разумеем, что это к нам из глубины веков обращены разящие слова апостола Павла: "Говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их" (Еф. 4: 17-18).

Достойны ли мы ныне называться соотечественниками пламенных ревнителей православного благочестия и российского духовного величия - сонмов подвижников Соловецких, Печерских, Троицких; святых благоверных князей Владимира Крестителя, Александра Невского, Димитрия Донского; солнца русской святости - преподобного Сергия Радонежского; стойкого патриота священномученика патриарха Гермогена; ревностного обличителя вредоносных ересей Иосифа Волоцкого и прочих великих единоплеменников наших?

Неужели семьдесят лет сатанинского богоборчества, ужасы резни, учиненной в России изуверами-христопродавцами, превратили нас в безгласных и малодушных себялюбцев, безразличных к собственному спасению, благу народа и судьбе Отечества?

Покаемся же - и теплой, сердечной молитвой испросим у Господа сил для стояния во истине и беззаветного служения ей! Знает Сердцеведец Бог, сколь тяжел русский крест, сколь коварен враг, сколь лют и несносен дух уныния, нашептывающий нам: "Погибла Святая Русь! Умерло былое благочестие в народе русском, померкла державная мощь России!" Не верьте ему, братия и сестры, - он лжет! С Божией помощью - управим маловерные сердца наши, отвечая супротивным силам словами Священного Писания: "Замышляйте замыслы, но они рушатся; говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог!" (Ис. 8:10).

С нами Бог - помним ли мы об этом, русские люди? Разумеем ли, что сие не повод для гордыни и возношения, но великий дар, ответ за который держать России в последний день на Страшном суде Христовом?

С нами Бог - когда мы боремся со злом в себе и в мире, боремся без ненависти и мятежа, смиренно и нелицемерно. Но делаем ли мы это?

С нами Бог - когда мы утверждаем "на земли мир и в человецех благоволение", оставив распри и ссоры, обиды и честолюбивые вожделения, когда "едиными усты и единым сердцем", совокупив святую ревность, жажду истины и стремление к праведности, устрояем свое земное бытие. Но так ли мы живем?

С нами Бог - когда все силы наши направляем по велениям совести, дабы управить жизнь личную и семейную, общественную и государственную "во всяком благочестии и чистоте", храня сознание высокого достоинства человеческого, не уподобляясь скотам бессмысленным в безоглядной погоне за удовлетворением страстей и похотей. Но стремимся ли мы к тому?

Не обманывайтесь, соотечественники: пока мы отвергаем целительное "иго и бремя" евангельских заповедей, оскорбляя святыню ложью и пренебрежением - далеко отстоит от нас Господь, предавая в руки скорбей и бед, чтобы хоть так вразумить тех, кто еще способен ко вразумлению.

Грозен глагол "апостола языков": "Умертвите... блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления". (Кол. 3:5-6).

Внемлите: когда мы оскверняем святыню семьи, этой "малой Церкви", похотью и ложью, прелюбодеянием и склоками, детоубийством (аборты) и беззаконием (разводы) - гнев Божий грядет на нас за то, что противимся Его святым законам.

Когда мы, становясь в безрассудстве своем хуже животных (ибо звери не знают противоестественных пороков), попускаем в России вольготную жизнь проповедникам срамных страстей, растлителям наших детей, душеубийцам, преступникам стократ более страшным, чем убийцы тела, - гнев Божий грядет на нас как на соучастников беззакония.

Когда мы (как это случилось теперь) превращаем святое понятие Родины в разменную монету для политических авантюристов - гнев Божий грядет на нас, карая предательство и преступную трусость.

Пока мы утопаем в пьянстве, горим алчностью, хвалимся бессовестностью и беспринципностью как "умением жить", гибнем сами и отравляем все вокруг ядовитым дыханием своего бездушия и цинизма (задумайся каждый!) - нет нам помощи Божией и не будет! Будет же - развал и распад, и Россия наша, Святая Русь, станет и дальше терзаться в сатанинском плену, а сами мы - гореть на медленном смрадном огне своих мелких и жалких страстишек!

Запомните все: не покаемся - не очистимся; не очистимся - не оживем душою; не оживем душою - погибнем. Кто желает еще слышать глас увещевания, вслушайтесь в слова пророчеств святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, задолго до катастрофы 1917 года предостерегавшего русское общество: что ждет Россию, если...

"Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог... пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами".

"Откуда эта анархия, эти забастовки, разбои, убийства, хищения, эта общественная безнравственность, этот царящий разврат, это огульное пьянство? От неверия, от безбожия... На почве безверия, малодушия, безнравственности совершается распадение государства. Без насаждения веры и страха Божия в населении России она не может устоять. Скорее с покаянием к Богу! Скорее к твердому и непоколебимому пристанищу веры и Церкви!"

"Вера слову Божию, слову истины исчезла и заменена верою в разум человеческий, печать в большинстве изолгалась - для нее не стало ничего святого и  досточтимого, кроме своего лукавого пера, нередко пропитанного ядом клеветы и насмешки. Не стало повиновения детей родителям, учащихся учащим... Браки поруганы, семейная жизнь разлагается; твердой политики не стало, всякий политиканствует... все желают автономии... Не стало у интеллигенции любви к Родине, и она готова продать ее инородцам, как Иуда продал Христа злым книжникам и фарисеям... Враги России готовят разложение государства..."

"Отечество на краю гибели. Чего ожидать впереди, если будет продолжаться такое безверие, такая испорченность нравов, такое безначалие? Снова ли приходить на землю Христу? Снова ли распинаться и умирать за нас? Нет - полно глумиться над Богом, полно попирать Его святые законы. Он скоро придет, но придет судить мир и воздать каждому по делам... Человек, именующийся христианином, одумайся, возвратись к вере, к здравому смыслу, к слову Божию..."

"Горе тебе - лукавый, непокорный, неблагодарный человек! Все бедствия нынешние, постигшие Россию, постигли ее из-за тебя! Но смотри, скоро наступит и день твоего праведного, страшного воздаяния вечного. Трясись, трепещи, человек, недостойный этого великого имени и скоро жди праведного суда Божия".

"Возвратись, Россия, к святой, непорочной, спасительной, победоносной вере своей и к святой Церкви - матери своей - и будешь победоносна и славна, как и в старое верующее время. Полно надеяться на свой кичливый, омраченный разум. Борись со всяким злом данным тебе от Бога оружием святой веры, Божественной мудрости и правды, молитвою, благочестием, крестом, мужеством, преданностью и верностью твоих сынов".

Братия и сестры! Возлюбленные! Горе нам, если мы и сегодня не прислушаемся к предостережениям великого Кронштадтского старца! Не бывать тогда возрожденной Святой Руси, а нам всем - строго отвечать перед нелицеприятным судом Божиим за то, что презрели свое служение народа-богоносца, предали святыни веры и малодушно уклонились от брани духовной. Да не будет сего! Аминь.

 

БИТВА ЗА РОССИЮ

 

У России есть только два веpных союзника. Это ее аpмия и ее флот.

Госудаpь Импеpатоp Александp III

 

ХОД МИРОВОЙ ИСТОРИИ извилист и непредсказуем. Вопреки распространенному мнению, ее течение не есть результат "борьбы добра и зла". Это заблуждение, утверждающее нравственный дуализм, а проще сказать - равняющее Всеблагого Бога с Его падшим творением, низверженным херувимом, превратившимся в мрачного демона, - доныне служит первоосновой множества пагубных недоразумений и ошибок во всех областях человеческой жизни.

Силы добра неизмеримо превышают возможности зла. Причины всех земных нестроений в том, что зло - именно зло - борется с добром, пытаясь разрушить промыслительное Божественное устроение мира, которое по милости Божией должно завершиться полным искоренением грехов и страстей. И если бы человек, почтенный от Господа превыше всякой земной твари, обладающий богоподобной свободой - свободой нравственного выбора - не злоупотреблял ею, произвольно склоняясь на соблазны зла, не было бы в мире места темной силе и простора для ее действий на земле.

Разумение своей нравственной немощи побуждает человека стремиться к исправлению. Когда это стремление к чистоте и святости овладевает целым народом, он становится носителем и хранителем идеи столь высокой, столь сильной, что это неизбежно сказывается на всем мироустройстве. Такова судьба русского народа. В этом положении народ и его государство неизбежно подвергаются испытаниям самым тяжким, нападкам самым безжалостным и коварным. Такова судьба России.

Тяжел и тернист исторический путь нашей Родины. Его десять столетий изобилуют войнами и смутами, нашествиями иноплеменников и интригами иноверцев. Заявляя о своем стремлении воплотить в жизнь религиозно-нравственные святыни веры, Россия неизбежно становилась поперек дороги тем, кто, отвергая заповеди о милосердии, нестяжании и братолюбии, рвался устроить земное бытие человека по образцу звериной стаи - жестокой, алчной и беспощадной.

Сегодня нам как никогда важно понять, что все происходящее ныне со страной есть лишь эпизод в этой многовековой битве за Россию как за духовный организм, хранящий в своих недрах живительную тайну религиозно осмысленного, просветленного верой жития. Осознав себя так, сумеем преодолеть тот страшный разрыв - болезненный и кровоточащий, - что стал следствием второй, Великой русской Смуты, вот уже более семидесяти лет терзающий нашу землю и наш народ. Мы больше не можем позволить себе делиться на "белых" и "красных". Если хотим выжить - надо вернуться к признанию целей столь высоких, авторитетов столь бесспорных, идеалов столь возвышенных, что они просто не могут быть предметами спора для душевно здравых, нравственно полноценных людей. Таковы святыни веры. Не зря на протяжении веков именно Церковь являлась первой мишенью губителей России. В последнее время мы так увлеклись безудержным "миролюбием" (напоминающим, к сожалению, при ближайшем рассмотрении паралич державной воли), что нелишним, пожалуй, будет напомнить читателям, как из века в век плелись заговоры против нашей страны.

Итак, немного истории.

На рубеже IX - X веков по Рождестве Христовом в среднем течении Днепра сложился союз славянских племен, ставший впоследствии основой русской государственности. В 988 году крещение Руси великим князем киевским Владимиром ознаменовало собой рождение Русской Державы - централизованной, объединенной общей верой, общими святынями, общим пониманием целей и смысла человеческого бытия.

В 1054 году христианский мир испытал страшное потрясение: от вселенской полноты Православной Церкви отпал католический Запад, прельстившись суетой и обманчивой славой мирского величия. Русь сохранила верность Православию, презрев политические выгоды и соблазны ради подвижнических трудов и даров церковной благодати. С этого момента берет свое начало не прекращающаяся по сию пору война против России.

Русскому народу пришлось воевать без конца: уже с 1055-го по 1462 год историки насчитывают 245 известий о нашествиях на Русь и внешних столкновениях. С 1240-го по 1462-й почти ни единого года не обходилось без войны. Из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до момента окончания первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года. За это время ей пришлось 134 года воевать против различных антирусских союзов и коалиций, причем, одну войну она вела с девятью врагами сразу, две - с пятью, двадцать пять раз пришлось воевать против трех и тридцать семь - против двух противников.

Подавляющее число русских войн всегда были войнами оборонительными. Те же, которые можно назвать наступательными, велись с целью предотвращения нападений и для уничтожения международных разрушительных сил, с конца XVIII века непрестанно грозивших Европе страшными потрясениями.

Мужество и стойкость, военные и государственные таланты, проявленные нашим народом в ходе этой многовековой битвы, не знают себе равных. За четыреста лет территория России расширилась в четыреста раз! Молдавские господари и грузинские цари, украинские гетманы и владыки кочевых народов Средней Азии смиренно просили - иные по сто лет кряду - о принятии в российское подданство, "под высокую руку" русского царя.

Были и завоевательные походы. Тогда, когда терпеть коварство и жестокость соседей уже не хватало сил. Только с пятнадцатого по восемнадцатое столетие восточные соседи Руси - татары и турки - захватили в полон и обратили в рабство около пяти миллионов русских. А сколько еще погибло во время хищнических набегов! В одной лишь Казани, взятой русскими войсками после упорного штурма в 1552 году, томилось сто тысяч русских пленников. Еще в начале семнадцатого века на большинстве французских и венецианских военных галер гребцами были русские рабы, обреченные на пожизненный каторжный труд.

И все же, несмотря на беспрерывные набеги и страшное военное напряжение, в котором из века в век находился русский народ, Русь росла и крепла. В 1480 году европейская Россия имела население в два миллиона человек (в девять раз меньше тогдашней Франции). В 1648 году, когда русские первопроходцы открыли водный путь из Северного Ледовитого океана в Тихий, до предела раздвинув восточные границы России, ее население насчитывало 12 миллионов жителей (против 19 миллионов во Франции). В 1880 году число подданных Российской Империи превысило 84 миллиона, в два с половиной раза превзойдя ту же Францию. Накануне первой мировой войны Россия имела 190 миллионов, и не будь социальных катастроф, непрестанно сотрясавших ее в последующие десятилетия, уже в 1950 году, по подсчетам демографов, население России перевалило бы за 300 миллионов.

Такова огромная жизненная мощь русского народа, наглядно явившая себя на просторах Святой Руси. Страшная и непонятная для чужого, холодного внешнего наблюдателя, она охотно раскрывает свои секреты всякому, вопрошающему с любовью и надеждой, приходящему за поддержкой и помощью, наукой и вразумлением. Секрет прост: в основание внешнего величия и силы русский гений положил несокрушимый "камень веры", многовековой опыт духовного единства, заботливо лелеемый Православием, как зеница ока оберегаемый Русской Церковью. Опыт личного благочестия, неопровержимое внутреннее свидетельство о правде Божией воспламеняли верой и мужеством сердца русских ратников на поле боя, русских подвижников в дальних скитах и убогих келиях, русских князей в делах государственного управления.

Не раз составляли враги России хитроумные планы ее порабощения. Вот лишь несколько примеров того, как предполагалось уничтожить ненавистную, непокорную страну.

Самым верным способом для этого сочли лишить Россию ее религиозной самобытности, ее православных святынь, "растворив" их в западном католичестве. Еще при святой равноапостольской княгине Ольге, в середине Х века, посылает Рим первых послов в Россию. С предложением о "соединении" обращался к русским князьям папа Климент III в 1080 году. В 1207-м папа Иннокентий в новом послании к русским людям писал, что он не может "подавить в себе отеческие чувства" и "зовет их к себе".

Оставшиеся без ответа, "отеческие чувства" Ватикана проявили себя в организации мощного военного давления на западные рубежи Руси. Ловкостью и политическими интригами сосредоточив в своих руках духовную и светскую власть над Европой, папы в XIII столетии всеми силами пытаются воспользоваться несчастным положением разоренной монголами Руси: против православной страны они последовательно направляют оружие датчан, венгров, военизированных монашеских католических орденов, шведов и немцев. Еще в 1147 году папа Евгений III благословил "первый крестовый поход германцев против славян".

Не брезгует Запад и антирусскими интригами при дворе Батыя - не случайно одним из советников хана является рыцарь Святой Марии Альфред фон Штумпенхаузен. В 1245 году ездил в Великую Монголию с поручением от папы Иннокентия IV к самому Великому хану минорит Иоанн де Плано Карпини, в сопровождении двух доминиканских монахов: Асцелина и Симона де Сен-Кента. Голландский монах Рюисброк был послан в Каракорум к хану Менгу владыкой Франции Людовиком IX. Европейские государи были как нельзя больше заинтересованы в продолжении татарских набегов на Русь: "Будем осмотрительны, - писал английскому королю император Фридрих III Штауфен. - Пока враг губит соседа, подумаем о средствах самообороны".

Цинизм "просвещенной Европы" непередаваем: когда очередные попытки натравить монголов на Русь провалились благодаря дипломатическим талантам Александра Невского, папа, ничтоже сумняшеся, в 1248 году предложил тому же Александру союз против хана - с условием, конечно, что князь признает главенство Ватикана. Так, ложью, лестью и насилием пытаются искоренить в Европе "русский дух".

И все же, вопреки всему, Русь выстояла, отразив восточные орды кочевников и западные - крестоносцев. Выстояла, окрепла и возмужала. Однако, желающие еще и еще pаз испытать ее пpочность не пеpеводились.

В 1564 году, например, в Россию приехал попытать счастья на русской службе некто Генрих Штаден, сын бюргера из небольшого вестфальского городка. Он пробыл в "стране московитов" 13 лет, нужды не знал, занимался в Москве шинкарством, водил обширные знакомства и в 1576 году беспрепятственно вернулся на родину. Тут-то и началось самое интересное.

Два следующих года Штаден провел в эльзасском замке Люцельштейн, принадлежавшем пфальцграфу Георгу Гансу, где терпеливо и тщательно разрабатывал... план захвата и уничтожения русского государства. План этот - надо отдать ему должное - задуман был смело и широко, с глобальным политическим размахом. В антирусскую коалицию предполагалось вовлечь Пруссию, Польшу, Ливонию, Швецию и Священную Римскую Империю. На аудиенциях у императора и заседаниях рейхстага воинственный пфальцграф добивался создания могучего флота в Балтийских водах с целью нападения на русские владения. Генрих Штаден привлекался к проекту в качестве советника, эксперта и консультанта "по русским вопросам".

"Ваше римско-кесаpское величество, - писал он, - должны назначить одного из братьев Вашего величества в качестве государя, который взял бы эту страну (Россию - прим. авт.) и управлял бы ею... Монастыри и церкви должны быть закрыты. Города и деревни должны стать свободной добычей воинских людей..." Далее Штаден разрабатывает подробный план захвата и оккупации Руси при движении на Москву с севера.

"Отправляйся дальше и грабь Александровскую слободу, - рекомендует автор, - заняв ее отрядом в 2000 человек... За ней грабь Троицкий монастырь". Затем, по его мнению, окруженная "Москва может быть взята без единого выстрела". Чтобы закрепить победу и лишить русских людей традиционного харизматического руководства, царя Иоанна "вместе с сыновьями, связанных как пленников, необходимо увезти" подальше от родной земли.

Не правда ли, у создателей плана "Барбаросса" были весьма достойные предшественники?

Не прошло и трех десятилетий после неудачи этого глобального предприятия, как нашлись охотники попользоваться русской смутой, ставшей результатом затяжного династического кризиса. На этот раз за дело взялись признанные профессионалы - иезуиты, монахи католического "общества Иисуса", прекрасно понимавшие, что основа русской мощи находится в области духовной, религиозно-церковной. Размыть, пошатнуть ее с помощью так называемой "унии", то есть присоединения русской Церкви под власть папы римского - таков был их главный замысел.

Внешне Русь являла собой печальную картину разброда и хаоса. Зная, однако, как обманчив этот русский хаос, отцы-иезуиты дали своему воспитаннику, самозванцу Лжедмитрию I, занимавшему в то время русский престол, следующие инструкции:

"... - Самому государю заговаривать об унии редко и осторожно, чтобы не от него началось дело, а пусть русские первые предложат о некоторых неважных предметах веры, требующих преобразования, и тем проложат путь к унии;

- Издать закон, чтобы в Церкви русской все подведено было под правила Соборов и отцов греческих, и поручить исполнение закона людям благонадежным, приверженцам унии: возникнут споры, дойдут до государя, он назначит Собор, а там можно будет приступить к унии;

- Намекнуть черному духовенству о льготах, белому о наградах, народу о свободе...

- Учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя и светских..."

Вам это ничего не напоминает? Похоже, идеологи перестройки поменяли только терминологию. Впрочем, тактика лицемерия и коварства всегда одна и та же...

Прошло еще триста лет. В отношении Запада к России мало что изменилось, разве что ее враги - явные и тайные - обрели силу и власть, позволившие ставить вопрос об уничтожении русской государственности и включении порабощенной страны в систему международной наднациональной диктатуры. Соответственно изменились идеологические, политические, экономические методы достижения целей. И вот на свет появился любопытнейший документ.

Он широко известен миру под названием "Протоколы сионских мудрецов". Пожалуй, ни один документ не вызывал за последние восемьдесят лет столь яростных споров. Да и немудрено - в нем детально и одновременно сжато изложен план завоевания мирового господства столь циничный и подлый, преисполненный столь явного презрения к человеку и откровенного поклонения злу, столь искусно составленный, что не хочется верить в существование организации, в недрах которой могла найти свое воплощение эта страшная идея.

Одни историки безусловно признают подлинность "Протоколов". Другие - столь же безусловно ее отрицают. Я далек от того, чтобы становиться арбитром в этом споре. История появления "Протоколов" довольно путаная. Впервые они увидели свет в широкой печати, когда в 1905 году русский духовный писатель С.А. Нилус включил их в свою книгу "Великое в малом".[1]

Это дало впоследствии повод утверждать, что "Протоколы" фальсифицированы царской охранкой, чтобы свалить вину за разгоравшуюся революцию на несуществующие "темные силы". Обвинение, однако, не соответствует действительности хотя бы потому, что первые сто экземпляров "Протоколов" были отпечатаны на гектографе (прокурором московской синодальной конторы, камергером Ф. П. Сухотиным) уже в 1895 или 1896 году. Годом позже "Протоколы" были размножены в губернской типографии по заказу А. И. Клеповского, состоявшего тогда чиновником особых поручений при Великом Князе Сергее Александровиче. Как бы там ни было, до конца непроясненным остается вопрос, как они вообще попали в Россию. Нам, впрочем, интересно другое: подлинны "Протоколы" или нет, но восемьдесят лет, прошедших после их опубликования, дают обильный материал для размышления, ибо мировая история, словно повинуясь приказу невидимого диктатора, покорно прокладывала свое прихотливое русло в удивительном, детальном соответствии с планом, изложенным на их страницах. Не миновала на этот раз общей участи и Россия.

Судите сами.

"Наш пароль - сила и лицемерие, - провозглашают анонимные авторы документа. - Насилие должно быть принципом, хитрость и лицемерие - правилом... Чтобы скорее достигнуть цели, нам необходимо притвориться сторонниками и ревнителями вопросов социальных... особенно тех, которые имеют задачей улучшение участи бедных; но в действительности наши стремления должны тяготеть к овладению и управлению движением общественного мнения... Действуя таким образом, мы сможем, когда пожелаем, возбудить массы. Мы употребим их в качестве орудия для ниспровержения престолов (Россия) и для революции, и каждая из этих катастроф гигантским шагом будет подвигать наше дело и приближать к цели - владычеству над всей землей".

Первейшее основание успеха "мудрецы" видят в том, чтобы разрушить и осквернить национальные святыни народа. "Нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума людей принцип Божества и Духа, и все это заменить арифметическими расчетами, материальными потребностями и интересами... Священничество мы позаботились дискредитировать... С каждым годом влияние священников на народы падает - повсюду провозглашаются свободы: следовательно, только какие-нибудь годы отделяют нас от момента полного крушения христианской веры, самой опасной для нас противницы..."

Тем, кому памятна страшная разрушительная роль, сыгранная средствами массовой информации в нашем недавнем прошлом, небезынтересно будет ознакомиться со следующими строками, написанными "сионскими мудрецами" сто лет назад: "Если золото первая сила в мире, то пресса - вторая. Мы достигнем нашей цели только тогда, когда пресса будет в наших руках. Наши люди должны руководить ежедневными изданиями. Мы хитры, ловки и владеем деньгами, которыми умеем пользоваться для достижения наших целей. Нам нужны большие политические издания - газеты, которые образуют общественное мнение, уличная литература и сцена. Этим путем мы шаг за шагом вытесним христианство и продиктуем миру, во что он должен верить, что уважать, что проклинать. С прессой в руках мы можем неправое обратить в правое, бесчестное в честное. Мы можем нанести первый удар тому, до сего дня еще священному учреждению - семейному началу, которое необходимо довести до разложения. Мы тогда уже будем в состоянии вырвать с корнем веру в то, пред чем до сего времени благоговели... и взамен этого воспитать армию увлеченных страстями.... Мы можем открыто объявить войну всему тому, что теперь уважают и перед чем благоговеют еще наши враги.

Мы создали безумную, грязную, отвратительную литературу, особенно в странах, называемых передовыми... Мы затронули образование и воспитание, как краеугольные камни общественного быта. Мы одурачили, одурманили и развратили молодежь..."

Для приверженцев конкретных фактов скажем, что "Протоколы" предсказали мировые войны, политическую форму устроения государств на десятилетия вперед, ход развития мировой экономики, черты кредитно-финансовой политики и множество других деталей жизни "мирового сообщества" с потрясающей точностью. Вот картина политической гибели независимого национального государства, описанная "Протоколами" в конце прошлого века. Сравните ее с тем, что происходит сейчас в России.

"Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его политическая комплекция изменилась: государства заболели смертельной болезнью - разложением крови. Остается ожидать конца их агонии. От либерализма родились конституционные государства..., а конституция, как вам хорошо известно, есть ничто иное как школа раздоров, разлада, споров, несогласий, бесплодных партийных агитаций - одним словом, школа всего того, что обезличивает деятельность государства. Парламентская трибуна не хуже прессы приговорила правительства к бездействию и к бессилию... Тогда мы заменили правительство его карикатурой - президентом, взятым из толпы, из среды наших креатур...

Все государства замучены, они взывают к покою, готовы ради мира жертвовать всем; но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального Сверхправительства открыто, с покорностью".

Выводы каждый разумный человек сделает сам. Со своей стороны отмечу, что разрушительные принципы, отраженные в цитированных выше документах не только не устарели, но получают уточнение и развитие до наших дней. Причем, порой это происходит вполне открыто, на самом высоком политическом уровне.

Пережив революцию и страшную братоубийственную бойню гражданской войны, ужас массовых репрессий и террор коллективизации, Россия явила на полях второй мировой - Великой Отечественной войны чудеса героизма и мужества, спасая своих западных союзников. Казалось бы, времена взаимной враждебности должны были уйти в прошлое, отступив перед скрепленным великой кровью новым союзом. Но нет. Не успел стихнуть гул последних боев, как западные союзники круто изменили свое отношение к России. Самостоятельная и сильная - она никому не была нужна.

"Посеяв в России хаос, - сказал в 1945 году американский генерал Аллен Даллес, руководитель политической разведки США в Европе, ставший впоследствии директором ЦРУ, - мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддеpживать и поднимать так называемых твоpцов, котоpые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности.

В управлении государством мы создадим хаос, неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу: все это мы будем ловко и незаметно культивировать...

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратив в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества".

Оглянемся вокруг: какие еще доказательства нужны нам, чтобы понять, что против России, против русского народа ведется подлая, грязная война, хорошо оплачиваемая, тщательно спланированная, непрерывная и беспощадная. Борьба эта - не на жизнь, а на смерть, ибо по замыслу ее дьявольских вдохновителей уничтожению подлежит страна целиком, народ как таковой - за верность своему историческому призванию и религиозному служению, за то, что через века, исполненные смут, мятежей и войн, он пронес и сохранил святыни религиозной нравственности, сокровенное во Христе понимание Божественного смысла мироздания, твердую веру в конечное торжество добра.

"Из тайных скопищ безбожных исторгся вихрь мятежа и безначалия, и против державы Российской особенно дышит яростно с шумом и воплями, как против сильной и ревностной защитницы законной власти, порядка и мира", - еще в середине прошлого века предупреждал митрополит Московский Филарет, прозирая грядущую великую брань. Сегодня пришло время подводить итоги и предъявлять к оплате копившиеся веками счета. Позор нам и вечное проклятие потомков, если мы не сумеем сделать должных выводов из горького исторического опыта, заболтаем Россию, утопив ее в словесном мусоре заседаний, собраний, митингов и конференций. Не приведи, Господи!

Пора научиться жить, надеясь лишь на Бога да на себя. Тяжелую и трудную, но жизненно необходимую работу по возрождению России никто не сделает за нас. Настал час вспомнить слова Государя Императора Александра III, на смертном одре сказавшего наследнику-цесаревичу: "Знай - у России нет друзей. Нашей огромности боятся..." В своем завещании державный вождь России сто лет назад сказал многое, к чему стоило бы сегодня прислушаться всем, кому небезразлична русская судьба. Вот что услышал Николай II из уст умиравшего отца:

"Тебе предстоит взять с плеч моих тяжелый груз государственной власти и нести его до могилы так же, как нес его я и как несли наши предки. Я передаю тебе царство, Богом мне врученное... Меня интересовало только благо моего народа и величие России. Я стремился дать внутренний и внешний мир, чтобы государство могло свободно и спокойно развиваться, нормально крепнуть, богатеть и благоденствовать. Самодержавие создало историческую индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним рухнет и Россия. Падение исконной русской власти откроет бесконечную эру смут и кровавых междоусобиц.

Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России... Ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед престолом Всевышнего. Будь тверд и мужественен. В политике внешней - держись независимой позиции. Избегай войн. В политике внутренней - прежде всего покровительствуй Церкви. Она не раз спасала Россию в годины бед. Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства".

Дай нам Бог понять, наконец, всю меру нашей сегодняшней ответственности, всю важность момента, весь ужас катастрофы, ожидающей нас, если мы не найдем в себе сил противостоять яростным порывам зла, терзающим страну. Молюсь об этом крепко и крепко верю - Россия вспрянет ото сна! Аминь.

ПЛАЧ ПО  РУСИ  ВЕЛИКОЙ

 

А вслед героям и вождям
Крадется хищник стаей жадной,
Чтоб мощь России неоглядной
Размыкать и продать врагам:
Сгноить ее пшеницы груды,
Ее бесчестить небеса,
Пожрать богатства, сжечь леса
И высосать моря и руды...

М. Волошин

 

СЕМЬ ДЕСЯТИЛЕТИЙ минуло с той поры, как написаны эти строки. Сколько горя и скорби, величия и мужества вместили эти годы! Безжалостное время сплавило в единый жгучий состав боль потерь и радость побед, безумие святотатственного разгула и пламенную ревность исповедничества, тихое счастье усердной молитвы и дьявольскую злобу изуверного богоборчества.

И вот сегодня (горе нам!) - стихотворные строчки звучат как слова сбывшегося пророчества. Россия моя, Россия, что с тобой стало теперь! Ужель и впрямь канули в лету герои и вожди твоего славного прошлого, глашатаи твоей великой судьбы, служители святой правды Божией? Ужели крадущаяся походка твоих новых хозяев да тихий шорох их проворных лапок, воровато шмыгающих повсюду в поисках наживы, - последнее, что суждено тебе увидеть и услышать, прежде чем они предадут поруганию и забвению самое имя твое, самую память о тебе, Россия?

Болезнует сердце и скорбит душа, Господи, - глядя, как калечат и мучают Святую Русь - избранницу Твою, подножие Престола Твоего, земное небо, кладезь веры, верности и чистой любви... Томится дух и плачет безутешно, облекая горький плач свой в слова древней молитвы: "Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится Имя Твое в России! Да приидет царствие Твое в России! Да будет воля Твоя в России..." Так дерзновенно взывал некогда ко Господу великий русский праведник и чудотворец, отец Иоанн Кронштадтский. Так бы и нам всем вопиять ныне - памятуя древнюю славу Руси, скорбя над ее нынешним убожеством и срамом...

Взяв пример от древних, желаю излить скорбь свою в словах обличения, словах вразумления и совета страждущим соотечественникам моим - и не нахожу слов должной силы и глубины. В драгоценном святоотеческом наследии Церкви ищу их, обретая властный слог духовного назидания в творениях великих предков наших - исповедников, страстотерпцев и подвижников - ревностных защитников русских святынь.

"Где же ты, некогда могучий и державный, русский православный народ? - взывает к нам из хаоса Смуты 1918 года святейший патриарх Тихон. - Неужели ты совсем изжил свою силу? Как исполин, ты - великодушный и радостный - совершал свой великий, указанный тебе свыше путь, благовествуя всем мир, любовь и правду. И вот, ныне ты лежишь, поверженный в прах, попираемый своими врагами, сгорая в пламени греха, страстей и братоубийственной злобы. Неужели ты не возродишься духовно и не восстанешь снова в силе и славе своей? Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смоковницу?...

Плачьте же, дорогие братия и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца... Богатые и бедные, ученые и простецы, старцы и юноши, девы, младенцы - соединитесь все вместе и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении России..."

Тогда, семьдесят пять лет назад, народ внял призыву своего первосвятителя, и соборная молитва предотвратила гибель Руси, сгоравшей в пламени братоубийственной бойни. Тогда покаяние народа на весах правосудия Божия перевесило грехи гордыни и вероотступничества, тщеславия и властолюбия, приведшие к трагедии гражданской войны. Тогда - у народа хватило здравого разума и душевных сил, чтобы выжить, сохранить страну, удержать национальную самобытность... Хватит ли теперь?

 

"О, СВЕТЛО СВЕТЛАЯ и прекрасно украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и целебными источниками местночтимыми, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчисленными городами великими, садами монастырскими, храмами Божьими и князьями грозными. Всем ты преисполнена, земля Русская, о православная вера христианская!" Так начинал свой плач автор "Слова о погибели Руския земли ", безвестный ревнитель российского величия,  оплакивавший в середине XIII века разорение Руси страшным нашествием разноплеменной орды Батыя.

Какая же дикая орда, какой свирепый враг прошел сегодня по просторам нашей Родины черным смерчем разрушения и развала - так, что впору россиянам ныне возопить словами другого древнего автора: "Откуда начнем плакати, увы, толикаго падения преславныя ясносияющия превеликия России? Которым началом воздвигнем пучину слез рыдания нашего и стонания? О, коликих бед и горестей сподобилося видети око наше!" И действительно - как же не скорбеть, не печалиться, глядя на этот позор, памятуя прежнее могущество, богатство и красоту Родины нашей, цветшей издревле подобно дивному цветку на удивление миру, в назидание верным, к радости своих славных сынов?

Пора понять - именно сейчас решается вопрос: удастся ли разрушителям России и дальше обманывать русский народ, завлекая его хитростью и ложью на путь безвозвратного самоуничтожения, к мрачной пропасти окончательной гибели, или - ценой многих жертв и страданий мы все же прозреем, очнемся, одумаемся. Ведь только тогда сможем мы обрести надежду спасения, волю к жизни и утерянную было духовную мощь.

В этой ситуации особую роль приобретает позиция Церкви. Ее авторитет постоянно растет, постепенно возвращается понимание исключительной роли Православия в русской жизни. Находясь в глубочайшем кризисе, общество желает знать, каковы исторически сложившиеся государственные воззрения Церкви, принимавшей живое и деятельное участие во многовековом строении великого Русского Царства. Многие и многие жаждут услышать ее нелицеприятное суждение, с тревогой и надеждой ожидая материнский церковный призыв.

Не дерзая от своего лица рассуждать о сем важнейшем предмете, скажу, тем не менее: слушайте - вот он, этот призыв, возглашаемый устами Первосвятителя-исповедника, святейшего патриарха Московского и Всея России Тихона.

"Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и разложения... По воле Пастыреначальника, Главы Церкви, Господа нашего Иисуса Христа поставленный на великое и ответственное служение Первосвятителя Церкви Российской, по долгу преемника древних собирателей и строителей земли Русской, я призываю совестию своею возвысить голос в эти ужасные дни... Может ли примириться русский народ со своим унижением?.. Все мы - братья, и у всех одна мать - родная Русская земля.

Пред лицом страшного, совершающегося над страной нашей суда Божия, будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наши братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутых и собрали расточенных..."

Сказано недвусмысленно и ясно, так, что каждый может понять - нет в мире силы, способной заставить замолчать голос церковной проповеди, от полноты любящего сердца вещающий о нашей всенародной обязанности спасти Святую Русь, сохранить и приумножить драгоценное наследие предков. Человек благонамеренный и благочестивый найдет в этом голосе доброго утешителя и разумного советчика. Для тех же, кто сжег свою совесть на костре тщеславных вожделений и сребролюбивых помыслов, он станет гласом Страшного суда, предрекая неложно и грозно жалкий, бесславный конец нераскаявшимся страстолюбцам.

Все, кто по долгу своего служения ответственен пред Богом за духовное здравие народа, все, кто небезразличен ко всеобщему страданию, кто болезнует душой при виде потоков лжи и клеветы, изливаемых на нашу страну и ее людей, - услышьте призыв святейшего Тихона: "К тебе же - обольщенный, несчастный народ русский, сердце мое горит жалостью до смерти. "Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое" (Плач. 2:11) при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще больших скорбей. Взываю ко всем вам - архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери о Христе: спешите с призывом к прекращению братоубийственных распрей, с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению".

 

ЧТО ЖЕ ЗАСТАВЛЯЕТ нас безропотно, порою просто безвольно мириться с происходящим? Какая сила подавляет волю к сопротивлению, застилает глаза, мешая видеть истину, грызет сердце тугой и безысходной горечью? Дьявол - "человекоубийца искони", "ложь и отец лжи", по слову Священного Писания, - какими путями, по каким тропкам находит он дорогу в наши души, смущая и слепя, обманывая и обольщая?

Мы утеряли духовную наполненность жизни. Мы поддались на приманку миражей материального благополучия, забыв пророческие слова о том, что "дух животворит; плоть не пользует нимало..." (Ин. 6: 63). Мы позволили низвести себя до уровня мыслящих животных - полускотов, полулюдей, отличающихся от первых способностью самосознания, но не принадлежащих к последним из-за прискорбного паралича духовных потребностей души.

Бог создал человека по образу и подобию Своему. Создал для соучастия в Своей Божественной жизни как созерцателя неисповедимых тайн устроения Вселенной, сотрудника Своего в деле устроения и управления гармонией мира, связанного с Собой нерасторжимым единством любви, мудрости, благости.

Сколько бы мы ни пытались изжить остатки своего богоподобия, сколько бы ни калечили человеческую природу по рецептам приверженцев "прогресса", "цивилизации", "общества потребления" и тому подобных нелепиц - не успокоится душа человеческая, доколе не обретет вечный, священный, не подверженный умалению смысл своего бытия. Веками народ русский сознавал цель своего национального, вероисповедного, государственного самостояния в том, чтобы сохранить этот смысл, явленный в откровениях православного вероучения. Сегодня естественную религиозную жажду русской души хотят направить в русло темных сатанинских культов, разрушающих индивидуальную психику и соборное народное самосознание. Не преуспев в попытках уничтожить Россию силой, нас цинично, расчетливо и подло толкают на путь духовного самоубийства. При этом не имеет значения, в какие красочные "обертки" облекают смертельный яд богоборчества. Будь то беснование рок-музыки - для молодежи и подростков, или обожествление "успеха в жизни" - для взрослого населения, смысл всегда один: не допустить восстановления в народе истинной шкалы ценностей, где религиозно-нравственные понятия милосердия и мужества, веры и верности безусловно довлеют над потребностями низшей природы человека.

"Наша беда и наша опасность: мы живем в эпоху воинствующего зла, а верного чутья для распознания и определения его не имеем. Отсюда бесчисленные ошибки и блуждания. Мы как будто смотрим - и не видим; видим - и не верим глазам;  боимся поверить, а поверив, все еще стараемся уговорить себя, что "может быть, все это не так..." Эти слова принадлежат Ивану Ильину, одному из самых ярких русских мыслителей XX века, волею судьбы оказавшемуся в эмиграции после революции 1917 года.

Да, действительно - мы боимся поверить, что все, происходящее с нами в последние восемьдесят лет не есть случайность или прихоть капризной истории, но целенаправленная попытка разрушить Россию любой ценой. Мы плохо знаем собственную историю, мы боимся знать ее. А зря!

Кто помнит сегодня, после многих десятилетий одуряющей пропаганды, что еще до начала первой мировой войны налоги в России были самыми низкими в мире? Что в 1913  году урожай зерна у нас был на треть больше, чем в Соединенных Штатах, Канаде и Аргентине, вместе взятых? (А теперь мы у них закупаем миллионы тонн...). Что Россия поставляла 50% мирового импорта яиц; 80% мирового производства льна? Что именно в императорской России - притом еще в XVIII веке - впервые в мире были приняты законы, защищающие условия труда (был запрещен ночной труд женщин и детей, ограничена продолжительность рабочего дня и т.п.)? Смешно сказать - кодекс императрицы Екатерины, регулирующий условия труда, был запрещен к обнародованию в "цивилизованных" Англии и Франции  как "крамольный"!

Социальное законодательство России было самым совершенным в мире. Сегодня на каждом шагу нам тычут в нос "развитой" Америкой, но за два года до первой мировой войны Президент Соединенных Штатов Тафт заявил представителям России: "Ваш император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может!" К 1923 году, согласно программе народного образования, принятой задолго до революции, Россия должна была стать страной всеобщей грамотности...

Известный экономист-аналитик Эдмонд Тей утверждал в начале столетия, что "к середине настоящего века Россия станет выше всех в Европе как в отношении политическом, так и в области финансово-экономической". Не это ли объясняет неистребимое стремление Запада подорвать русскую мощь, ослабить, а если можно, то и поработить Россию?

Сейчас мы лишь начинаем прозревать - а ведь наши соотечественники, прожившие на Западе долгие годы, давно предупреждали об этой опасности. Но усилиями русофобов русские люди оказались разъединены стеной враждебности и непонимания, взаимных упреков, обвинений и обид, стеной идеологизированной ненависти - и предупреждающий голос русской национальной эмиграции, искренне болевшей за страну и честно желавшей предупредить свой народ о грозящих опасностях, не мог пробиться сквозь толщу недоверия и враждебности. Что ж, лучше поздно, чем никогда: может быть, хоть сейчас мы прислушаемся к этому голосу, полному муки за боль истерзанной, далекой Родины, полному горячего желания помочь и неколебимой веры в то, что народ русский все же преодолеет все преграды и ловушки, стоящие на пути его религиозного, нравственного, национального и политического прозрения.

"Мировая закулиса хоронит единую национальную Россию, - писал в 1949 году тот же Иван Ильин. - "Добрые соседи" снова пустят в ход все виды интервенции: дипломатическую угрозу, захват сырья, присвоение "концессий", расхищение военных запасов, одиночный, партийный и массовый подкуп, организацию наемных сепаратистских банд, создание марионеточных правительств, разжигание и углубление гражданских войн... А новая Лига Наций (читай: ООН - прим.авт.) попытается установить "новый порядок" посредством заочных (Парижских, Берлинских или Женевских) резолюций, направленных на подавление и расчленение Национальной России".

Достаточно сравнить эти строки с реальными событиями последних лет, и комментарии окажутся излишними. Вопрос сейчас стоит так: успеем ли мы осознать всю опасность положения и принять необходимые меры прежде, чем процесс распада станет необратимым? Хватит ли у нас мужества не останавливаться на полдороге в понимании причин событий и глубины происходящих в мире перемен? В принятии необходимых мер для предотвращения гибели народа и страны? Сумеем ли мы подняться над временными противоречиями и мелкими страстишками до осознания своего всенародного единства, своего исторического, гражданского и религиозного долга? Пока еще - есть возможность остановиться на краю пропасти. Горе нам, если мы упустим ее из-за игры честолюбий или упрямства догматиков от политики, вялости мысли или паралича воли, боязливости или безответственности...

"Когда после падения большевиков, - говорит Ильин, - мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг "Народы бывшей России - расчленяйтесь!", то откроются две возможности:

Или внутри России встанет русская национальная диктатура, которая возьмет в свои крепкие руки бразды правления, погасит этот гибельный лозунг и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране.

Или же такая диктатура не сложится, и в стране  начнется непредставимый хаос передвижений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия.

Тогда Россия будет охвачена анархией и выдаст себя головой своим национальным, военным, политическим и вероисповедным врагам..."

Что тут добавишь! Как говорится - "чтущий да разумеет"...

 

НАВЕРНЯКА НАЙДУТСЯ желающие обвинить меня в излишней "политизированности". Скажут, что Церковь, мол, "не от мира сего", так что нечего и лезть в мирские дела. Скажут, пожалуй, о том, что не стоит будоражить народ разговорами о "заговоре против России", что сейчас главное - сохранить мир любой ценой, избежать возрождения "имперских амбиций", что надо смириться с "ходом истории", который будто бы привел к развалу страны "по объективным причинам"...

Воистину, мир надо хранить всеми силами. "В мире место Божие", - свидетельствует нам Священное Писание. Вот только - всякий ли мир от Бога, любой ли хорош для православного человека? "Тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ? - вопрошал святейший патриарх Тихон, когда России в очередной раз пытались навязать "позорный" мир. - Мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом,... десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна,... мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный град Киев, "мать городов русских", колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и Русскую землю в тяжкую кабалу, -  такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения. Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери".

Семьдесят пять лет назад это предвидение русского первосвятителя исполнилось с пугающей точностью. Сбудется ли опять? Или мы все же не повторим дважды одной и той же страшной ошибки, распознаем обманщиков и недругов России, отзовемся на глас отеческого вразумления патриарха-исповедника: "Противостаньте им силою веры вашей, - молил он народ русский, - вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной".

Услышим ли мы эти призывы? Сумеем ли отстоять Святую Русь? Верую, что Господь не оставит нас без помощи и вразумления, вдохновит и направит на должный путь. Ибо, если мы не остановим это безумие сейчас, то скоро - ох, как скоро, - придется платить за него страшную, кровавую цену...

В этой статье я намеренно много цитировал. Сделал это сознательно, ибо слишком важные, судьбоносные темы затронуты в ней, чтобы считать достаточным для их обсуждения свой личный разум и персональный авторитет. Нет, этого мало - пусть видят люди, что в вопросах важности первостепенной, вопросах выживания страны глас церковный (патриарх Тихон) и глас народного самосознания (Иван Ильин) сливаются воедино, "едиными усты и единым сердцем" печалуясь и скорбя о великой Родине нашей - Святой Руси.

Я начал статью эпиграфом из поэзии светской. Хочу закончить ее словом церковным, словом святителя Тихона - пусть станет это символом возрождающегося единения народа, чье тело так долго и изощренно пытаются рассечь, разделить, разъять...

"Возлюбленные о Господе братие и чада! - говорит русский патриарх. - Долг архипастырской любви, объемлющий болезни и скорби всего православного народа русского, повелевает Нам обратить к вам Наше отеческое слово. Вместе с вами Мы страждем сердцем при виде не прекращающихся бедствий в нашем Отечестве; вместе с вами молим Господа о том, чтобы Он укротил Свой гнев, доныне поядающий землю нашу.

Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь... Изнемогает наша Родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего ее. Где же причина этой длительной болезни, повергающей одних в уныние, других - в  отчаяние? Вопросите вашу православную совесть и в ней найдете ответ на этот мучительный вопрос.

Грех, тяготеющий над нами, - скажет она вам, - вот сокровенный корень нашей болезни, вот источник всех наших бед и злоключений. Грех растлил нашу землю, расслабил духовную и телесную мощь русских людей... Из того же ядовитого источника греха вышел великий соблазн чувственных земных благ, которым и прельстил наш народ, забыв о "едином на потребу"... Мы захотели создать рай на земле, но без Бога и Его святых заветов. Бог же поругаем не бывает. И вот мы алчем, жаждем и наготуем на земле, благословенной обильными дарами природы, и печать проклятия легла на самый народный труд и на все начинания рук наших. Грех - тяжкий нераскаянный грех - вызвал сатану из бездны...

Господи Человеколюбче! Приими очистительную жертву кающихся пред Тобой людей Твоих, отыми от нас дух малодушия и уныния и Духом владычним, Духом силы и крепости утверди нас. Возсияй в сердцах наших свет Твоего разума и посети виноград Свой, егоже насади десница Твоя. Аминь".

Восстанем, братия, на подвиг духовный, и Родина наша воссияет светом истины и праведности - как встарь!

 

МОЛЮ ВАС: ОДУМАЙТЕСЬ!

 

СЕГОДНЯ РОССИЯ на краю гибели - этот факт уже не требует каких-либо специальных доказательств. Разоренная, расчлененная, одурманенная лживой пропагандой, ошельмованная глумливой сворой русофобствующих борзописцев, она невероятным напряжением всех своих сил еще удерживается над бездной, еще дышит, живет, еще ждет нашей помощи. Дождется ли? Или вслед за разрушением государственности столь же свирепо и беспощадно будет растоптана и русская духовность, чтобы уже навсегда, окончательно и бесповоротно лишить нас возможности подняться с колен, возродиться, воскреснуть, ожить?

Мне уже неоднократно приходилось писать, что зловредная сила, терзающая ныне Русь, претендует в ближайшем будущем и на мировое господство. Что она прекрасно организована в международном масштабе, жестока, хитра, беспощадна, упорна и беспринципна. Что особой ненавистью и яростью горит она к Православной Церкви - последней хранительнице наших святынь, последней опоре здорового национального самосознания. В ответ - меня в лучшем случае обвиняли в "безосновательной подозрительности".

Сегодня я хочу представить на ваш суд несколько документов. Выводы каждый сможет сделать сам, если не побоится додумать до конца возникающие при их чтении горькие, невеселые мысли...

Итак:

Выдержка из репортажа, переданного радиостанцией "Маяк" 30 марта 1993 года в 8.30 утра.

"... В пору перехода к капитализму, сердца людей могут быть завоеваны североамериканским и западноевропейским евангелизмом. Так сформулировал кредо религиозного наступления на страны СНГ (читай - Россию - прим. авт.) профессор Калифорнийского университета Гордон Мелтон. Он считает, что фундаменталистское протестантское учение находится в более выгодном положении по сравнению с Русской Православной Церковью, ибо оно лучше организовано и более широко использует современные средства оргтехники и информации. В частности, евангелистские передачи уже ведутся на страны СНГ круглые сутки.

Кроме того, самый известный евангелистский колледж в Пассадене (Калифорния) открыл недавно в России свое представительство. В другом месте, в городе Атланта, штат Джорджия, разрабатывается своя пятилетка - план, согласно которому американцы хотят подготовить преподавателей "христианства" для каждой школы (!) в СНГ. До конца этого века американские евангелисты намерены открыть двести тысяч приходов в странах Содружества..."

Видите - они уже даже не стесняются. Они, считая нас тупой и бессмысленной массой, уже прямо в лицо говорят нам, что собираются перестроить нашу жизнь по-своему, заставить нас думать, желать и чувствовать по-своему, веровать - по-своему. Нужно ли спрашивать: в чьих интересах? Ответ сегодня понятен и так.

Но вернемся к документам.

Письмо комитета Верховного Совета Российской Федерации по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности.

"Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему  Иоанну, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому.

Ваше Высокопреосвященство! С глубокой тревогой мы прочитали стенограмму радиопередачи по "Маяку", где были раскрыты подлинные планы США в отношении России и Русской Православной Церкви. Вместо 11-12 тысяч православных приходов США планирует создать 200 тысяч евангелических приходов для воспитания "капиталистической психологии" и космополитизма. По сути это - идеологическая и духовная интервенция, которая уже началась. Заверения Президента США Б. Клинтона о поддержке Б. Ельцина и всех, кто действует "в духе реформ по-американски", как видим, затрагивают не только финансовые вопросы...

Уповаем, что широкие "врата ада", к которым ведет нас путь нынешних "реформ", не сумеют поглотить Русскую Православную Церковь, как, впрочем, и российских мусульман, всегда живших в России в мире и дружбе с православными под опекой Самодержца. Надеемся, что церковная иерархия возвысит, наконец, свой святительский голос и не допустит для Русской Церкви столь печальной участи.

Председатель  комитета  В.С. Полосин.  Секретарь комитета А.А. Злобин".

Что ж, отцы и братия! Спаси вас Господи за то, что не побоялись сказать правду вслух. Нам бы всем, да пораньше, пораньше понять, куда нас ведут, к чему клонятся сладенькие обещания и лукавые улыбочки! Была бы Россия целей да совесть спокойнее...

Однако, последуем дальше.

Послание преосвященнейшего Досифея, епископа Британско-Скандинавской епархии Сербской Православной церкви. Март 1993 года.

"Святой апостол Павел давно предупредил нас: "Сам сатана принимает вид Ангела света. А потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их".

Искусили и мы, какими средствами пользуются служители сатаны: сначала они разжигают огонь в мирных семьях, а потом предрекают, что пожар разрастается и захватит соседние дома, если разом не перебить невинных людей, которых они обвиняют в поджигательстве. Сегодня они поступают так с сербами, чтобы затем устремиться на другие жертвы...

В стратегическом смысле политика западных сил лучше всего объясняется "методом домино": если домино расставить вертикально и нарушить равновесие первой фишки, то все остальные одна за другой упадут вслед за ней. Югославия стала этой первой фишкой; Россию предполагают сделать последней.

Впервые в истории появилась возможность полностью уничтожить Россию, а вместе с ней и все православные народы. Соблазненный пустыми обещаниями и уверенный в крепости союза с Украиной, русский народ вверг себя в пропасть, будучи уверенным, что в кончине Советского Союза найдет спасение, - но вышел из этого кризиса ослабевшим в экономическом, политическом и военном отношениях. В одночасье лишенная морских баз на Балтийском и Черном морях, Россия предстала вдруг на мировой арене в виде великана с отрубленными руками. И враги русского народа не преминули внедриться в образовавшуюся политическую трещину.

Но Россия, несмотря на свое падение, осталась ядерной силой, и сразу же непосредственно напасть на нее было бы невозможно, так как это вызвало бы атомную войну. Случай Югославии в тот момент подвернулся весьма кстати: тут в самые сжатые сроки можно было развязать войну православных с мусульманами - как раз так, как это планировалось сделать и в России. Обоюдное уничтожение православных и мусульман - лучший "рецепт" для уничтожения России изнутри...

Отсюда на Западе такое согласие... Суетясь, они торгуются, словно на аукционе, потому что преступление выгодно всем. В данный момент нет для них политики более выгодной - вплоть до той минуты, когда врагам удастся разжечь конфликт между самими православными народами, по примеру Молдавии, а самое главное - войну России с Украиной... Понятно, что при этом пострадает и Европа, но разве это важно, если русские и украинцы уничтожат друг друга? Ну, а если не уничтожат до конца, то Америка добьет едва живую Россию...

Есть ли у православных народов надежда на спасенье? Им не от кого его ждать, кроме как от Бога и от себя самих... Нужно прежде всего, чтобы православные народы осознали, что опасность грозит им всем вкупе, хотя на первый взгляд сегодня беды свалились лишь на одного их православного соседа... Враги Православия ликуют, когда украинцы препятствуют выходу русских на Черное море или когда румыны требуют от украинцев и русских Молдавию, а от болгар - южную Добруджу. Такая политика стала политикой самоубийства; она идет на руку самым черным недоброжелателям Православия и ведет нас к общей погибели.

...Православным народам остается выбирать: или им объединиться и предотвратить катастрофу, или, один за другим, подвергнуться уничтожению. Нет сомнений, что Православные Церкви, прежде любых государственных деятелей, призваны повлиять на это решение. От них прежде всего требуется открыть глаза народу и ответственным политическим лидерам. Посему православные иерархи несут великую ответственность за дальнейшую судьбу, спасение и выживание Православия в мире. Когда истинный лик Христа воссияет над всеми народами, тогда и среди людей вновь воцарится мир..."

Теперь я хочу спросить нынешних властителей России: неужели вам неизвестно, сколь опасно развиваются события, неужели непонятно, что бездействие сегодня равносильно предательству? Слышали ли вы когда-нибудь, что свою Родину, свой народ, свои вековые традиции и святыни предков - надо любить? Или в вашем сознании этот глагол применим только к креслам, которые вы занимаете? Доходит ли до ваших ушей зловещий шепот, раздающийся в народе: "Иуды! Россию продали..." Не зная обстоятельств и людей, не могу обвинять никого лично. Но не могу и молчать, ибо это тот самый случай, когда, по слову Святых Отцов, "молчанием предается Бог".

Молю вас - молю коленопреклоненно, усердно и искренне: одумайтесь! Все, в ком не заглох еще голос совести, кто еще способен сочувствовать Руси, скорбям народа русского: одумайтесь! Прекратите самоубийственные политические игрища! Мы превратили наших стариков - отцов и матерей наших, вынесших на себе неимоверную тягость русской истории последних десятилетий, - в голодных, нищих побирушек, грошовой пенсии которых не хватает даже на то, чтобы их похоронить по-божески! Мы изуродовали души наших детей отравой потребительства и грязного разврата, растлили целое поколение молодежи, лишив их радостей полноценной духовной жизни, низведя до скотского уровня тупого, биологического прозябания! Мы промотали великое державное наследие, купленное безмерной ценой героизма и самоотверженности народа, миллионов и миллионов простых русских людей, павших в боях на бескрайних просторах многострадальной России...

Какой же мерой бесстыдства и цинизма надо обладать, чтобы этот позор, это преступление, эту вселенскую трагедию называть "торжеством демократии", "движением по дороге прогресса и цивилизации!" Знайте: можно избежать человеческого суда, но Божий суд неотвратим и нелицеприятен. "Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли!" (Быт. 4: 10) - услышал Каин, пытавшийся скрыть от Всезрящего преступление братоубийства. Многим из нас придется услышать подобное и в свой судный час.

Тем же, кто сознательно содействует творимому злу, скажу так:

Вы опытны, изворотливы и хитры. Вы знаете, что всякий народ - это дитя. Русский же народ, сверх того - дитя доверчивое, доброе и простосердечное. Вы дурачите его сказками о "народовластии", мутите его разум с помощью "средств массовой дезинформации", вымогаете - ложью и лестью - на всяких и всяческих "выборах" и "референдумах" его согласие на собственную смерть, предлагая оказать вам доверие и одобрить вашу подлую, безнравственную политику уничтожения России. Вы - в который уже раз - надеетесь обмануть всех и вся, но...

"Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение" (Лк. 10: 21). Так поучал учеников Своих Иисус Христос, свидетельствуя о том, что великое сокровище чистого сердца и покойной совести, сокровище истинной духовной и необоримой веры дано будет тем, кто младенчествует злобой и завистью, коварством и лицемерием. Да будет так! И свершится тогда над народом русским древнее пророчество, гласящее: "Не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей. Вот, в стыде и посрамлении останутся все, раздраженные против тебя; будут как ничто и погибнут препирающиеся с тобою" (Ис. 41: 10-11).

Пусть же свершится на нас воля Божия - всеблагая и всесовершенная. Аминь.

 

ЧТУЩИЙ ДА РАЗУМЕЕТ...

 

Да, хитрой зависти ехидна
Вас пожирает; вам обидна
Величья нашего заря;
Вам солнца Божьего не видно
За солнцем Русского Царя!

М. Лермонтов

 

У НАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИИ есть враги... Они появились не со вчерашнего дня и дела их всем известны из истории", - писал в 1949 году знаменитый русский философ-эмигрант Иван Ильин, пытаясь осмыслить бурные события русской жизни последних десятилетий. К сожалению, многие годы скорбей и неописуемые страдания народа потребовались русской интеллигенции для того, чтобы осознать трагедию российской революции, о возможности которой Русская Церковь предупреждала задолго до катаклизмов 1917 года.

Еще 20 февраля 1905 года на проповеди в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга авторитетнейший русский архипастырь - епископ Антоний Храповицкий предупреждал: "Все слои общества... под воздействием культуры еретического Запада... как голодные волки требуют себе всяких прав и льгот. В случае, если Россия поддастся этим гибельным соблазнам, - продолжал святитель, - русский народ будет несчастнейшим из народов", "Россия распадется на множество частей, начиная от окраины и почти до центра", "наши западные враги бросятся подобно коршунам" и "обрекут ее на положение порабощенной Индии и других западноевропейских колоний".

"Не забывай же о них, русский народ, - взывал преосвященнейший владыка Антоний, - берегись богохульников, кощунников, мятежников, желающих оторвать тебя от вечной жизни, от царствия Христова". На нашу беду, похоже, справедлива та поговорка, которая говорит, что история "учит лишь тому, что она никого ничему научить не может". Русская духовность и русская государственность пережили десятилетия тяжелейших испытаний, но сегодня, когда решается судьба России, наши беззаботность и нерасторопность порой превосходят все мыслимые границы.

"Полноте, да есть ли у России враги?" - твердят люди, одураченные лживой пропагандой, лишенные правильного образования, непредвзятой информации и здравого нравственно-религиозного мировоззрения. Поскольку Церковь сегодня осталась последним оплотом истинной, неискаженной духовности, последним бастионом нравственного здоровья народа, последним выразителем русского самосознания, не изуродованного идолопоклонничеством перед фальшивыми "общечеловеческими" ценностями, - необходимо, как видно, чтобы именно из-за церковной ограды прозвучал отрезвляющий и вразумляющий голос.

Да - к великому сожалению, у нас есть враги. Да - сегодня лишь слепец или провокатор может утверждать, что все ужасы и беды, терзающие нашу Родину уже много лет подряд, есть результат "естественного течения событий" или плод "ущербного русского менталитета".  Да - противостоящие России силы обладают огромной экономической, финансовой, военной и политической мощью. Так что же делать? Прежде всего - осознать правду таковой, как она есть на самом деле. И - спокойно, не впадая в панику или в неоправданное благодушие, осмотреться, определить ближайшие задачи и цели.

С известной долей условности источники опасности для страны можно подразделить на:

1) хозяйственно-экономические;

2) политические;

3) военные;

4) демографические и этнографические;

5) религиозные или мировоззренческо-идеологические.

Попробуем рассмотреть их хотя бы вкратце, тем более, что они объединены единой, общей направленностью: разрушить и подорвать христианские основы нашей жизни, дискредитировать христианские нравственные ценности, которые по-прежнему, несмотря на десятилетия борьбы с религией, продолжают в основном определять культуру, мировоззрение и даже хозяйственную жизнь России.

"Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь" (2 Фес. 3:10), - свидетельствует Священное Писание. Эти слова первоверховного апостола Павла легли краеугольным камнем хозяйственно-экономических воззрений христианства. В "переводе" на современный язык они означают, что Церковь безоговорочно благословляет лишь производительный труд, направленный на удовлетворение естественных потребностей человеческой природы. Что нормальной, с точки зрения христианства, является только такая хозяйственно-экономическая организация общества, в центре внимания которой находится производитель необходимых материальных благ. "Ничто не будет перед Христом дороже того, что ты сделаешь сам собственными руками", - еще в IV веке по Рождестве Христовом поучал свою паству блаженный Иероним, знаменитый учитель Церкви.

Нравственное содержание труда как религиозного служения - другое основополагающее утверждение христианства. Оно категорически исключает понимание богатства как цели стремлений, как главного результата хозяйственно-экономической деятельности. "Ничто не приносит столько раздоров, как сребролюбие, - говорил великий современник блаженного Иеронима, святитель Иоанн Златоуст. - Богатство и бедность оцениваются не по количеству достатка, но по образу мыслей: самый бедный тот, кто всегда хочет большего... Будем избегать сребролюбия, которое делает человека нищим, убивает душу, которое есть враг царствия небесного, мать всех зол вместе: будем презирать богатство... Не тот богат, кто много имеет, а тот, кто (в силу своей высокой духовности - прим. авт.) ни в чем не нуждается... Не тот беден, кто ничего не имеет, а тот, кто вожделевает много".

Вскормленный млеком церковной благодати, русский народ в течение десяти веков своей истории руководствовался именно этими взглядами на хозяйственную жизнь. Понимание того, что материальное благополучие благотворно лишь тогда, когда оно рассматривается как средство для духовного преуспеяния, помогло сформировать традиционный русский хозяйственный уклад. Вот его основные черты:

- признание безоговорочного приоритета за производительной сферой экономического механизма;

- вторичность кредитно-финансовой политики как средства управления экономикой. (Деньги не могут "править бал" в хозяйственной жизни страны, ибо тогда держатели этих денег, ничего не производя, не ударив "палец о палец", становятся господами положения. В этом случае под лозунгом "свободного рынка" создается система управления экономикой спекулятивным капиталом - ничуть не менее централизованная и "командная", чем прежняя, планово-социалистическая, но гораздо более жестокая и бесчеловечная);

- значительная "идеологизированность" экономики, предполагающая наличие высших нравственно-религиозных целей хозяйственной деятельности;

- мощное государственное регулирование экономики. Государство при этом является не надсмотрщиком или дотошным приказчиком, но гарантом соблюдения общенациональных интересов, защитником экономической безопасности страны.

Надо ли говорить, что экономическая политика, проводимая сегодня в России, направлена (вольно или невольно, сознательно или нет - другой вопрос) на уничтожение традиционного русского хозяйственного уклада, внедрение чуждых нашей морали, недееспособных на русской почве экономических форм, на экономическое разрушение и подавление русской национальной государственности!

Кому же это выгодно? Кто стимулирует этот дикий процеcс экономической дехристианизации Руси, ее хозяйственного разорения и развала? Ревнители этого коварного и безнравственного плана есть и внутри страны, и за ее пределами.

За рубежом - это прежде всего транснациональная финансовая олигархия. Эта немногочисленная группа крупнейших, наиболее богатых монополистов, олицетворяющая господство спекулятивного капитала, находится сегодня в сложном положении. Политическая стабильность и материальное благополучие Запада держится на безудержно растущем потреблении. Снижать его темпы нельзя: одурманивание потребительством - единственный способ не допустить человека задуматься о "вечных вопросах", о смысле своего бытия, о проблемах нравственно-религиозных. (А от таких мыслей - до понимания, что тебя просто используют как рабочую скотинку, как строительный материал для всемирного масонского сверхгосударства - всего один шаг). Так что обеспечение расширенного воспроизводства для Запада есть вопрос жизни и смерти.

Но такая экономическая политика может держаться лишь на ограблении беднейших стран в пользу наиболее "промышленно развитых". "Золотой миллиард", населяющий эти "развитые" страны, требует для себя все больших и больших ресурсов. Где же их взять? Конечно, в тех государствах, которые по разным причинам до последнего времени не были включены в сферу экономического притяжения Запада. Именно они должны стать новыми источниками сырья и дешевой рабочей силы. Стоит ли говорить о том, какая участь в этом новом "международном разделении труда" уготована России?... Правильно - плачевная участь дойной коровы, которую будут кормить, лишь бы она до поры до времени не сдохла с голода!

Есть приверженцы подобного типа "реформ" и внутри страны. Кто они - понять несложно. Это представители узкого коррумпированного слоя государственных чиновников, получающие от распродажи народного добра баснословные прибыли; преступные мафиозные группировки, получившие блестящие возможности "отмывать" грязные деньги и накапливать в условиях финансового хаоса огромные богатства, и часть предпринимателей, обманутых мнимыми возможностями быстро разбогатеть, совершенно ошалевших от запаха "легких" денег.  Других сил, заинтересованных в продолжении нынешнего экономического беспредела, в России нет!

Не верите - выйдите на улицу, остановите первых попавшихся сто человек (только не останавливайте проезжающие мимо "мерседесы") и спросите, что они об этом думают...

 

ПОЛИТИКА определяется словарями как "сфера человеческой деятельности, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти". Таким образом, источником политической опасности для России являются любые силы, угрожающие независимой и самостоятельной русской государственности.

Христианство признает один источник власти - Бога, свидетельствующего о Себе: "У Меня отмщение и воздаяние... Я - и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей" (Втор. 32: 35, 39). Но единый источник власти предполагает два ее вида. Первый - это власть богоугодная, находящаяся в соответствии с Законом Божиим, то есть законная. Целью такой власти является всемерное содействие попыткам приблизить жизнь народа во всем многообразии ее проявлений к евангельскому идеалу, или, говоря иными словами, - содействие спасению душ человеческих, в соответствии со словами Божиими: "Не хощу смерти грешника, но еже обратитися нечестивому от пути своего, и живу быти ему" (Иез. 33:11).

Русская государственность всегда стремилась стать воплощением именно такой власти. С этой точки зрения только благодатные, добродетельные плоды государственного управления служат подтверждением религиозной законности власти. Ни способ избрания, ни характер правления, ни какие-либо иные аргументы не в силах утвердить ее нравственную легитимность. Отсюда столь удивлявшая высокоумных исследователей двойственность русского правового сознания: готовность, с одной стороны, беспрекословно повиноваться, не претендуя на соучастие в управлении страной, а с другой, - полное презрение к законам писаным - тогда, когда они не соответствуют традиционным морально-этическим императивам.

Однако есть в мире и иная власть. Искушая Христа Спасителя господством над миром, сатана прельщал Его, говоря: "Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне" (Лк. 4: 6). Источник этой сатанинской власти - попущение Божие. "Ибо часто Бог попускает, чтобы и праведник впал в несчастия", - говорит преподобный Иоанн Дамаскин. Эта попущенная Богом по Ему Одному ведомым причинам беззаконная (противная Закону Божию) власть губительна для народа, всецело направлена к духовной погибели подвластных ей людей. Сколь бы безупречным не был ее юридический характер с точки зрения человеческого права, для христианина ее решения никогда не станут внутренне обязательными.

Уяснив себе природу власти, мы можем теперь перейти к определению главных политических опасностей, происходящих от злоупотребления ею. И, как это ни печально, будем вынуждены признать главной, основной опасностью полное расстройство государственной власти в самой России. Та вакханалия безнравственности, бесстыдства, насилия и откровенного сатанизма, что захлестнула страну в последние годы, красноречивее любых слов свидетельствует о ее настоящем содержании, а разруха и беспредел, донельзя ослабившие мощь России, - о целях, которые она преследует.

Ясно, что внутренних резервов у такой власти нет. Она держится, подпираемая силами внешними, которым, по словам того же Ильина, "нужна слабая Россия, изнемогающая в смутах, в революциях, в гражданских войнах и в расчленении... Россия с убывающим народонаселением... Россия безвольная, погруженная в нескончаемые партийные распри, вечно застревающая в разногласии и многоволении, не способная ни оздоровить свои финансы, ни провести военный бюджет, ни создать свою армию, ни примирить рабочего с крестьянином, ни построить необходимый флот".

В такой, поверженной, России заинтересованы прежде всего те, кто:

- боится ее как великого соседа в силу собственной слабости, да еще потому, что при развале СССР успел прихватить себе кое-что, явно ей принадлежащее;

- имеет в составе своей "суверенной территории" исконно русские земли, населенные, к тому же, русскими людьми, ставшими в новоявленных "национальных государствах" гражданами второго сорта;

- видит в национальной России мощного экономического и торгового соперника, в русском народе - трудолюбивом и талантливом - опасного конкурента на международных рынках;

- завидует русским богатствам, желая использовать их для собственного обогащения;

- одержим древней религиозной ненавистью к Святой Руси как к хранительнице и защитнице Вселенского Православия, ревностной оберегательнице чистоты христианского вероучения.

Но опаснее всего - та сила, в руках которой все вышеперечисленные русоненавистники служат лишь орудиями реализации ее мрачных планов, - сила, которая неприметно, но искусно и ловко дирижировала революционным движением в России в начале века, которая столь же профессионально содействовала развалу Союза и разорению страны в процессе масштабной международной диверсии, получившей у нас название "перестройки".

За ней стоит многовековая история и огромный опыт организации социальных катаклизмов в странах Европы и Азии, Америки и Европы. Ее духовной основой является воинствующее антихристианство, организационными структурами - многочисленные легальные, полулегальные и тайные международные организации, начиная с пресловутого масонства и кончая структурами Организации Объединенных Наций. Ее политическая мощь такова, что целые государства и союзы государств оказываются послушными исполнителями чужой воли.

Какое название дать этой силе - дело второстепенное. Священное Писание, пророчески предсказавшее ее появление две тысячи лет назад, именует ее "действием сатаны" (2 Фес. 2: 9), результаты же этого действия - "апостасией" (то есть отступлением от Истины) или "тайной беззакония" (2 Фес. 2: 7). Целью ее признается создание всемирной антихристианской диктатуры, наиболее полным выразителем - антихрист, имеющий прийти как наднациональный властитель - губитель и лжец.

На пути этой силы к мировому господству единая, национальная, Православная Россия рассматривается как последнее серьезное препятствие - отсюда то ожесточение, та ненависть, тот разрушительный порыв, которые столь удивляют непосвященных, наблюдающих за конвульсивным "вхождением России в "мировое сообщество"."

Забыть обо всем этом - значит стать легкой добычей врагов.

 

О ВОЕННЫХ ОПАСНОСТЯХ, угрожающих нам, можно сказать довольно коротко. Их подробное рассмотрение - дело профессионалов, но уже сейчас любому здравомыслящему человеку очевидно, что Запад как был, так и остался главнейшим противником России. Нас пока еще спасает то, что гигантский военный потенциал страны, созданный самоотверженным трудом нескольких поколений, миллионов и миллионов безвестных, жертвенных тружеников, - этот потенциал столь велик, а русский солдат, несмотря на разнузданную кампанию шельмования Вооруженных Сил, все еще в основной своей массе столь патриотичен и боеспособен, что прямое военное вмешательство в наши дела маловероятно.

И все же нельзя не видеть, что источники локальной военной опасности придвинулись вплотную к границам страны, а кое-где и перешагнули их. В планы мировой закулисы несомненно входило разжигание военных конфликтов на территории России - в надежде, что запалив страну "по краям", они сумеют вызвать в конце концов масштабную гражданскую войну. Лишь неимоверное терпение нашего народа и безграничное русское миролюбие помогли избежать катастрофы, сорвать этот жуткий сценарий.

Вообще, надо ясно отдавать себе отчет, что в условиях мирного развития событий в России антинациональные силы не имеют никакой политической перспективы. Державная инерция русской государственности столь велика, а высота и притягательность русской духовности столь очевидна, что мало-помалу они сломят любое сопротивление и выведут страну на путь ее естественного исторического развития. Только хаос, административная и хозяйственная разруха, а "в идеале" - братоубийственная война, могут дать русофобам шанс удержать власть, истощив народные силы в борьбе за выживание и в бессмысленном противостоянии.

"В мире место Божие", - гласит Священное Писание. Сегодня наша важнейшая задача - сохранить внутренний мир, удержать ситуацию в рамках плавного, ненасильственного развития. При этом надо иметь в виду, что потерпев крах внутри страны, осознав, что вопреки всем препятствиям и ловушкам Россия очнулась и встала на путь здорового национального развития, ее враги приложат все силы, чтобы остановить этот процесс извне. Здесь возможны любые варианты, вплоть до открытого военного давления, так что переводить "наш бронепоезд на запасный путь" пока, пожалуй, рановато...

 

ДЛЯ ЛЮБОЙ СТРАНЫ темпы прироста народонаселения (демографический фактор) и проблемы межнациональных отношений (этнографический фактор) имеют важнейшее стратегическое значение, в немалой мере определяя жизнеспособность и крепость ее государственности. Для многонациональной России они имеют особую важность - поэтому, наверно, технологи разрушения русской государственности приложили массу усилий, чтобы добиться в стране превышения смертности над рождаемостью, с одной стороны, а с другой, - максимально накалить и обострить отношения между народами, проживающими на территории бывшего Союза.

Многие ли помнят, что до революции Россия имела самые высокие в мире темпы роста населения, причем достигались они именно за счет русских, в семьях которых иметь восемь-двенадцать человек детей считалось делом естественным и нормальным. Пусть, кто сумеет, вспомнит - сколько братьев и сестер было у его прадедушки (прабабушки), и сам убедится в этом. (Кстати, - к вопросу о "нищей России" во времена "гнилого царизма" и о нынешнем уровне жизни: кто сегодня может позволить себе иметь десятерых детей, кормить их, обувать, одевать и вывести в люди?... То-то же!)

Не в последнюю очередь именно эта огромная жизненная мощь народа позволила Руси стать тем, что она есть: расширялась территория, колонизировались и обживались огромные пространства, встречные же народы принимались добросердечно и беззлобно, более того, - присоединяясь к России, они и сами усиливались, "не опасаяся врагов под сенью дружеских штыков", - говоря словами поэта.

Что же мы имеем теперь? Страну, где появление ребенка ложится на семью со средним достатком непосильным бременем! Где вымирают целые области, в деревнях остаются доживать свой век лишь старики да старухи, а средства массовой информации с маниакальным усердием продолжают разрушать традиционный русский семейный уклад, пропагандируя в среде молодежи культ насилия и богатства, бесстыдства и прожигания жизни! Если это будет продолжаться и дальше - мы погибнем как народ безо всяких завоеваний и войн, захлебнувшись в собственных нечистотах!

Неужели мы настолько поглупели, что не замечаем, как нас берут в смертельные "клещи": с одного бока душат русский народ, всеми способами подавляя и ослабляя его жизненную мощь и способность к воспроизводству, а с другого - язвят и жалят межнациональными конфликтами, всемерно возгревая на национальных окраинах Руси пещерную, безудержную русофобию!

Что же нам делать? Как быть? Вопросы эти далеко не праздные, ибо именно сегодня решается - быть ли нам вообще...

Во-первых, надо открыто признать, что Россия есть государство русского народа. В этой простой констатации очевидного исторического факта ни для кого ничего обидного быть не может. Ведь русские же полки громили псов-рыцарей на Чудском озере в 1241 году, секли полчища Мамая на Куликовом поле в 1380-м, очищали Москву от интервентов-поляков в 1612-м, насмерть стояли на Бородинском поле в 1812-м! Русские же купцы ходили "за три моря", подобно знаменитому Афанасию Никитину, закладывая основы нашей экономической мощи! Русские же священники, иноки и инокини - подвижники Святого Православия, любовно пестовали душу народа, вкладывая в нее драгоценные перлы добродетелей: милосердия и незлобивости, смирения и мужества.

Русскими костями на девяносто (да как бы не поболее!) процентов усеяны с нашей стороны поля сражений первой и второй мировых войн. Да и сегодня русские составляют более четырех пятых населения страны. Именно они являются тем цементом, который стягивает государственное строение России: общность якута и лезгина, татарина и вепса поддерживается лишь тем, что они на равных включены в державное тело Руси.

Во-вторых, надо немедленно заявить, что ситуация, когда миллионы русских людей в одночасье оказались "за границей" России в результате безответственных политических игрищ - порочна, неестественна и долго терпима быть не может. В состав России должны безоговорочно входить все земли, на которых русское население составляет большинство! Это единственный практически приемлемый критерий определения современных границ русского государства.

Столь же решительно надо сказать, что отделение Белоруссии и Украины - чудовищная нелепость, затея провокационная, гибельная и безумная. Впрочем, есть все основания предполагать, что естественное притяжение здоровой русской государственности, когда она будет восстановлена на территории России, решит этот надуманный вопрос достаточно быстро и безболезненно.

В-третьих, необходимо срочно принять все меры, чтобы приостановить страшный процесс "естественного" вымирания русского народа, этот тихий геноцид, спланированный русоненавистниками и осуществляемый безответственными коррумпированными чиновниками. Не делая этого, можно и за все остальное не браться - все равно через несколько поколений некому будет оценивать результаты.

В-четвертых, для урегулирования межнациональных отношений в стране необходимо вернуться к здоровой имперской практике, предполагающей полную (действительную, а не показную!) свободу местного национального самоуправления в сочетании с решительным изъятием в пользу Москвы всех вопросов общегосударственного значения...

Необходимые мероприятия можно было бы долго еще перечислять, но дай нам Бог приступить для начала хотя бы к тем, о которых сказано выше. Главное - сдвинуть дело с мертвой точки, начать, а там жизнь сама подскажет благонамеренному деятелю дальнейшие шаги. Сейчас, к сожалению, в этих вопросах царит полная неразбериха, и даже люди, несомненно преданные России, оказываются порой увлеченными начинаниями, далекими от русской пользы.

Я не хотел бы вступать в полемику, однако не могу не отметить, что в нынешнем, ослабленном состоянии для русского народа неприемлемы, более того, - очень опасны любые лозунги, любые программы, предполагающие вовлечение его в какие бы то ни было внешнеполитические действия, не диктуемые крайней необходимостью. Даже в том случае, когда это маскируется громогласной патриотической риторикой, надо научиться отличать действительную пользу России от попыток втянуть ее в изнуряющую гонку ради достижения очередного "светлого будущего".

Сказанное в равной степени относится к утопическим призывам "немедленно восстановить страну в границах 1945 (или 1985-го - неважно!) года"; к усиленно реанимируемой теории "евразийцев", предполагающей построение "Евразии от Дублина до Владивостока" (что на деле угрожает русскому народу новым "изданием"  интернационального долга) и к тому подобным сомнительным предприятиям.

Слов нет, геополитические миражи способны приятно волновать воображение политиков, но помилосердствуйте, господа, - дайте же, наконец, России те "двадцать лет покоя", о которых безуспешно просил еще Петр Столыпин!

 

ИВАН ИЛЬИН, перечисляя врагов России, особо выделяет таких, "которые не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть русским народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом "терпимости" - безбожие, под видом "республики" - покорность закулисным мановениям и под видом "федерации" - национальное обезличение".

Конечной целью этой "малозаметной инфильтрации" является кардинальное изменение народного самосознания, подавление его религиозно-нравственного, мировоззренчески-идеологического иммунитета, паралич инстинкта самосохранения и в итоге - исчезновение русского народа как самостоятельного, соборного духовного организма. Потому-то сегодня важнейшей задачей должна стать защита русской духовности, всемерное укрепление традиционного самосознания народа, его исторически сложившегося мировоззрения.

Сотворив человека по образу и подобию Своему, Господь вложил ему в душу жажду справедливости и добра, неодолимое стремление к осознанному, осмысленному, нравственно полноценному бытию. Само христианское вероучение и благодатная церковная практика дарованы нам именно для того, чтобы законно и здраво, в соответствии с Божественной Истиной утолить сию жажду. Поэтому любое нарушение основополагающих религиозных начал русской жизни влечет за собой тяжелейшие последствия во всех ее областях - достаточно взглянуть вокруг, чтобы убедиться в этом.

История показывает, что диверсии против русской духовности производятся либо путем открытого насилия (как во времена печально знаменитого лозунга: "Религия - опиум для народа"), либо путем подмены понятий, выхолащивания их смыслового содержания, выдвижения ложных целей. Те, кто их планирует, знают, что без ясного смысла бытия, без понятных, осознанных целей и здоровых нравственных ориентиров не сумеет существовать ни отдельный человек, ни соборная личность народа.

Возрождение Святой Руси не может начаться иначе, как с воссоздания общенационального религиозно-нравственного мировоззрения, которое объединит народ вокруг его вековых святынь, восстановит историческую преемственность русской жизни, вдохнет в смертельно уставший, оболганный, обворованный и преданный народ новые силы, волю к жизни, веру в победу над врагами. Отсюда задача - оформить "русскую идеологию", доходчиво и здраво сформулировать ее, осознать самим и как можно быстрее донести до людей. Сделать это не так уж сложно, ибо милостию Божией мы сохранили Русскую Православную Церковь, содержащую в своих благодатных, любвеобильных недрах все, что для того необходимо.

При этом важно не поддаться на провокации, не отвлекаться на бессмысленные, бесплодные споры и взаимные обвинения. Опыт показывает, что попытки сорвать духовное возрождение России осуществляются по нескольким "магистральным направлениям". Вот они:

1. Всемерная дискредитация Русского Православия - его догматического и нравственного вероучения, канонического строения Русской Церкви и ее организационного устройства. В этом деле сгодится все: байка о "косности" и "неоправданном консерватизме" Православия, о необходимости "либерализации" и "модернизации" внутрицерковной жизни, о "реакционности" и "невежестве" духовенства. Всемерное разжигание церковных расколов и смут, порожденных распадом страны. Обвинения епископата в повальном сотрудничестве с КГБ, попытка "пристегнуть" иерархию к антинародному курсу самоубийственных реформ и многое другое - в зависимости от фантазии организаторов.

2. Усиленная информационная и финансовая поддержка антиправославных ересей и сект, пропаганда нетрадиционных религиозных культов, черной мистики, извращенной духовности масс-культуры, бесчисленных "целителей" и экстрасенсов.

3. Ожесточенное сопротивление попыткам Церкви "перевести" древние истины своего вероучения на современный язык, понятный молодежи и всем тем, кто сформировался как личность в годы господства воинствующего атеизма. Это достигается информационной блокадой Церкви, отсечением ее от средств массовой информации, шельмованием тех ее представителей, кто решается на честный и открытый разговор с народом.

4. Стремление навязать русской общественности бесплодные споры, разжечь в среде патриотического движения мнимые противоречия, особенно по отношению к советскому периоду русской истории. Знайте, русские люди: те, кто считает революцию 1917 года катастрофой, и те, кто хочет в нашей недавней истории видеть прежде всего светлые стороны, - вам не о чем спорить!

Вне всякого сомнения, последние десятилетия русской жизни - великое, героическое время! Надо лишь помнить, что его величие не в том, что мы стреляли друг в друга на фронтах гражданской войны, не в том, что поверили лукавым вождям, разорили коллективизацией крестьянство, под корень вывели казачество, допустили вакханалию массового антирусского террора, разгул святотатства, безбожия и богоборчества! Нет, героизм в том, что, несмотря на все это, мы - ценой невероятных жертв и ужасающих лишений - сохранили в душе народа искру веры, горячую любовь к Родине, что мы дважды (после революции и Великой Отечественной войны) отстраивали обращенную в пепелище страну, вопреки всему создали мощнейшую державу с развитой экономикой и непобедимой армией.

5. Провоцирование дискуссии о "русском фашизме" - дискуссии кощунственной в контексте нашей недавней истории, служащей лишь прикрытием, маскировкой лихорадочной кампании по "выращиванию" в России крайних, экстремистских псевдопатриотических движений, которые могли бы благополучно принять у нынешних русофобов эстафету разрушения страны.

Примеры можно приводить долго, но суть одна - не допустить объединения народа, понимания им общности своих идеалов и целей. "Истинно говорю вам, - поучал некогда Господь Своих учеников: - если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас" (Мф. 17: 20). Такого-то единства веры, двигающего горы и сокрушающего любых врагов, пуще огня гееннского боятся ненавистники России...

Воистину, нам досталась нелегкая доля, но все же мы - счастливые люди. Это так потому, что:

Во славу Божию жить для России - наша забота и цель;

Во славу Божию  бороться  с ее врагами -  наш  священный  сыновний  долг;

Во славу Божию умереть за Россию - наше святое право! Аминь.

 

ТВОРЕНИЕМ  ДОБРА  И  ПРАВДЫ

 

А НЕ СМУЩАЕТСЯ СЕРДЦЕ ваше..." - эти слова, сказанные некогда Господом Иисусом Христом в ободрение Своим оробевшим ученикам, необходимо сегодня помнить всем, болеющим душой за истерзанную смутой Русь. Ненависть и предательство, изуверная злоба и лицемерная лесть, лукавые посулы и циничные угрозы - все это не раз пускалось в ход против России и не раз еще встанет на нашем пути к Русскому Воскресению. Диавол, сатана - "враг рода человеческого" - до скончания века не уймет свои богоборческие порывы, не откажется от намерения истребить в людях благодатную искру Божественного духовного огня, но...

"Дерзайте, яко Аз победих мир" (Ин. 16: 33), -  удостоверил Спаситель верных Своих в конечной победе добра и правды. Сказано это апостолам девятнадцать веков назад, сказано это и нам - борющимся сегодня за возрождение Святой Руси. "Имеющий уши - да слышит" сей пламенный Отчий призыв!

 

ПО ОТНОШЕНИЮ к той позиции, которую должна занимать Церковь в современном мире, существуют две неприемлемые крайности. Согласно одной из них - Церковь полностью "не от мира сего", а потому она принципиально не может вмешиваться в какие бы то ни было мирские дела. Нелепость подобных взглядов очевидна. Достаточно сказать, что если бы такая точка зрения восторжествовала в истории, не было бы у русского народа ни Сергия Радонежского, активно способствовавшего политической централизации русских земель вокруг Москвы, ни Иосифа Волоцкого - первого приверженца "симфонии властей" духовных и светских, ни патриарха Гермогена, всемерно препятствовавшего политическим притязаниям иноверных претендентов на Российский  престол, ни Иоанна Кронштадтского - грозного обличителя революционеров и мятежников.

Есть и другая крайность. Ее представители видят в Церкви чуть ли не исключительно политическую силу, которую можно использовать в борьбе за власть, перетянув на ту или иную партийную "платформу".

Извращение здравого понимания церковности в этом случае также несомненно. Политические течения, различные общественные группы и партии часто находят в соперничестве за власть весь смысл своего существования. В лучшем случае их целью является установление того или иного общественного (или экономического) строя, утверждение какой-либо определенной модели государственного устройства. Церковь же всегда выше этого - для нее стабильная, мощная, национально осмысленная государственность является лишь средством, условием, при котором всего удобнее достигается главная цель Православия - спасение души "во всяком благочестии и чистоте".

На деле мерой участия Церкви и ее иерархов в любом общественном или государственном деле является мера (высочайшая!) их ответственности за духовное здравие народа, за чистоту его нравственно-религиозных воззрений,  единство его веры и осмысленность бытия. Условия внешние могут способствовать или препятствовать этому благотворному участию, но никакая земная сила не способна его уничтожить, ибо именно таким образом реализуется в мире глубочайшая, таинственная, мистическая основа христианства.

Особенно громко и ясно должен звучать голос церковного вразумления в годины всенародных испытаний и  смут. Недопустимо и безнравственно стоять в стороне от жизни, прикрываясь мнимой "неотмирностью" тогда, когда твоя Родина и твой народ находятся на краю гибели. Потому-то я и считаю для себя необходимым внести свою посильную лепту в воссоздание Святорусской державы. Объединяющее и примиряющее влияние Церкви сегодня тем более потребно, что при обилии сокрушающей критики особенно заметно почти полное отсутствие положительных, созидательных, всесторонних программ.

 

НЫНЕ ГЛАВНОЙ ЗАДАЧЕЙ для всех, кто болеет душой за поруганную Россию, должно стать восстановление исторической преемственности русской жизни. На протяжении почти десяти веков русское общество развивалось (несмотря на многочисленные попытки помешать этому) последовательно и гармонично. Тем самым обеспечивалась внутренняя стабильность и внешняя крепость страны. Росла численность населения, расширялась территория, развивались наука и культура, увеличивалась экономическая, политическая и военная мощь, повышалась притягательность "русского образа жизни". (Нынешние ревнители "суверенитетов" напрочь забывают историю. А зря! Чего стоит, например, ну хоть слезное обращение кахетинского князя Александра, привезенное в Москву в 1586 году. "Великому и храброму", "от Бога избранному", "всей вселенной державному" русскому царю грузинский владыка "челом бил до земли" с покорнейшей просьбой: "cвоей головой и со всею своею землей под кров царствия твоего и под царскую руку твою рад податься... и в том царская твоя воля как государя нашего".)

Державная поступь русской истории и духовная преемственность русской жизни были резко нарушены в XX веке  целой серией страшных социальных катаклизмов. Революция разрушила традиционную государственную форму Руси, коллективизация надломила господствующий хозяйственный уклад, изуверные гонения на Церковь потрясли тысячелетнюю духовную основу общества. Русоненавистническая национальная политика новой власти тяжким бременем придавила народ - а там подоспели и жесточайшая война, и кукурузные эксперименты, и лукавая "оттепель". Ограбленная, обманутая, ослабленная Россия теряла последние силы, поддерживая государственную мощь на уровне, обеспечивавшем даже не столько ее собственные интересы, сколько идеологизированные фантазии "кремлевских старцев". Катастрофическая перестройка и самоубийственные "реформы" довершили развал.

Злонамеренные усилия по внедрению в русскую почву чуждых, губительных для народа и страны заграничных псевдоценностей дали свои неизбежные плоды во всех областях нашей жизни. Оглянитесь вокруг - результаты налицо!

Единственной возможностью избежать дальнейшего ухудшения положения, хаоса и гибели России как государства, а русского народа как духовной и этнической целостности является немедленное возвращение страны на путь ее естественного, закономерного, самобытного развития. При этом в полной мере должен быть использован весь положительный опыт: как до-, так и послереволюционный.

 

С ТЕМ, ЧТОБЫ переломить ситуацию, необходимо решительно приступить к державному строительству. Его основными направлениями могут стать:

1) идеологически-мировоззренческое;

2) xозяйственно-экономическое;

3) государственно-организационное;

4) внутриполитическое;

5) внешнеполитическое;

6) военно-оборонительное;

7) демографическое (народоохранное) и

8) информационное.

Активные действия по всем этим направлениям должны исходить прежде всего из традиционного, исторически сформировавшегося понимания русских интересов, взглядов и ценностей, в соответствии с христианскими религиозно-нравственными, морально-этическими идеалами.

 

I. Идеология и мировоззрение

РУССКИЙ ВЗГЛЯД на мир веками основывался на фундаментальной идее, предполагающей осмысление жизни как религиозного долга, как всеобщего совместного служения евангельским идеалам добра, правды, любви, милосердия, жертвенности и сострадания. Согласно такому мировоззрению, целью стремлений отдельного человека в его личной жизни, главной задачей супружеского, семейного бытия, смыслом общественного служения и государственного существования России является посильное воплощение в жизнь тех высоких духовных начал, бессменным хранителем которых выступает из века в век Русская Православная Церковь.

Вполне отдавая себе отчет, что нынешнее всеобщее религиозное одичание не позволяет  рассчитывать на немедленный успех и существенно ограничивает возможности благотворного церковного влияния, надо все же ясно понимать, что никакой религиозно-нравственной, идеологически-мировоззренческой альтернативы у России нет. Любые попытки двинуться в ином направлении чреваты безудержной сатанизацией русской действительности, беспредельной морально-этической  деградацией и полным параличом духовного потенциала народа. Примеров тому вокруг - тьма.

Двигаться в избранном направлении необходимо терпеливо и упорно, с великой любовью и тщательностью возвращая людям украденные у них сокровища живой, опытной, осмысленной веры. Уже сегодня "русская идеология", объединяющая всех благонамеренных россиян, могла бы включать в себя:

- Освобождение от всяческих идеологических химер, навязываемых обществу дирижерами нынешней смуты. Признание естественного нравственного закона, общепринятых норм морали основополагающими ценностями русской жизни, подлежащими общественной охране и государственной защите.

- Категорический отказ признавать законность "прав человека", гибельно влияющих на состояние общества. Извращенцы и маньяки, проповедники насилия, бесстыдства и вседозволенности не имеют никаких "прав" уродовать нашу жизнь и растлевать наших детей.

- Признание общественных обязанностей человека, его гражданского долга первичными по отношению к личным правам. Безусловное отвержение индивидуализма как основного жизненного принципа. Всемерное возрождение русских общинных традиций. В Священном Писании сказано: "Тяготы друг друга носите, и тако исполните закон Христов" (Гал. 6: 2).

- Опору на многовековые корни российского патриотизма. Поддержку усилий по укреплению государства как гаранта соблюдения национально осознанных, традиционных ценностей русской жизни. Признание самобытности нашего пути государственного строительства, отказ от неоправданных заимствований чужого (западного) опыта.

- Гласное и открытое признание того очевидного факта, что у России есть многочисленные недоброжелатели. Ясное и четкое, поименное обозначение враждебных русскому народу сил. Восстановление в общественном сознании реальной картины современного положения страны, отказ от неоправданной беспечности в деле поддержания национальной безопасности...

Казалось бы, все вышесказанное - очевидные, прописные истины. Это  верно. Однако нас губит именно пренебрежение к простым и ясным вещам. Освободившись от разномастной идеологической зауми, русская идеология сегодня должна стать идеологией здравого смысла. Попробуем начать - и плоды не замедлят явить себя.

 

2. Xозяйство и экономика

ВОССТАНОВЛЕНИЕ исторической преемственности русской жизни в этой области должно, в общих чертах, свестись к следующему:

- Необходимо восстановить отношение к труду как к служению, имеющему непреходящую нравственную ценность, а не как к средству заработка, обогащения или удовлетворения прихотей.

- Следует незамедлительно пресечь лихорадочные попытки превратить наше общество в "общество потребления", усилия внедрить в общественное сознание идеалы обогащения любой ценой, потребления как главной цели общественного развития.

- В центр хозяйственной жизни страны должен быть поставлен производитель необходимых товаров и продуктов, но не коммерческий посредник, наживающийся на перепродаже, ничего не производя. Производство должно исходить из необходимости разумного удовлетворения необходимых потребностей человека, а не из погони за прибылью.

- Государству необходимо вернуть себе контроль над экономикой, восстановить управляемость народно-хозяйственным комплексом.

- Должна быть восстановлена многоукладность хозяйства, основанная на действительном равноправии форм собственности при тщательнейшем соблюдении принципа социальной справедливости...

Надо быть реалистами. Ни казарменный социализм, ни дикий капитализм не пригодны для России. Стоит забыть обо всех "измах", прекратить насиловать страну в угоду непомерным аппетитам новоявленных "собственников" и действовать, исходя из христианских, традиционных особенностей нашей жизни. Все это многим здравомыслящим людям давным-давно понятно, да вот поди ж ты - почему-то не делается!

 

3. Государственное устройство

"ВЕЛИКОЕ И СТРАШНОЕ ДЕЛО - власть, потому что это дело священное, - писал некогда знаменитый обер-прокурор Синода Константин Петрович Победоносцев, ошельмованный впоследствии "пролетарскими" историками как реакционер и мракобес. - Власть - не для себя существует, но ради Бога, и есть служение, на которое обречен человек. Отсюда и безграничная, страшная сила власти, и безграничная, страшная тягота ее".

Увы! Современное понимание природы и сути государственной власти убого и беспросветно. Чтобы хоть как-то поправить положение, мы обязательно должны уяснить:

1) что власть есть понятие не юридическое, но, в первую очередь, - религиозно-нравственное. Что моральное право на власть дает не закон (он может быть несовершенен), не народ (его можно обмануть), не та или иная сословная, национальная, партийная, элитарная группировка (неизбежно зависимая от клановых интересов), но - приверженность  властителя и его соответствие ясно понимаемым, традиционным святыням и ценностям нашей жизни.

Иначе говоря, власть должна принадлежать тому, кто является наиболее полным выразителем исторически сложившихся идеалов народного бытия;

2) что целью власти явлется всемерное содействие воплощению этих идеалов в жизнь - во всех проявлениях общественной и государственной деятельности. Только такими действиями может власть подтвердить свою нравственную легитимность, свое бескорыстие, свое соответствие требованиям современности...

Подобное понимание власти неизбежно влечет за собой определенные принципы государственной организации. Из них главными могли бы стать следующие:

а) отказ от искусственного, доведенного до абсурда "разделения" властей, парализующего их деятельность взаимными интригами и противоборством. Верховная власть едина по своей природе и потому должна быть сосредоточена в одних руках, в одном органе управления. Речь может идти лишь о различных функциях власти - законодательной, исполнительной, судебной и т.п., для осуществления которых должны формироваться специальные государственные институты;

б) строгое единство государственного устроения. Отказ от принципа "договорных" отношений внутри России, от признания "государственного" статуса каких бы то ни было национально-территориальных образований, от признания "права на самоопределение" в части, ставящей под угрозу единство страны. Жестко централизованная, иерархически выстроенная властная "вертикаль" с обязательной исполнительной дисциплиной - непременное условие такого единства;

в) полное невмешательство в дела местного, национального и территориального управления по вопросам, не имеющим общенародного, общегосударственного значения;

г) соборность управления, предполагающая наличие коллективных органов (советов, думских собраний, соборов и т.п.), осуществляющих в случае необходимости совещательные, контрольные, представительные и законодательные функции. Сословно-профессиональный (учителя, врачи, крестьяне, военнослужащие) или сословно-территориальный характер представительства;

д) отказ от строгого атеистического характера государственности. Полное разобщение Государства и Церкви противоестественно. Государственная поддержка Русской Православной Церкви в масштабах страны может  сочетаться с поддержкой местными национальными властями господствующих местных религиозных конфессий (ислам, буддизм и т.п.). Одновременно должна быть решительно пресечена всякая попытка религиозной экспансии из-за рубежа, в каких бы "благотворительных" формах она ни осуществлялась.

 

4. Внутренняя политика

ЕЕ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ЗАДАЧЕЙ является поддержание стабильности общества и государства, соблюдение их внутренней крепости и устойчивости к любым разрушительным воздействиям религиозного, идеологического, экономического, политического и иного характера. Исходя из русского исторического опыта, в качестве основных направлений внутренней политики России сегодня можно назвать:

а) восстановление безусловной управляемости государства и общества;

б) всемерное укрепление государственного единства страны, решительное пресечение сепаратизма во всех его формах;

в) выработку механизмов гармоничного сочетания полномочий местного самоуправления с прерогативами центральной власти;

г) борьбу с коррупцией и преступностью;

д) обеспечение социальной защиты населения;

е) восстановление традиционных религиозно-нравственных ценностей в качестве правовых норм жизни общества.

3десь, пожалуй, можно продолжать без конца - столько нынче у нас вопиющих внутренних проблем, требующих незамедлительного решения. Не буду утомлять читателя, ведь главное направление, надеюсь, ясно и так.

 

5. Внешняя политика

КЛЮЧЕВЫМ ЗВЕНОМ, определяющим результативность внешней деятельности государства в деле обеспечения национальных интересов России, является правильный выбор приоритетов, ясное понимание целей и средств их достижения. Учитывая исторически сложившуюся систему международных связей России и потребности сегодняшнего дня, основные направления внешней политики могли бы быть следующие:

а) обеспечение благоприятных условий для решения внутренних проблем, стоящих перед страной. Важнее всего для нас сейчас - разобраться в собственном доме. Для этого, как воздух, потребны внешнее спокойствие и мир, позволяющие бросить все силы на врачевания язв современной русской действительности;

б) восстановление российского государства в его естественных границах. Активное содействие постепенному добровольному возврату Украины и Белоруссии в состав единой державы;

в) безоговорочное обеспечение стратегических интересов России на территории разрушенного СССР. Бывшие союзные республики ни в коем случае не должны становиться источником угроз для нашей безопасности или проводниками влияния, враждебного русским интересам. Как говорится - нет худа без добра, и выделившиеся из состава советской империи пограничные с Россией страны могут стать своеобразным буфером между  ней и внешним миром. Такая "прокладка" при умелом использовании может значительно смягчать любые попытки внешнего давления на страну;

г) возрождение тесных дружеских отношений с традиционными, прежде всего православными и славянскими партнерами России (Сербия, Болгария и т.д.). Можно сказать, что возможности, открывающиеся перед нами в случае возвращения Руси к давней роли вселенской покровительницы Православия и признанного лидера славянского мира весьма существенны, но до сих пор не изучены;

д) безусловное обеспечение добрососедских отношений со всеми континентальными соседями, вне зависимости от их идеологической, религиозной и политической ориентации. Сдерживая давление Запада, мы просто обязаны иметь крепкий тыл на южном и восточном направлениях;

е) сокращение российского участия в любых международных организациях до уровня необходимого минимума.  Категорический отказ от содействия любым попыткам любых сил (будь то ООН, СБСЕ, НАТО или кто иной) формировать какие бы то ни было наднациональные структуры контроля и управления.

Скорейшей реализации этих первоочередных задач российской внешней политики должны способствовать и ее главные методологические принципы. Ими могут стать:

- Полная деидеологизация. Любые наши действия на международной арене должны исходить не из мифических "интересов мирового сообщества" или "общечеловеческих ценностей", но исключительно из практических интересов и нужд России.

- Разумный изоляционизм. Надеяться и опираться можно исключительно на собственные силы. Сегодня все должно быть подчинено их тщательному, кропотливому собиранию - это дело не на один год. И - никаких авантюр! Терпение и упорный труд...

- Вооруженный нейтралитет. Отказываясь от геополитических притязаний, мы должны поддерживать военный потенциал на уровне, достаточном для его эффективного использования в качестве инструмента внешней политики.

 

6. Военное строительство

ДОЛЖНО ИСХОДИТЬ из необходимости гарантированного решения следующих основных задач:

а) способности осуществлять глобальное военное "сдерживание", то есть возможности в любое время нанести неприемлемый ущерб всякому агрессору, будь то отдельная страна или враждебный союз государств;

б) способности гасить любые военные конфликты в зоне жизненных интересов России;

в) способности быстро и эффективно блокировать возможные межнациональные столкновения как в ближнем зарубежье, так и в границах России;

г) способности во взаимодействии с силами внутренних войск и государственной безопасности поддерживать стратегическую внутригосударственную стабильность...

Существенным элементом современного военного строительства должно стать возрождение в Вооруженных Силах России славных русских боевых традиций, основанных на высокой духовности, религиозно-нравственных идеалах верности, жертвенности, мужества и отваги.

 

7. Демографическая политика

ПРИЗНАВАЯ, ЧТО РОССИЯ есть государство русского народа, который является главным носителем самой идеи российской государственности, главной ее опорой и державной скрепой, необходимо первоочередное внимание уделить мероприятиям по его охране и укреплению как этнического субъекта, как национального организма и духовной общности. Для этого необходимо:

а) разработать государственную программу укрепления семьи. Запретить пропаганду взглядов и учений, разрушающих традиционный русский семейный уклад, несовместимых с христианским пониманием брака как священного таинства, любовного и благоговейного сослужения супругов;

б) незамедлительно ввести в действие широкомасштабную систему мероприятий по защите материнства и детства, всемерному стимулированию повышения рождаемости;

в) создать службу оперативного реагирования на изменения демографической ситуации (рождаемость, смертность, миграция населения и т. д.) на общероссийском и региональных уровнях;

г) выработать обоснованную, детальную демографическую политику государства с учетом ближайшей, среднесрочной и долговременной перспективы, нужд народного хозяйства, обороны и т. д.

 

8. Информационная политика

ЭТА ОБЛАСТЬ державного строительства является сегодня едва ли не важнейшей среди всех. В современных условиях средства массовой информации  (СМИ) - особенно  это касается телевидения и радиовещания - получили почти не ограниченные возможности влиять на общественное сознание, формируя его основные ценности в зависимости от того, какие цели преследуют силы, контролирующие информационный поток.

Сегодня государственные СМИ (которые не зря, кстати, называют четвертой властью) превратились в настоящую "империю лжи". Ими развязан в России оголтелый антирусский информационный террор, осуществляемый умело, последовательно и целенаправленно. Его главной целью, как это легко заметить, является разрушение национальной  самобытности русского самосознания, русской духовности, наших традиционных религиозно-нравственных ценностей и национально осмысленной государственности.

Оторванный от своих исторических корней, лишенный идеалов и национальных целей, русский народ, по замыслу организаторов этого подлого "промывания мозгов", должен исчезнуть как самостоятельный этнический и духовный организм, превратившись в рабочую массу для осуществления авантюрных планов построения всемирного наднационального сверхгосударства (однажды подобная попытка уже имела место - тогда требовалось разжечь пожар "мировой революции").

Во избежание этой мрачной перспективы необходимо:

а) установить контроль над средствами массовой информации, исключающий их использование в антигосударственных, антиобщественных, антинациональных целях;

б) обеспечить преимущественную опору СМИ на исторически устоявшиеся, общепризнанные нормы религии, этики и нравственности. Ввести "нравственную цензуру" , исключающую появление сюжетов и материалов, оскорбляющих общественную мораль;

в) обеспечить благотворную, созидательную направленность информационного потока, не допускающую разжигания в обществе социальных  противоречий, нагнетания межнациональной напряженности, политиканства, манипулирования общественным мнением;

г) провести настоящую (а не показную) деполитизацию государственных СМИ, возбраняющую их использование партийными и политическими группировками в своих корыстных узко-групповых целях;

д) предоставить Церкви необходимые возможности для ведения  широкой просветительской, образовательной и катехизической деятельности...

СЕГОДНЯ ВЫЖИВАНИЕ РОССИИ и русского народа зависит от того, как  скоро смогут православные, национально-патриотические силы сформулировать и представить обществу четкую, ясную, осмысленную идеологию  русского возрождения - поддержанную конкретной, практической, положительной программой, включающую в себя все важнейшие области человеческого бытия от религии до экономики, опирающуюся на многовековой исторический опыт народа.

Что мешает этому?

Во-первых, разобщенность здоровых сил общества, отсутствие у его большей части потребного духовного опыта, позволяющего ясно видеть цели и правильно отличать друзей от врагов. Такой опыт придет по мере воцерковления нашей жизни, но медлить нельзя: каждый должен отдавать себе отчет, что от  его личных усилий зависит общее дело.

Во-вторых, яростное сопротивление русоненавистников. Враги России знают, что настоящей властью в современном мире обладает не тот, у кого в руках "красная кнопка", и не тот, кто отдает приказы заводам и танкам, осуществляя непосредственное руководство экономикой или армией, - но тот, кто имеет возможность формировать самосознание масс и государственное мировоззрение. Поэтому их главные силы брошены на то, чтобы удержать контроль над общественным мнением, целенаправленно разрушить мешающие им идеологические приоритеты и создать на их месте иные, удобные для себя.

Такая "концептуальная власть" над обществом, находясь в руках злонамеренных людей, смертельно опасна для любого государства и народа - особенно для народа русского, доверчивого и доброжелательного. И чтобы не случилось этого, надо беспощадно бороться с силами тьмы, разрушения и ненависти. Сегодня, не переломив в этом отношении ситуацию в России, бессмысленно рассчитывать не только на ее возрождение, но и просто на выживание.

Итак, запомним сами и убедим окружающих, что:

- Путь возрождения Святой Руси есть путь веры и здравого смысла.

- Условие его успешного прохождения - диктатура совести.

- Его главная цель - спасение души творением добра и правды.

- Его начало - восстановление соборности и державности  русской жизни.
Аминь.

 

РУССКИЙ  УЗЕЛ

 

РОССИЯ - во мгле. В хаосе лжи и смуты она бредет, истощая последние силы, сама не зная куда, - лишенная веры и здравой исторической памяти, преданная вождями, оболганная клеветниками, окруженная хищной толпой претендентов на ее грандиозное многовековое наследие.

Россия - над бездной. Разоренная междоусобием, тщеславием и стяжательством, задыхающаяся в тисках экономического кризиса, межнациональных конфликтов и политических склок, одурманенная пропагандой разврата, насилия и вседозволенности, она чудом удерживается на краю пропасти, в мрачных недрах которой ее ждут ужасы гражданской войны и окончательного государственного распада.

Россия ждет нашей помощи. Ждет, что ей укажут путь, на котором она обретет покой и мир, достойную жизнь и великую цель. С каждым шагом по мрачному бездорожью тают жизненные силы Руси. Каждое движение в направлении истинном, благотворном - обновляет ее волю и державную мощь.

Найдется ли проводник?..

 

1. Что происходит?

ЭТОТ ВОПРОС задавали себе на протяжении последних семи лет миллионы людей, в немом удивлении наблюдая, как вдруг, без всяких видимых причин обрушилась величайшая империя мира - Советский Союз, - пережившая за семь десятилетий своего существования голод и холод, разруху и жуткий террор массовых репрессий, жесточайшую в истории человечества войну и беспрецедентное экономическое давление Запада.

Устоявшая под напором прямого насилия, атеистическая, денационализированная государственность сверхдержавы оказалась бессильной и беззащитной перед лицом идеологической катастрофы - внезапного мировоззренческого обвала, обнажившего убожество и лживость официальных доктрин, в одночасье лишившего грандиозный государственный механизм всякого смысла существования.

Произошедшее не может не вызвать множества недоумений. Катастрофичность русской истории, особенно ее последнего столетия - очевидна. Что это - случайность или закономерность? Какие причины лежат в основании этих процессов, какие силы определяют их течение? Что необходимо предпринять, дабы предотвратить дальнейшие катаклизмы? Какие ценности должны быть положены в основание русской жизни? Как остановить деградацию российской державности, откуда ждать новых бед, чем заменить обанкротившуюся государственную идеологию? Вот лишь малая толика возникающих вопросов.

В рамках сиюминутной политической практики ответить на них невозможно. Историософские обобщения, потребные для решения таких проблем, не умещаются ни в границах прикладных социальных наук, ни в области рациональной истории, ни под кровом позитивистской материалистической философии. По сути, для того, чтобы найти выход из нынешних тупиков, нам предстоит осмыслить глубинное содержание исторического процесса вообще и русской истории в частности. Необходимо определить, так сказать, метафизические основы истории - только тогда мы сможем здраво и непредвзято оценить происходящее вокруг, обретем ясный и точный взгляд на события, освободимся от дурмана навязанных обществу бессодержательных стереотипов.

Вот только как этого добиться?

 

2. Порыв к истокам

"Я СВЕТ МИРУ, - возгласил о Себе в Евангелии Всемогущий Господь, вочеловечившийся ради нашего спасения от тьмы и лжи грехов и страстей, - кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни... Если пребудете в слове Моем, то вы... познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин. 8: 12, 31-32). В этом изречении Священного Писания содержится  глубочайший смысл,  прямо и непосредственно объясняющий нестроения нашего сегодняшнего бытия. Мы - рабы лжи. Разноликая и всепроникающая, она окружает нас со всех сторон. Ложные понятия, фальшивые теории, извращенные религиозно-нравственные ценности опутали, подобно цепким сорнякам, все стороны современной действительности, все области человеческой деятельности, всякий благой порыв человеческой души.

В этом главная причина всех наших бед и неурядиц.

Порыв к Истине - вот единственный шанс преодолеть окружающий хаос, рассеять сгустившуюся тьму. Невзирая на сопротивление тех, кто чувствует себя во мраке удобно и безопасно, кто сознательно и целенаправленно создает его, ибо находит в этом для себя прямую выгоду. О таковых сказал Господь: "Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего... Нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи" (Ин. 8: 44)...

Последуем за Господом, и - истина духовная, религиозная освободит нас от химер атеизма и богоборчества, выведет на простор ясно понимаемого, вечного и непреходящего смысла бытия человеческого, даст жизни цель, упорядочит и освятит ее ежедневное течение. Истина историческая, государственно-политическая - откроет путь гармонизации государственной и общественной жизни, обеспечит ее историческую преемственность, освободит благонамеренных политиков от миражей и безжизненных, надуманных схем, обличит тайных архитекторов русских бед, злонамеренных сеятелей раздоров и смут. Истина народного быта с его нравственными идеалами и твердыми нормами традиционной морали - избавит людей от ядовитого, пагубного влияния развратников, растлителей и сластолюбцев, восстановит в правах целомудрие и чистоту нравов, понятия чести, совести, гражданского долга.

Все это станет возможным, "если пребудете в слове Моем", предупреждает Евангелие. Следует помнить - чтобы преодолеть неустройство и бесчиние вокруг, необходимо сперва победить их в себе самом. Для этого Церковь имеет все необходимое. Целостное и непротиворечивое мировоззрение, в рамках которого находят свое объяснение вечные вопросы бытия и жгучие проблемы современности, хранится Православием в чистоте и непорочности на протяжении многих веков. Оно и ныне доступно тем из нас, кто не ленится в трудах духовного подвижничества, кто причастен к соборной жизни благодатных церковных таинств, дающих человеку бесценный опыт живой веры и всемогущего промысла Божиего.

К сожалению, семьдесят лет богоборчества сделали свое дело. Общество пребывает сейчас в состоянии вопиющего невежества и духовной лени. Это значительно затрудняет воцерковление народного сознания. Но даже теперь, несмотря ни на что, всякий произволяющий может обильно черпать живую воду Истины из бездонной сокровищницы русского духовного опыта.

"Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" (Мф. 5: 6), - обещал Христос всем Своим последователям. Эти слова сбываются сегодня столь же непреложно, как и много веков назад. Памятуя об этом, приступим же к делу русского возрождения и попытаемся, в меру своих сил, рассеять мрак заблуждений и лжи, сгустившийся сегодня над нашим Отечеством.

 

3. Смысл истории

ГЛУБИННОЕ СОДЕРЖАНИЕ русской истории осмысленно воспринимается лишь в контексте общемирового исторического пространства. Поэтому чрезвычайно важно определиться в понимании его основополагающих характеристик. Полный провал "исторического материализма" только подтвердил ту древнюю истину, что человеческое бытие есть, в первую очередь, область действия сил духовных, таинственных и сокровенных. Вульгарный детерминизм - учение об объективной, а значит, бесцельной и безличной взаимосвязи событий и явлений - показал свою  полную  неспособность сколь-либо удовлетворительно объяснить происходящее вокруг.

Деятельность человека иррациональна и непредсказуема - это давно замечено и признано не только церковными мыслителями, но даже такими разными, несходными между собой представителями светской культуры, как Федор Достоевский и Николай Бердяев, Константин Леонтьев и Иван Ильин, Василий Розанов и Лев Шестов, Владимир Соловьев и Лев Гумилев. В чем же причина этой таинственной неопределимости, исключающей всякую возможность примитивно-рационалистического толкования истории?

Человеческая свобода, понимаемая как свобода нравственного выбора, - вот первопричина всех исторических хитросплетений! Драгоценнейшее свойство нашего духа, венчающее человеческое богоподобие, искра Божия, которая, несмотря ни на что, мерцает и сегодня во мраке духовного невежества и религиозной дикости, давая надежду на возрождение, - свобода выбора между добром и злом определяла, определяет и до скончания века будет определять течение нашей жизни.

Сия священная свобода не есть "осознанная необходимость" материалистической догмы, но бесценная способность к осознанному самоопределению между правдой и ложью, добродетелью и пороком, Богом и диаволом. Именно она безмерно возвышает человека над всей земной тварью, сообщая ему способности к безграничному духовному возрастанию. Именно она налагает на него величайшую ответственность, вся мера которой вскроется для каждого из нас уже на Страшном Суде Христовом...

Человек сам по себе - микрокосм, малый мир, отражающий в своей таинственной глубине все многообразие Вселенной. Таким он создан Творцом, таково его изначальное предназначение, потому неудивительно, что сокровенная жизнь человеческого сердца порой течет по тем же законам, что и бытие государств, народов и континентов.

Две силы действуют в сердце человеческом. Сила первая - Закон Божий, незримо начертанный всемогущим перстом Его на скрижалях нашей души. Совесть - вот неусыпный страж и глашатай этого Закона. Сила вторая - мятежные порывы разрушительных страстей: гордыни и властолюбия, тщеславия и алчности, похоти и злобы, зависти и лицемерия. Каждая из двух сил свидетельствует о себе приличным ей образом, пытаясь склонить на свою сторону нашу свободную волю. Здесь - место брани духовной. Здесь решается индивидуальная человеческая судьба и определяется ход мировой истории.

Доколе среди людей остается сообщество желающих спасти свою бессмертную душу, борющихся с сатанинским злом, избирающих тесный, тернистый путь доброделания - Господь ради этого "малого стада" долготерпит грехам и мерзостям мира, не попуская свершиться на земле торжеству диавольских притязаний. Средоточием этой борьбы вот уже два тысячелетия является Церковь Христова.

Всегда находились люди, народы и целые государства, вдохновлявшиеся в своей деятельности евангельскими идеалами Божественной Истины. Всегда им противостояли силы, злобно и яростно гнавшие христианство, ибо оно беспощадно обличало их внутреннее убожество и нравственное уродство, разоблачая ложь и гибельную прелесть сатанинской гордыни, таящейся под личиной привлекательных религиозных, экономических и политических лозунгов. Разные эпохи придавали этому противостоянию свойственную им форму. Факторы географические и этнические, социальные и военные складывали его неповторимый узор, скрывавший порой за своей прихотливостью действительные корни событий. И все же - чем быстрее раскручивался маховик материального прогресса, сопровождаясь столь же стремительным духовным вырождением "общества потребления", тем яснее становилось, что судьбы мира зависят сегодня от того, как намерен человек решать важнейшие религиозные вопросы, определяющие цель и смысл его бытия.

Ярчайшим тому подтверждением служит история России.

 

4. Тайна русской судьбы

СОБОРНАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ народа неповторима, как неповторимы личные особенности каждого из нас. История человечества есть история племен, его составляющих, как бы ни пытались сегодня ее унифицировать, подверстывая задним числом под мертворожденные интернациональные "общечеловеческие" схемы и модели. Поэтому так же, как не способен к полноценной жизни человек, лишенный памяти, не может нормально существовать и народ, не имеющий ясного, осмысленного понимания своей исторической судьбы, своего высшего, промыслительного предназначения, своих религиозных святынь и традиционных гражданских, государственных, державных идеалов.

Стремление к идеалу представляет собой вековую особенность русского характера. Крещение Руси и кропотливое, многолетнее церковное воспитание, последовавшее за ним, придали этому стремлению осмысленность, ясность и великую, надмирную цель: воплотить в своей жизни чистоту и праведность Божественных истин настолько, насколько это вообще доступно падшей и оскверненной грехом человеческой природе. Неисповедимы пути Господни - недомыслимому промыслу Его угодно было соделать Русь ковчегом Своих святынь, их хранителем, стражем и усердным защитником.

Даже богоборческая революция не упразднила этого избрания. Она и стала-то возможной лишь потому, что изуверы прельстили доверчивый народ лукавой квазирелигиозной целью: построить рай на земле, достигнуть в общественном устройстве полной и совершенной справедливости и изобилия. Но как ни старались богоборцы, они так и не сумели вытравить из народной души христианских ценностей. Не зря "канонизированный" в конце концов большевиками "моральный кодекс строителя коммунизма" представляет из себя ничто иное, как уродливый, бездуховный слепок с евангельских заповедей...

Отдельно взятый человек оплачивает свою приверженность Истине тяжким внутренним трудом, борьбой с соблазнами и искушениями, подвигом целомудрия и воздержания, напряженным и непрестанным сопротивлением злу в своих поступках, словах, мыслях и сердечных движениях. "Дай кровь и прими дух", - говорили древние подвижники, свидетельствуя об ожесточенности брани, которую обрушивают темные силы на того, кто стремится стяжать духовный плод. Эта непримиримая борьба изобилует жестокими поражениями, падениями и уязвлениями, преодоление и врачевание которых приносят подвизающемуся бесценный опыт живой веры.

Подобно тому, чревата нестроениями, смутами и потрясениями судьба народа, избравшего путь соборного подвижничества. История его являет собой арену столкновений высших духовных начал и мятежных порывов жестокой страсти. Взлеты к вершинам чистоты и святости неизбежно чередуются с падениями и греховными срывами. В горниле этой битвы шлифуются и гранятся лучшие, драгоценные качества народной души, мужает вера, крепнет верность, терпение и упование на Бога.

Значит, нет ничего странного в том, что исторический путь России оказался таким драматическим, запутанным и сложным. Две тысячи лет назад Христос сказал своим ученикам, что человечество не сумеет удержать в чистоте и неприкосновенности учение, которое Он принес в мир. Тяжесть и обременительность борьбы со злом заставит людей мало-помалу отступиться от веры, вступить в пагубное согласие с лукавым, суетным, богоборческим духом мира. Измена Спасителю приведет в конце концов к тому, что большая часть человечества окажется объединенной государственными и религиозными началами, прямо враждебными христианству. Те же, кто не пожелает отречься, кто - пусть слабо и несовершенно, но искренне  - постарается следовать Закону Божьему, столкнутся с гонениями, злобой и изощренной травлей. "Будете ненавидимы всеми народами за имя Мое" (Мф. 24: 9), - предрек Господь.

Вот вам и разгадка русской истории. Сознавая себя благодатной хранительницей истин веры, религиозно-нравственных ценностей Православия, Россия неизбежно стала средоточием, узловым пунктом вселенской борьбы добра и зла, притязающего на бессмертную душу человека. Эта духовная битва отражалась в материальном мире ее исторического бытия войнами и междоусобицами, смутами и социальными катаклизмами. Сегодня Русь вновь, в который уже раз, подвергается бурному натиску сатанинской злобы, усиленному долгими десятилетиями государственного богоборчества, лишившими значительную часть русских людей способности здраво оценивать происходящее.

Зато враги России прекрасно понимают, что они делают. Огромные деньги, силы и средства брошены на то, чтобы не допустить духовного возрождения нашего Отечества, связанного с неизбежным крушением демократической мифологии в ее нынешних антигосударственных, антиправославных формах. Они даже не дают себе труда это скрывать.

"Мессианизм и неспособность демократически проводить реформы - вот те два качества, которые должны быть любой  ценой   устранены из русского народа", - пишет газета "Figaro Litteraire" в номере от 25 мая 1992  года. "Надо сделать из русского прошлого tabula rasa (дословно - чистую доску, то есть пустое место - прим. авт.). Так было в 1917 году, так же дело обстоит и сегодня. Надеемся, что сегодня это действительно осуществится", - цинично признается автор статьи. Кстати, весь этот номер газеты посвящен "опасностям" русского национально-религиозного возрождения. Он так и называется: "Россия - опасность мистицизма".

Этот страх могущественных международных сил перед возможностью воскресения Святой Руси - воскресения в буквальном смысле из пепла, вопреки всему, наперекор тщательно продуманным планам и скрупулезно разработанным программам, может многое прояснить в нашей новейшей истории.

 

5. Загадки перестройки

ТОЛЬКО ОЧЕНЬ наивный человек может предполагать, что политическая история страны творится "сама собой", под влиянием случайностей и сиюминутных нужд, без целенаправленного и сознательного, точно рассчитанного воздействия. Эту нелепицу усиленно пытаются вдолбить в умы средства массовой информации, превратившиеся в настоящую фабрику по производству идеологических мифов и политических миражей, призванных скрыть реальное положение вещей.

Однако, правда нет-нет да и прорвется наружу. Более того, в старые добрые времена, когда механизмы "демократической" цензуры еще не были столь совершенны, даже весьма высокопоставленные лица позволяли себе иногда откровенно высказаться.

"Миром управляют совсем не те, кого считают правителями люди, не знающие, что творится за кулисами, - предупреждал Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, лидер Консервативной партии Англии, премьер-министр Великобритании в 1868-м и 1874 - 80-х годах. - Существует политическая сила, редко упоминаемая. Я имею в виду тайные общества. Невозможно скрыть, а потому и бесполезно отрицать, что значительная часть Европы покрыта сетью этих тайных обществ, подобно тому, как поверхность земного шара покрыта сейчас сетью железных дорог... Им вовсе не нужны законные правительства", - печально констатировал Дизраэли.

Впрочем, времена меняются. То, что раньше тщательно скрывалось, сегодня можно больше не прятать. И организации могут быть уже не тайные, но вполне легальные, более того - в высшей степени престижные и респектабельные. Вот, например, Бильдербергский клуб, объединяющий, как поговаривают, самых могущественных людей в мире. На одном из его заседаний, состоявшемся в июне 1991 года в Германии, Дэвид Рокфеллер, крупнейший американский банкир и один из самых богатых людей на нашей планете, сказал следующие откровенные слова:

"Мы очень признательны руководителям средств массовой информации за то, что они... соблюдали предельную осторожность относительно освещения нашей деятельности. В противном случае мы просто не могли бы... осуществлять наши проекты, если бы на нас было сосредоточено пристальное внимание общественного мнения. Но мир сегодня уже более совершенен и более предрасположен к созданию единого мирового правительства... Сверхнациональная власть интеллектуальной элиты и мировых банкиров более предпочтительна, нежели право народов на самоопределение, которому мы следовали в течение веков".

Нужны ли комментарии? Пожалуй, неожиданная откровенность почтенного финансиста может кое-что объяснить и в нашей жизни. Попробуем разобраться. Итак:

- Давно и упорно за кулисами мировой политики ведется активная деятельность по созданию международного, наднационального центра управления - сверхправительства, которое должно сосредоточить в своих руках колоссальную идеологическую, политическую и экономическую власть над "мировым сообществом".

- В рамках этого многовекового процесса планомерно и целенаправленно реализуются программы по разрушению суверенных независимых государств, разложению национального самосознания народов, размыванию их религиозной и культурной самобытности. (Все это рассматривается в качестве препятствий на пути интеграционных процессов, ведущих дело к созданию всемирной диктатуры - глобальной геополитической тирании "интеллектуальной элиты и мировых банкиров").

- Религиозно-философской, метафизической основой этого предприятия является (для посвященных!) откровенное и осознанное богоборчество. Смешение понятий добра и зла, целенаправленное искажение нравственных основ человеческого бытия, мятеж твари против Творца, упоение духом дьявольской гордыни, попытки разрушить Божественное домостроительство нашего спасения, запечатленное Крестной Жертвой Иисуса Христа, Сына Божия - вот его основные черты.

- Россия, исторически сформировавшаяся как главный носитель христианских ценностей, является основным препятствием на пути осуществления подобных планов. Ни одна религиозная конфессия, за исключением Православия, не обладает необходимой духовной мощью для успешного сопротивления. Ни одна страна, кроме Руси, не имеет достаточного культурного, научного, экономического и военного потенциала для успешного противодействия гегемонистским вожделениям архитекторов "нового мирового порядка".

- Первым успешным результатом длительной и всесторонней кампании по устранению России с мировой арены в качестве самостоятельной духовной, этнической общности и активного субъекта геополитики стали спровоцированные  в начале ХХ века на ее территории социальные смуты, завершившиеся, после ряда неудачных попыток, катастрофой 1917 года. Исторически сложившуюся традиционную русскую православную государственность удалось разрушить.

- В то же время революция в России не смогла решить всех стоявших перед ней задач.

Во-первых, страну не удалось использовать в качестве плацдарма для разжигания всемирной смуты. Вброшенные с этой целью в массовое сознание лозунги "мировой" и "перманентной" революции не оправдали себя, а после политического поражения троцкизма в СССР были и вовсе сняты с повестки дня. Лозунг "пролетарского интернационализма", предназначенный для разрушения русского национального самосознания, оказался недостаточно эффективен, будучи интерпретирован обществом в русле традиционных христианских ценностей "всечеловечности".

Во-вторых, не удалось уничтожить Россию в качестве самостоятельного геополитического субъекта. Человеконенавистническая теория "классовой борьбы", служившая сердцевиной и пропагандистским прикрытием механизма широкомасштабного, официально санкционированного геноцида русского народа, с течением времени утеряла свою первоначальную эффективность, превратившись в очередную, далекую от практики догму.

Более того, несмотря на репресcии, голод, разруху и богоборческий террор властей, ценой величайшего напряжения всех народных сил, ценой блестящей победы в Великой Отечественной войне - страна обрела в мировой политике значение и вес, сведшие на нет все "достижения" Октября в этой области. Возникла реальная возможность постепенного перерождения СССР в духе российских национальных интересов с перспективой эволюционного возвращения страны на путь ее естественного исторического развития.

- Лишившись рычагов прямого политического, экономического и военного контроля над процессами, происходившими в Советском Союзе, "интеллектуальная мировая элита" сохранила в своих руках мощные средства идеологического воздействия. С одной стороны, марксистско-ленинское мировоззрение, запущенное однажды в России как орудие разрушения традиционного духовного, культурного, религиозно-нравственного фундамента русской жизни, продолжало оставаться официальной идеологической доктриной СССР.

С другой стороны, ее очевидная гнилость и бессодержательность заставляла общество - частью сознательно, частью неосознанно - стремиться к обретению нового, осмысленного взгляда на мир. Сочетание таких двух факторов давало уникальную возможность уничтожения советской империи путем идеологического "взрыва". Этот сценарий, запущенный сразу после второй мировой войны, предполагал последовательную внутреннюю дискредитацию господствующего мировоззрения, затем его резкий, шоковый "сброс" и быструю замену на новое - либерально-демократическое - внешне привлекательное, но для России не менее разрушительное по сути.

Ставка опять делалась на разрыв исторической преемственности. В современной, сверкающей упаковке обществу навязывалось "второе издание" революции 1917 года. Этот процесс получил название "перестройки".

 

6. Сценарии смуты

САМА ПО СЕБЕ перестройка стала возможной лишь благодаря отсутствию в стране здоровой, национально осмысленной идеологии и связного, целостного, непротиворечивого государственного мировоззрения. Из-за этого весь гигантский аппарат управления Союзом оказался беззащитным перед кучкой руководителей-ренегатов и пятой колонной агентов влияния "интеллектуальной элиты и мировых банкиров". Более того - отсутствие ясно понимаемой собственной позиции не позволило (и до сих пор многим не позволяет) даже увидеть реального противника, не говоря уж о том, чтобы распознать его истинные намерения.

На этом стоит, пожалуй, остановиться особо. Маскировка и дезинформация - фундаментальные свойства той власти, которая стремится сегодня утвердиться в России под вывесками "демократии" и "рыночной экономики". Стремительное развитие средств массовой информации, дающее возможность целенаправленно манипулировать общественным сознанием, позволяет использовать их как идеологический наркотик, лишающий людей понятия о политических реальностях окружающего мира. Общество, находящееся под наркозом средств массовой информации, утрачивает инстинкт самосохранения, теряет государственный, религиозный, культурный иммунитет, становится слепым и беспомощным перед лицом грозящих ему опасностей.

Появляется возможность скрыть от посторонних глаз не только центры реальной (а не показной) власти, но и надежно замаскировать их настоящую идеологию. В результате сегодня не только "простой" человек, но даже подавляющее большинство представителей официальных властей находятся в полнейшем неведении относительно того, кто же, в действительности, контролирует развитие ситуации в стране и каковы истинные цели этого "кого-то". Такая маскировка позволяет сделать "власть интеллектуальной элиты и мировых банкиров" практически неуязвимой. Мало того, что она сама остается вне поля зрения своих потенциальных противников, загадкой становится уже то, зачем, почему и как она предпринимает те или иные действия.

Конечно, даже краткий анализ современного положения с этой точки зрения выходит далеко за рамки данной статьи. И все же, говоря о событиях последних лет, можно с высокой степенью достоверности утверждать, что по отношению к России параллельно реализуются оба сценария ее устранения с геополитической арены. Оба они не новы и уже применялись при разрушении Российской империи в начале века.

Сценарий первый. Эпиграфом к нему могут послужить два высказывания видных мировых политиков. Одно принадлежит Генри Киссинджеру, бывшему государственному секретарю США, заявившему в прошлом году: "Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее народов в единое, крепкое, централизованное государство". Автором другого является Збигнев Бжезинский, бывший помощник президента США по национальной безопасности. Он так определил цель русской политики мирового сообщества: "Россия будет раздробленной и под опекой".

Этот сценарий можно назвать жестким, силовым или революционным. Он предполагает поэтапный развал Советского Союза, затем - России (возможно, по югославскому варианту), провоцирование экономического и политического хаоса, межнациональных конфликтов, социальных столкновений и гражданских войн. Давно разрабатываемая теория "вялотекущих социальных катастроф" в сочетании с изощренной политической практикой должна при этом обеспечить сценаристам стратегический контроль над ситуацией, исключающий перерастание локальных конфликтов в ядерные столкновения. Но в оптимальном варианте Россия должна выгореть дотла, так и не взорвавшись. То, что от нее останется,  будет легко встроено в объединенную всемирную политическую конструкцию.

Именно по такому сценарию развивались события в России после Октябрьской революции. То, что он тогда не сработал до конца, не меняет дела. Вспомните экономические, политические и духовные последствия революционного хаоса - возможно, это хоть немного поколеблет наше безмерное благодушие, дав понять, что нас ждет в случае успешной реализации жесткого варианта антирусской политики.

Сценарий второй. В сравнении с предыдущим его можно назвать мягким или эволюционным. Он предполагает захват политической власти в стране сторонниками "интегрирования в мировое сообщество" и последующее активное реформирование государственной, экономической, военной и демографической структуры общества с целью внутреннего перерождения России, ее полного и окончательного отрыва от своей духовной и культурной исторической традиции. В конечном итоге это должно привести к превращению страны в плацдарм "нового мирового порядка", когда весь ее сохранившийся потенциал будет направлен на ускорение международных интеграционных процессов под негласным руководством мирового правительства.

Историческим аналогом такого сценария является осуществление Февральской революции. Его развитие было прервано радикальным Октябрем.

Надо, конечно, отдавать себе отчет, что эти гипотетические сценарии - всего лишь грубая схема. Действительность всегда много сложней и разнообразней. На практике обе вышеописанные стратегии могут осуществляться одновременно, причудливо переплетаясь и дополняя друг друга. Возможно, что "мягкий" вариант служит всего лишь прелюдией для "жесткого" продолжения, как это случилось в России в начале века. В любом случае, их рассмотрение дает обильную пищу для размышлений и хотя бы приблизительно показывает степень реальной опасности, нависшей ныне над нашей Родиной.

 

7. Как быть?

ЭТОТ КЛАССИЧЕСКИЙ вопрос русской жизни  настоятельно требует своего практического решения. Несомненно одно: пора, наконец, очнуться от спячки. Сейчас для нас жизненно важно увидеть правду без прикрас, взглянуть в глаза тяжелой действительности - такой, как она есть, а не мифологизированной многочисленными ложными стереотипами. Чрезвычайно важно мобилизовать на защиту России все здоровые, благонамеренные силы общества. Только в случае, если мы сумеем избежать очередных катаклизмов, можно будет говорить о перспективе возрождения страны.

"Чадо, аще приступаеши работати Господеви Богу, - говорит Священное Писание, - уготови душу твою во искушение, управи сердце твое, и потерпи" (Сир. 2: 1-2). Последуем мудрому совету богодухновенных строк, приготовимся к искушениям, соблазнам и яростным порывам темных сил, управим сердца наши в вере, мужестве, верности и терпении - и будем, не покладая рук, работать над осуществлением дела святого и богоугодного - воссозданием Святой Руси в силе и славе ее величия и благочестия! Аминь.

 

"МУЖАЙТЕСЬ: Я ПОБЕДИЛ МИР..."

Ответ сельскому батюшке

 

ХРАНИ ВАС БОГ, всечестный отец Тимофей!

Письмо Ваше, прямое и честное, требует такого же ответа - слишком важны, болезненны и животрепещущи вопросы, в нем поставленные. Они, конечно, волнуют не только Вас - у многих скорбит душа и болезнует сердце при виде нестроений и смут, со всех сторон терзающих сегодня нашу жизнь. Моя статья в данном случае лишь повод, главный же вопрос в том, каким должно быть отношение благочестивого христианина к происходящему нынче в Церкви и вокруг нее.

Вначале я позволю себе высказать несколько общих соображений. Две тысячи лет стоит Святая Православная Церковь посреди мирских бурь. Двадцать столетий несет она людям свет Истины, преизобильно подавая дары благодати Божией тем, кто готов следовать ее увещевающему гласу. Бесценны сии дары - спасительные, животворящие, врачующие наши греховные язвы. Потому-то все силы зла, вся бездна ада, - горя безумной ненавистью к Богу и завистью к спасаемому человечеству, - прилагают неимоверные усилия, дабы уничтожить ненавистное Православие, исказить, обессилить его, развратить православный народ и сокрушить национальную государственность, являющуюся "оградой церковной".

По многим признакам можно судить, что сегодня эта многовековая брань близка к кульминации. Так стоит ли удивляться бесчисленным ранам, полученным нами в сей яростной борьбе? Стоит ли дивиться царящему безверию и духовной немощи, когда Сам Господь предрек, что лишь "малое стадо" сохранит Ему верность среди гонений и соблазнов "последнего времени"?

Гибельно и безрассудно будет выставлять это в качестве лукавого оправдания своему нерадению: никто и ничто не оправдает отступника на Страшном суде Христовом. Но разумно и благотворно, - учитывая полное соответствие происходящего древним пророчествам Священного Писания, - не впадать в уныние и безотрадное отчаяние, что, без сомнения, есть смертный грех!

Ободритесь - Бог правит миром! Неисповедимыми путями всемогущий промысел Его устрояет спасение человеческое, проводя нас через беды и скорби, попуская падения и немощи - дабы мы осознали глубину своего растления, возжаждали спасения и выздоровления духовного и добровольно устремились к Нему, осознанно принося в жертву этому благому стремлению гордыню и самомнение, высокоумие и своеволие, тщеславие и сластолюбие.

Вы удивляетесь моему утверждению о том, что "подавляющая часть тех, кто считает себя нецерковным и даже неверующим, на деле мыслит и чувствует в большинстве случаев вполне православно". Помилуйте, отче, - Святые Отцы согласно утверждают, что "душа каждого человека от рождения по природе своей христианка". Жажда Высшей Истины, Справедливости и Любви присуща сердцу каждого человека. Другое дело, что эти святые чувства в большинстве случаев оказываются погребенными под тяжким грузом грехов, страстей, нелепых заблуждений и предрассудков, порочных привычек и стереотипов. Так на то и дана нам с Вами благодать пастырства, чтобы чистить человеческие души от такой губительной коросты.

Вот, кстати, и ответ на Ваши сетования о нерадивости паствы. Церковь есть больница для души, и, как во всякой больнице, в ней пребывают люди страждущие недугами (в данном случае - нерадением, духовной леностью и т.п.). Всесилие же врачевства церковного подтверждается выздоровевшими - сонмами бывших грешников, возведенных благодатию Божией к вершинам святости и благочестия. Таковы все прославленные Церковью угодники Божии, постепенно очищавшие себя от греховной порчи.

Пастырь поставлен Богом не судить, а врачевать. Слов нет, трудно удержать себя в таком положении, но кто сказал, что легок и сладок пастырский крест?

Вы пишете, отче, что нынешнюю болезнь России можно было бы назвать раком Церкви. Нет! Ее можно назвать помрачением совести, и именно Церковь обязана уврачевать сию болезнь. Конечно, в Вашем письме много правды. Но горькая правда эта, даже там, где она неоспорима, касается лишь малой части огромного духовного, богочеловеческого организма Церкви Христовой. Той части, что страждет ныне в России от всеобщего хаоса, развала и духовного оскудения, бросающихся в глаза любому непредвзятому наблюдателю.

Говоря же о Русской Церкви в целом, надо ясно понимать, что ее земная, современная, человеческая часть, состоящая из грешных и несовершенных, мятущихся людей: мирян, священников, архиереев, - живет и действует в неразрывной связи с Церковью Небесной, "торжествующей", объединяющей в себе легионы мучеников и святителей, преподобных подвижников и Христа ради юродивых, державных строителей - благоверных святых князей, православных воинов, на поле брани за веру и Отечество живот свой положивших, сокровенных угодников Божиих, прошедших свой тяжкий земной путь под покровом безвестности и смирения.

Вот - корень святости церковной и свидетельство неодолимой силы ее! Вот наша небесная опора! Вот - златая цепь, связующая Святую Русь единством благодати, веры и бескорыстной, жертвенной любви. Считаете ли Вы, что ныне пресеклось это святое преемство? Что наша Церковь не спасает более, не возводит ревнующего и подвизающегося "из силы в силу" духовного преуспеяния? Верен Бог - доколе мы стоим в Православии, доколе блюдется у нас полнота и чистота Истины - при всех недостатках и нестроениях наших "Господь посреди нас", и Он, премилосердный, не попустит окончательной погибели верных...

О "торговле" требами. "Достоин делатель мзды своей", - говорит Священное Писание, так что нет ничего зазорного в том, что средства к пропитанию священник получает от плодов труда своего. Господь говорит, что даже за глоток воды, поднесенный с благим намерением, воздастся человеку в будущей жизни. Почему же Вы хотите лишить людей возможности материальной жертвой засвидетельствовать свое стремление к богообщению?

"Жертва должна быть добровольной", - скажете Вы. Так. Но никто не может помешать Вам бесплатно крестить неимущих. Так же, впрочем, как и ввести в своем приходе соответствующую подготовку ко крещению, правильную индивидуальную исповедь, канонически безупречное богослужение. Это вопрос личного пастырского подвига, и никакими указаниями и прещениями "сверху" здесь делу не поможешь. "Каков поп - таков и приход", - гласит народная пословица.

Да, не все батюшки оказываются на высоте положения. Чего греха таить, бывают такие, "что не леть и глаголати". Не забывайте, однако, какие чудовищные усилия были приложены богоборческой властью, чтобы растлить прежде всего именно духовенство! Не может же все сразу исправиться. Перефразируя Столыпина, можно сказать: "Дайте русскому священнику двадцать лет покоя и мира - и вы не узнаете России..."

О хозяйственных соблазнах. Слов нет, всяческого сожаления и обличения достойны те, кто видит в материальном преуспеянии (пусть даже церковном) самоцель. Нельзя одновременно работать Богу и маммоне - сребролюбие есть "начало всех зол", учит нас Слово Божие. И новоявленные богатеи, претендующие на особое место и роль в приходской жизни, - явление нетерпимое и безобразное.

Но почему это повергает Вас в такое уныние? Что, страсти скупости, любостяжательства, вещелюбия и иные подобные появились среди людей только сейчас? Вы скажете, что никогда ранее не достигали они такого развития. Согласен. Но назовите мне эпоху, век, исторический период, когда бы Церковь не терзали силы тьмы, пытаясь уничтожить ее извне и изнутри. Ведь то, с какой яростью обрушиваются на Русскую Церковь сатанинская злоба и изощренные искушения, лишь свидетельствует о том, что Православие по-прежнему хранит благодать Божию, спасительную для нас и страшную, ненавистную для богоборцев всех мастей.

О священноначалии. Скажу честно, меня удивили Ваши жалобы, де "нет никакой надежды, что нам сверху действительно прикажут побольше обращать внимание на душу каждого приходящего", "позволят крестить со внимательным разбором", "давать систематические епитимьи" и т.д.

Хотел бы я знать, как это можно запретить? Конечно, если духовная неопытность приходского священника, его "ревность не по разуму" и необоснованная суровость вызывают справедливые нарекания паствы - стоит, наверное, его подправить и слегка "охладить". Иначе расплодится такое количество "младостарцев", претендующих на духовное руководство без достаточных оснований, что вреда будет больше, чем пользы. Не ждите "приказов сверху", но предав себя в руцы Божии, попробуйте, в меру сил, наладить дело в своем малом кругу - вот наилучший выход!

О политике. Мы живем в тяжкое, смутное время измен, предательств, крушения государственности и невиданного разгула безнравственности и аморализма. Мы перед Богом, перед собственной совестью и нашим многострадальным народом просто обязаны сделать все возможное, чтобы прекратить эту вакханалию откровенного богоборчества и злобной русофобии. Но это - наша личная обязанность, наш персональный религиозный и гражданский долг, наше индивидуальное право.

Церковь же в целом ни в коем случае не должна вовлекаться в сегодняшние политические противоборства, интриги и борьбу за власть. Она выше этого. Официальная позиция Русской Церкви в политических вопросах заключается в том, что... такой позиции у нее нет. И это мудрое, взвешенное и в нынешних условиях единственно возможное решение.

Церковь есть хранилище истин, драгоценный ковчег, содержащий в себе учение о Боге, мире, человеке, - в том числе и о богоугодных формах человеческого общежития: государственного, общественного, семейного. Она Самим Господом призвана к тому, чтобы свидетельствовать миру об этих истинах, вразумляя произволяющих и обличая злонамеренных. Такая проповедь - наша с Вами, отче, святая обязанность!

Но лишь в том случае, если она будет услышана, если общество признает потребность в церковном поучении и обратится к вечным Божественным законам как к идеалам своего бытия - лишь в этом случае появится возможность возрождения церковно-государственной симфонии, являющейся единственной приемлемой формой церковной "политизации".

Что касается экуменизма, то сегодня многие верные чада Православной Церкви озабочены его бесконтрольным развитием. Более того, Священным Синодом определено: вынести вопрос о допустимых рамках нашего участия в экуменическом движении на архиерейский собор, который, Бог даст, должен состояться в декабре этого года...

Итак, подведем итоги. Можно ли среди нынешнего хаоса, нестроений, расколов и смут говорить о торжестве Православия? Если да - то в чем же оно заключается?

Можно. Сегодня, на наших глазах, сбываются древние грозные пророчества об отступлении человечества от Бога в "последние времена" перед лицом господствующих пороков и страстей, суетности и лицемерия. Таким образом, самой жизнью подтверждаются истины нашей веры - и это есть несомненное ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ!

На пути господствующего зла, не покорившись ему, встали тысячи и тысячи русских новомучеников и страстотерпцев, презревших блага привременного сего жития ради идеалов Святой Руси, ради Заповедей Божиих. Они ныне, предстоя престолу Царя Царей, покрывают своими молитвами и нас, грешных. Церковь стоит на крови мученической, а коли так, нет в мире церковного фундамента прочней, чем у Русской Православной Церкви - и это есть несомненное ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ!

Несмотря на всю тяготу нашего нынешнего положения, Россия уцелела и имеет еще пока время и возможность "обратившись, взыскать Господа, Бога своего", вернув себе таким образом мощь и славу Святой Руси - и это есть несомненное ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ!

Вы, отец Тимофей, не побоялись - написали свое письмо, я ответил на него, газета (совсем еще недавно бывшая рупором "научного атеизма") опубликовала нашу переписку, и сотни тысяч людей смогут ее прочесть. Прочитав же, уразуметь необоримость церковного благовестия о победе добра над злом и свои личные обязанности в этой нелегкой борьбе - и это тоже, без сомнения, есть яркое свидетельство ТОРЖЕСТВА ПРАВОСЛАВИЯ...

Бог правит миром. Победы зла призрачны, а само оно не имеет сущности и лишено будущего. Люди немощны, но безгранично милосердие Божие. Тяготы жизненного пути - ничто пред величием небесных благ, ожидающих верных, устоявших в Истине.

Богу же нашему слава во веки веков! Аминь.

 

ЕДИНСТВО ЦЕРКВИ - ЗАЛОГ СПАСЕНИЯ РОССИИ

Ответ на письмо из Канады

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

Уважаемый г-н Веймарн!

Благодарю Вас за письмо. Я рад, что мои статьи вызывают столь живой и заинтересованный отклик в Русском Зарубежье. Это особенно отрадно потому, что до сих пор мне ни разу не удалось получить хоть какой-нибудь отзыв на них со стороны иерархов Русской Зарубежной Церкви, несмотря на то, что я предпринимал (публично и в частном порядке) неоднократные попытки связаться с ними.

Должен сказать Вам сразу и совершенно определенно, что не могу разделить Вашей уверенности в том, что мы являемся полными единомышленниками. "При создавшихся условиях нет места для дипломатии", - пишете Вы, поэтому и я позволю себе, не стесняясь, высказаться по затронутым Вами вопросам.

К сожалению, складывается впечатление, что Вы плохо информированы о том, что происходит в России. Иначе Вы бы не предлагали, например, прославить отца Иоанна Кронштадтского, которому вот уже два года по всей России служат молебны после его канонизации на архиерейском соборе 1991 года. Может быть, не стоило бы заострять внимание на этой детали, если бы не та безапелляционность и уверенность, с которой Вы беретесь судить о наших делах.

Я хочу сразу оговориться, что ни минуты не сомневаюсь в Вашей благонамеренности, в искренней любви к России, поэтому прошу Вас принять мои дальнейшие слова не в качестве полемических тезисов, а как архипастырское увещевание, на которое я имею право и по сану, и по своему иерархическому положению, да и просто в силу преклонного возраста. Знаю, что Вы тоже далеко не мальчик - и не нуждаетесь в бесцеремонных поучениях. Тем не менее покорнейше прошу терпеливо выслушать меня, тем более, что в Вашем лице я сегодня имею возможность обратиться к Русскому Зарубежью, в котором - я знаю - многие разделяют высказанные Вами мнения.

Вы критикуете Патриарха. Сегодня это общая болезнь: всякий берется судить и рядить направо и налево, зачастую мало зная существо дела, о котором говорит.

Я хочу напомнить Вам несколько очевидных истин. Патриархия есть единственная канонически безупречная форма устроения Русской Церкви. Патриаршество есть тот "столп крепости", на котором в тяжелые времена смут и волнений держались не только церковное благочиние и управление, но и вся Россия. Так произошло в конце XVI - начале XVII века, когда Господу было угодно даровать России патриарха незадолго до начала Смутного времени, так случилось и в ХХ столетии, когда восстановление патриаршества буквально накануне масштабных антицерковных гонений позволило сохранить неискаженными православные святыни русской духовности.

Именно патриархи удерживали церковный корабль на плаву все эти страшные годы. И именно поэтому мы сегодня стоим на пороге чуда - чуда воскресения Святой Руси, когда, казалось бы, десятилетия богоборческого террора должны были искоренить и самую память о ней!

"Минувшие десятилетия принесли нашему народу страдания невыносимой тяжести, - сказал Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II в прошлом году в день памяти преподобного Сергия Радонежского. - Миллионы людей - от Царской Семьи до крестьян, от святителей Божиих до простых монахов - приняли страдальческую кончину. На долю остальных выпало духовное унижение, несвобода, горечь нравственного компромисса и самое тяжелое страдание - страдание души, сознательно ввергшей себя в пучины зла...

Мы знаем, что недостойны. Мы каемся перед Господом... И от всего сердца нашего мы молим: Господи, дай нам силы обновиться и очиститься! Дай нам ревность духовную в служении Тебе и людям Твоим!...

Сегодня Церкви тоже нелегко. Жизнь бросает ей новые и новые вызовы. Но как и прежде, непоколебимой остается вера наша, неослабной - ревность по Бозе, неохладевающей - любовь ко Христу.

При всей нашей греховности, при всем недостоинстве нашем мы знаем, что Милосердный Господь через нас, немощных, совершает Силу Свою. "Ныне нам нужно обновиться духом ума нашего" (Еф. 4: 23) и с новым усилием, с новым упованием на помощь Божию идти на проповедь Евангелия всему нашему страждущему народу.

Русская Православная Церковь обнимает собой людей разных национальностей, разного образовательного уровня, разного имущественного положения, разных возрастов, культур, политических взглядов и гражданства. Сегодня она должна сделаться "всем для всех", "чтобы спасти, - как говорил апостол Павел, - по крайней мере некоторых" (I Кор. 9: 22).

Мы молимся Пастыреначальнику Господу, дабы в нынешнем мятущемся обществе Церковь наша осталась столпом веры, столпом благочестия, столпом нравственности. Да не сломит нас, пастырей и чад церковных, искушение властью и мирским могуществом. Да не послужим мы сиюминутным политическим интересам. Да обратим слова мира и любви к людям, разделенным баррикадами вражды".

Скажите мне: Вы знакомы с этим выступлением Его Святейшества? Какой благонамеренный русский человек не подпишется под этими словами? Чего же еще нужно, чтобы вы, наши соотечественники, там, за рубежом, поняли наконец, что Русский Патриарх (независимо от личных качеств) - это символ национально-религиозного единства России, олицетворение ее духовной мощи, непрерывности ее исторического преемства, ее великого прошлого и не менее великого будущего?  Только царь - Помазанник Божий, может сравниться с Патриархом по своей значимости для державного строительства Святой Руси.

Но сегодня у нас нет царя. И патриарший престол остался единственным мистическим центром, объединяющим вокруг себя Россию "земную" и "небесную", страждущую и торжествующую. Это ныне - единственная точка опоры для грядущего Русского Воскресения. Убойтесь - каждый, посягающий на нее, будет держать перед Богом ответ как святотатец и кощунник!

Можно сколько угодно ссылаться в свое оправдание на "экуменическую деятельность Московской Патриархии во Всемирном Совете Церквей" (которая на деле давно уже не оказывает никакого влияния на наши внутрицерковные дела), на печально знаменитую "речь перед раввинами" (которая была фактически дезавуирована на ближайшем же архиерейском соборе), на... Да мало ли на что?! Все это ни в коем случае не отменяет главного: всякое посягательство на Патриарха есть сегодня в конце-концов посягательство на Россию, ее духовность, государственность, церковное и народное единство.

Оторванность от современной русской жизни оказывает свое неизбежное влияние и на Ваш анализ нынешнего положения нашей Церкви. По-Вашему, она разодрана большевиками на три части: Отечественную (Московский Патриархат), Зарубежную (т.н. Карловацкую) и Катакомбную (наследницу той части верующих, которые ушли в катакомбы во время антицерковных гонений 20-х и 30-х годов). Давайте разберемся по порядку.

Для начала - маленькая статистическая справка. Если все приходы Русской Православной Церкви в России и за рубежом принять за сто процентов, то 99 процентов общин находятся на территории бывшего СССР. В свою очередь, 99 процентов из них входит в юрисдикцию Московского Патриархата. Около одного процента составляют приходы Русской Православной Зарубежной Церкви, примерно 0,5 процента ее "свободные" приходы в России. "Катакомбная" церковь насчитывает по всей стране несколько сотен приверженцев.

Эта справка необходима для того, чтобы реально оценивать ситуацию.

Теперь о "большевистских кознях".  Спору нет, именно ЧК-ОГПУ-НКВД приложил в свое время огромные усилия, чтобы расколоть Русскую Церковь. Им удалось это сделать в 1927 году, когда декларация митрополита Сергия о лояльности к советской власти стала поводом для административного отделения Зарубежной Церкви от ее "подсоветской" части. Но любому здравомыслящему исследователю сегодня ясно, что эта декларация была всего лишь закономерным продолжением той линии, которую вынужден (!) был проводить Святейший Патриарх Тихон - это во-первых; а во-вторых, если мы действительно хотим найти отправную точку этого печального процесса церковно-государственных компромиссов, то смотреть нужно глубже и искать раньше - в 1917 году, например.

Именно тогда, в Обращении Святейшего Синода к народу по поводу февральской революции уже были заложены все основные положения "сергианства". Беззаконная "революционная" власть была признана "властью от Бога", на нее призывалось "благословение Божие" (вместо анафематствования, согласно чину Торжества Православия, как "дерзнувшей противу помазанника на бунт и крамолу"). Народ призвали подчиниться этой власти "не за страх, а за совесть", потом разрешили войска от присяги Государю, приносимой на Кресте и Евангелии перед Самим Господом Богом, благословили новую присягу временщикам и благодарственные молебны за масонов и революционеров - "благоверных временных правителей"!

Надо ли продолжать? Знаменательно, что под этим Обращением стоят подписи всех будущих "глав юрисдикций" Русской Церкви - высокопреосвященнейших Тихона (Белавина), Сергия (Страгородского), Антония (Храповицкого) и других. Говорю это не во осуждение, а для того, чтобы мы сообща признали свою вину за произошедшее и сообща нашли выход из сложившегося положения. А он есть, и дорога к нему - твердое и неразрывное церковное единство!

Сегодня ему угрожают не большевики и не коммунисты. Искусственно вызванные церковные расколы - будь то на Украине, в Молдавии или Эстонии - лелеют и пестуют самые что ни на есть "демократические" режимы. Кстати, почему Вы не говорите ничего об этих расколах, точнее - этих диверсиях против Русской Церкви, к которым (к великому нашему сожалению) присоединился и Синод Зарубежной Церкви, благословив открытие в России "параллельных" приходов?

Что из этого получилось - общеизвестно. Скандальная слава таких "свободных" приходов достигла сегодня апогея. А ведь ситуация была предельно ясна с самого начала. Правила церковной дисциплины весьма строги, и мы посильно стараемся их поддерживать. Те клирики, которые не удовлетворяют этим правилам, подвергаются наказаниям и каноническим прещениям. Вы, принимая таковых в свои ряды, дали возможность (простите за резкое слово) пьяницам и блудникам изображать из себя страстотерпцев и свободолюбцев, гонимых за "правду Божию". Не хочу обвинять за глаза и скопом, но некоторые конкретные имена у всех на слуху.

И чего вы таким образом добились? Создали на территории России шесть десятков приходов, которые теперь разругались даже с вашим Зарубежным Синодом и уже вообще никому не подчиняются? Кто измерит соблазн, нанесенный этими деяниями православной пастве?

Еще несколько лет назад авторитет Зарубежной Церкви в России был очень высок. Мы все прекрасно понимали, что ее голос, обличающий советское богоборчество, есть инструмент духовного врачевания наших церковных ошибок, недостатков и прегрешений, а не орудие раскола. Подавляющая часть духовной литературы издавалась у вас. Вы в значительной мере сохранили и уберегли от тли церковные корни русской державной государственности. Никто не в силах оспорить этого.

Но есть принципиальная разница между святой обязанностью Церкви обличать зло и бесцеремонным вмешательством в чужие дела. Первое - всегда благотворно, второе же есть плод гордыни, высокоумия  и тщеславия.  Вы преступили запретную грань, вторглись в область недопустимую для насильственного вторжения - и потеряли в несколько лет весь свой авторитет, копившийся десятилетиями. Жаль!

То же можно сказать и о так называемой Катакомбной Церкви. Если бы Вы знали, с каким количеством "самосвятов" приходилось нам встречаться! Я вообще сомневаюсь, существует ли у них хоть какая-то преемственность рукоположений. Скорее всего - нет. Да и можно ли именовать Церковью сообщество нескольких сотен людей, упорно не желающих ни с кем вступать в общение и признающих "истинно православными" только самих себя?

Что касается конкретных советов, которые Вы даете (о рукоположении новых иерархов, об отречении от экуменизма, о признании прославления Царственных Мучеников), то неужели Вы всерьез считаете, что Вам, отделенным от России тысячами километров и многими десятилетиями эмиграции, оттуда виднее, как надо управлять огромным и сложным организмом Русской Церкви?

Вряд ли кто-нибудь может упрекнуть меня в приверженности к экуменизму. Но ревность о чистоте и полноте святоотеческого исповедания не имеет ничего общего с непредсказуемостью в церковной политике. На зиму назначен архиерейский собор - на нем, Бог даст, соборне и решим, как поступить, чтобы ложно понятый экуменизм не грозил святыням Православия. Спокойно, чинно и без лишних страстей. Если не сможем сразу решить радикально, после еще подправим. Но без скандала!

То же относится и к прославлению Царской Семьи. Вопрос об этом поставлен давно. Комиссия по прославлению работает, и нет никаких оснований считать, что эта работа будет бесплодной. Тем более, что в Екатеринбургской епархии Царственные Мученики уже признаны местночтимыми святыми. Ненужная истерика вокруг этого вопроса только мешает делу, никак не продвигая его.

В послании Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной церкви к 75-летию убиения Императора Николая II и Его Семьи говорится:

"С сугубой молитвой и с особой болью в сердце мы воспоминаем скорбную годовщину... Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании.

И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад - усопших и ныне живущих - приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!

Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора.

Ныне, отрекаясь от грехов прошлого, мы должны понять: благие цели должны достигаться достойными средствами. Созидая и обновляя жизнь народа, нельзя идти по пути беззакония и безнравственности. Совершая любое дело, даже самое доброе и полезное, нельзя приносить в жертву человеческую жизнь и свободу, чье-либо доброе имя, нравственные нормы и нормы закона...

Покаяние в грехе, совершенном нашими предками, должно стать для нас еще одним знамением единства. Пусть нынешняя скорбная дата соединит нас в молитве с Русской Зарубежной Православной Церковью, возродить духовное общение с которой в верности духу Христову мы искренне стремимся"...

Неужели не ясно, что главное - совершилось?! Принесено покаяние в грехе цареубийства, и страшное преступление сие не тяготит более соборную совесть народа русского. Это ли не принципиальный важнейший шаг в деле духовного оздоровления России? Это ли не веха на пути восстановления исторической преемственности русской жизни, разорванного страшными социальными катаклизмами ХХ века?

Каков же главный вывод из всего сказанного выше? Он прост и неоспорим: единство Церкви - залог спасения России!  Надо сделать все для того, чтобы уврачевать язвы расколов и управить народ церковный "во всяком благочестии и чистоте", в "житии мирном и непорочном". Но единственный путь к этому - смирить свою гордыню, отказаться от взаимных претензий, предварительных условий, бессмысленных упреков - и, наконец, не на словах, а на деле озаботиться державным строительством Святой Руси. Перед Богом все равны, и со всех нас равно спросится за нерадение в этом святом деле, за глупую, порочную, губительную амбициозность, мешающую Русскому Возрождению.

Простите за нелицеприятный тон.

Храни Вас Бог!

 

ТВОРЦЫ  КАТАКЛИЗМОВ

 

МИР ПРОХОДИТ, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек" (I Ин. 2: 17); "Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин. 3: 16); "Всякий верующий в Него, не постыдится. Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его" (Рим. 10: 11- 12). Так свидетельствует миру христианство, утверждая любовь как основу мироздания, нравственную ответственность человека перед Законом Божиим и равенство всех перед этим законом.

Тем не менее обвинения в "антисемитизме", "мракобесии" и "черносотенстве" стали почему-то уделом каждого, кто пытается с христианских позиций разобраться в сложных и болезненных вопросах межнациональных и межконфессиальных отношений. На них не стоило бы обращать никакого внимания, если бы таким образом не блокировалось широкое, свободное и гласное обсуждение проблем, имеющих для русской жизни принципиальное, судьбоносное значение. Лишь поняв это, мы сумеем найти приемлемую, конструктивную форму дискуссии и сделать ее результативной и плодотворной, безусловно отвергнув порочную практику навешивания на оппонентов разного рода ярлыков.

Это тем более необходимо, что в пылу полемики зачастую совершенно теряется начальный смысл понятий. Так, например, произошло с названием "черносотенец". Те, кто употребляют его в виде бранной клички, очевидно и не подозревают, что оно имеет многовековую и весьма достойную историю.

Впервые словосочетание "черная сотня" появляется в русских летописях XII века. Долгое время на Руси общество делилось на два разряда лиц - "служилых людей" и "черных". Черные люди, называвшиеся иначе "земскими", объединяли в своих рядах ремесленных горожан и свободных хлебопашцев, в отличие от служилых, чья жизнь была неразрывно связана с государственной службой. Соответственно "черные сотни" представляли из себя форму местной самоорганизации земских людей, чьим трудом и ратным героизмом из века в век мужала и крепла Россия.

 

ЖИЗНЬ ВСЯКОГО НАРОДА, всякого человеческого сообщества зиждется на единстве мировоззрения, определяющего моральные, этические и религиозно-нравственные нормы поведения. Жизнь личная и семейная, общественная и государственная в равной степени зависят от того, что признается людьми допустимым, а что нет, что почитается за благо, а что - за зло, какой смысл полагается в человеческом бытии и какова его высшая, вечная, непреходящая цель.

На протяжении всей истории человечества именно религия являлась тем нравственно-организующим, скрепляющим началом, которое объединяло народы вокруг идеалов, придавало крепость национальным государствам и единообразие национальному характеру. Различия в быте, психологии, семейном укладе и исторической судьбе народов и стран коренятся прежде всего в области религиозной, духовной.

Понятно, что столкновения противоречивых, порой взаимоисключающих религиозных вероучений, содержащих "разноименный" духовный заряд, не могли обойтись без потрясений. Подавляющее большинство войн имело в истории характер религиозный, а такие глобальные военные противостояния, как, например, вооруженная борьба ислама и христианства, длились, то затухая, то вспыхивая вновь, на протяжении многих веков.

Но ни одно из подобных столкновений ни по ожесточенности борьбы, ни по масштабам, ни по своим последствиям не может сравниться с религиозной войной,  вот уже два тысячелетия упорно и непрерывно ведущейся иудаизмом против Церкви Христовой. Духовные начала двух сторон совершенно противоположны и непримиримы. Дело в том, что иудаизм не имеет, в христианском понимании, никакого положительного религиозного содержания. С того момента, как иудеи распяли Мессию, Иисуса Христа, Сына Божиего, Которого они должны бы были принять с благоговением и любовью, ибо именно им Бог доверил знание о том, что Христос придет спасти человека от греха, - с этого момента основой иудаизма стало воинствующее антихристианство.

Отсюда - все сложности русско-еврейских отношений, ибо Святая Русь веками сознавала себя как защитницу и главную хранительницу христианских святынь, равно в области духовной и государственной. Рассуждая о русской истории, говоря о причинах помрачения религиозного самосознания русских людей, приведшего к гибели православную российскую государственность, невозможно избежать обсуждения этого вопроса. Тема давно назрела, надо лишь подойти к ней без ненависти и злобы, раздражения и лукавства - с искренним желанием понять...

Во-первых, следует четко уяснить себе, что нам предстоит проблема духовная, проблема межрелигиозных, но вовсе не межнациональных отношений. Церковь не делит и никогда не делила своих чад по национальному признаку. В сонме православных святых лик подвижников-евреев (начиная с апостолов) занимает свое место наряду с угодниками Божиими, призванными благодатию Его из среды иных народов, - безо всякого различия. Смешение понятий религиозных и национальных частично имеет свое оправдание в том, что именно религия определяет национальный характер народа в целом, однако ставить здесь знак равенства было бы опрометчиво.

Это, кстати, хорошо понимали в дореволюционной России. Следствием подобного понимания и явился тот факт, что Император Всероссийский не разделял своих подданных по национальной принадлежности. У него не было подданных татар, якутов или лезгинов - нет! Были подданные православного, мусульманского или иудейского вероисповедания. Если бы из этого понимания были сделаны своевременные и правильные выводы, мы, возможно, избежали бы многих скорбей и тягот...

Во-вторых, необходимо осознать, что суть проблемы заключается в непримиримом противоречии двух религиозных мировоззрений, соответственно определяющих идеалы народного бытия, нравственные нормы и понимание смысла жизни. Противостояние это обостряется тем, что в самосознании обоих народов чрезвычайно сильны идеи избранничества, мессианства, особого служения.

Здесь, пожалуй, мы приближаемся к пониманию главной причины многих катаклизмов, потрясавших русскую жизнь на протяжении веков. "Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Мрк. 10: 45), - засвидетельствовал Христос, проходя Свой крестный путь. Жертвенность и самоотвержение стали основополагающими заповедями христианской нравственности. В полном соответствии с нею русское самосознание всегда воспринимало свое избранничество как   обязанность послужить ближним своим. Русский народ сознавал свою задачу народа-богоносца в том, чтобы служить хранителем истин веры, давая возможность любому желающему припасть к этому источнику живой воды, приснотекущему в жизнь вечную и блаженную.

Иное понимание избранничества предполагает иудаизм. "Евреи приятнее Богу нежели ангелы", "как человек в мире высоко стоит над животными, так евреи высоко стоят над всеми народами на свете", - учит Талмуд. Это вероучение основывается на том утверждении, что иудеи Самим Богом избраны для господства и должны всемерно стремиться к достижению этой цели. Отсюда проистекает еще одно фундаментальное положение иудаизма, гласящее, что иудей не имеет никаких нравственных обязательств перед иноверцем. Понятия справедливости и милосердия, честности и благодарности, с этой точки зрения, неприменимы к христианину или мусульманину, ибо они, строго говоря, не могут даже считаться людьми... Сатанинские истоки такой непомерной гордыни обличил сам Господь Иисус Христос, прямо сказавший искушавшим Его иудеям: "Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего" (Ин. 8: 44).

Итак: православное понимание своего избранничества есть понимание обязанности служить ближнему своему.

Избранничество же иудея есть избранничество на господство над окружающими людьми.

Понятно, что соприкосновение столь разительно отличающихся взглядов на жизнь и на свое место в ней не могло не вызывать явлений болезненных, разрушительных, катастрофичных. Русская история - лучшее тому подтверждение.

Иудейские купеческие колонии появились на русских землях в эпоху расцвета Киевской Руси, поддерживавшей оживленные торговые связи с богатой Византией на востоке и христианскими государствами Западной Европы. Но уже в 1069 году произошел первый конфликт, в результате которого они надолго потеряли право селиться в России.

Летопись Нестора так описывает случившееся: "Киевляне же... жидов многих побили...  за то, что сии... христианом вред чинили". Когда же мятеж закончился свержением князя Святополка, покровительствовавшего иноверцам, и вместо него "приял Владимир престол со удовольствием всего народа", тогда "просили его всенародно о управе на жидов, что... при Святополке имели великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники разорилися; они же многих прельстили... Владимир же отвечал им: " ...Для того немедленно созову князей на совет".

И вскоре послал всех звать по Киеву. Когда же князи съехались на совет у Выдобича, по долгом рассуждении установили закон таков: "Ныне из всея Руския земли всех жидов со всем их имением выслать и впредь не впусчать...".

На протяжении многих веков русская государственная власть строго следила за выполнением этого решения. Ересь "жидовствующих", занесенная иудеями в Новгород в конце XV века и серьезно осложнившая церковную и государственную жизнь на целых тридцать лет, только усилила подозрительность. Российские самодержцы хорошо запомнили преподанный им урок.

"Жидам ездити в Россию с торгами не пригоже, - говорил Иоанн Грозный, - для того, что от них многия лиха делаются, что отравные зельи привозили в Россию и христиан от христианства отводили". То, что во время Смуты начала XVII века за Лжедмитрия II выдавал себя ловкий авантюрист еврейского происхождения, лишь подтвердило правильность опасений.

"Хочу видеть у себя, - говорил Петр I, - лучше народы магометанской и языческой веры, нежели жидов: они - плуты и обманщики. Я искореняю зло, а не распложаю его". Несмотря на это, иудеи все же проникали на территорию империи, так что уже Екатерина I в своем указе "О высылке жидов из России", вышедшем 26 апреля 1727 года, повелела "тех всех выслать вон из России за рубеж немедленно, и впредь их ни под каким образом в Россию не впускать и того предостерегать во всех местах накрепко".

Государыня Елизавета Петровна высказалась по этому поводу еще определеннее: "Жиды в нашей империи под разными видами жительство продолжают, от чего не иного какого плода, но токмо, яко от таковых имени Христа Спасителя ненавистников нашим верноподданным крайнего вреда ожидать должно... Оных ни под каким видом в нашу империю ни для чего не впускать, разве кто из них захочет быть в христианской вере... таковых крестя, жить им позволить...".

Последнее высказывание Государыни особенно примечательно, ибо подтверждает отсутствие националистической подоплеки в действиях русской власти: иудей, принимавший Православие (аще таковой находился), обладал совершенно теми же правами, что и любой  другой российский подданный. Более того, когда в состав России в конце XVIII века в результате так называемых "разделов Польши" вошли земли с проживающими на них иудеями, общим числом около миллиона душ, русское правительство приняло все меры для обеспечения их равноправия. Указом Екатерины II от 1791 года они были уравнены в правах с купцами, ремесленниками и мещанами тех городов и местечек, в которых проживали на момент присоединения к Российской империи.

Повелением Александра I в 1802 году был даже образован специальный "комитет о благоустройстве евреев". Но как только выяснилось, что его деятельность клонится к тому, чтобы разработать перечень мер, направленных на смягчение религиозно-бытовой обособленности иудейских общин, - кагалы (органы местного самоуправления иудеев) заняли по отношению к комитету резко отрицательную позицию. На всех иудеев был наложен ими специальный "процентный сбор, необходимый для устранения намерения правительства относительно евреев". Проще говоря, путем специального тайного налога были собраны огромные суммы для подкупа чиновников и приостановления "неблагоприятного" развития событий, что и было сделано. О влиянии иудеев говорит также тот факт, что по их "просьбам" (обильно, разумеется, подкрепленным деньгами), в результате интриг от деятельности комитета был устранен Г. Р. Державин, знаменитый русский поэт, занимавший тогда место министра юстиции.

Быстро растущая финансовая и политическая мощь иудейской диаспоры в Европе вызвала серьезную озабоченность многих христианских правительств. Она особенно усилилась после того, как по всему континенту в 1848 году прокатилась судорога революций, слишком похожих друг на друга, чтобы быть случайными, слишком хорошо скоординированных, чтобы быть стихийными, слишком ясно выразивших свой антихристианский характер, чтобы это могло остаться незамеченным. Эта волна разбилась о подножие трона Императора Всероссийского, но стало ясно, что разрушительный процесс, набиравший силу со времен Великой французской революции, перешел в новое качество.

"Миром управляют совсем не те, кого считают правителями люди, не знающие, что творится за кулисами", - предупреждал Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, лидер Консервативной партии Англии, премьер-министр Великобритании в 1868-м и 1874-1880-х годах. "Существует политическая сила, редко упоминаемая, - говорил он, - я имею в виду тайные общества.  Невозможно скрыть, а потому и бесполезно отрицать, что значительная часть Европы покрыта сетью этих тайных обществ подобно тому, как поверхность земного шара покрыта сейчас сетью железных дорог... Они...  стремятся к уничтожению всех церковных установлений", - констатировал Дизраэли, возмущаясь, что "почтенные граждане Англии, столь бережливые и религиозные, аплодируют маневрам тех, кто нападает на собственность и на Иисуса Христа, видя в этом прогресс либерализма".

Будучи сам крещеным евреем, Дизраэли мог не бояться столь модных сегодня обвинений в "антисемитизме", и поэтому еще в 1846 году предупреждал, что готовящаяся "мощная революция развивается полностью под еврейским руководством".

Вскоре после смерти лорда Биконсфилда, последовавшей в 1881 году, его опасения получили новое документальное подтверждение. Некто Джон Редклиф опубликовал в Англии "Обозрение политико-исторических событий за последнее десятилетие", в которое он включил попавшую к нему запись выступления иудейского раввина на одном из религиозных собраний.

"Христианская Церковь - один из опаснейших наших врагов, - сказал раввин, - и мы должны упорно трудиться, чтобы ослабить ее влияние. Мы должны сколько возможно стараться привить к умам, преданным христианской религии, идеи свободомыслия, скептицизма, раскола, вызвать религиозные препирательства и споры в многочисленных ответвлениях и сектах христианства. Будем действовать логически, начнем с унижения и умаления качеств их священнослужителей; объявим им открытую  войну, вызовем подозрение к их набожности, благочестию и поведению хотя бы орудиями осмеяния и издевательства...

Сколько уже веков ученые наши упорно и отважно борются с крестом, и ничто до сего времени не заставило их отступить. Народ наш постепенно возвышается и власть его с каждым днем увеличивается... Восемнадцать веков принадлежали врагам нашим, но век настоящий и будущее должны нам принадлежать - нам, народу Израиля, и это будет так...

Каждая война, каждая революция, каждое политическое или религиозное потрясение в христианском мире приближают нас к тому моменту, когда высшая цель наша будет достигнута нами...[2]

 

Подвигаясь таким образом шаг за шагом вперед по начертанному пути и соблюдая свойственные нам стойкость и твердость, мы оттесним христиан и уничтожим их влияние. Уже мы будем диктовать миру, во что он должен верить, что чтить и что проклинать. Может быть, некоторые личности и восстанут против нас..., но покорные и невежественные массы будут нас слушать и держать нашу сторону. Раз мы будем хозяевами прессы, от нас будет зависеть внушать те или иные понятия о чести, добродетели, прямоте характера... Мы с корнем вырвем веру и поклонение тому, что до сих пор боготворилось христианами; увлечение страстьми будет в наших руках орудием, которым мы уничтожим все, что еще возбуждает благоговение христиан...

Только этим путем сможем мы во всякое время поднять массы и направить их к саморазрушению, к революциям, т. е. к любой из тех катастроф, которые все более и более приближают нас к достижению нашей конечной цели - царствовать на земле..."

Каждый сам может решить, насколько точно политическая история XX века подтвердила справедливость этих слов. Не предопределяя никаких выводов, все же отмечу, что актуальность серьезного осмысления данной темы представляется несомненной. Мы начали великое дело Русского Возрождения. Перед Богом и собственной совестью мы обязаны довести его до конца. "Никто, - говорит Господь, - возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9: 62).

Механизм провоцирования и разжигания смуты, столь откровенно описанный в речи иудейского раввина, был запущен во всю мощь уже во время первой русской революции 1905-1907 годов. Даже беглый обзор русской жизни того времени показывает, что никаких "объективных" (а особенно - столь любимых историками-материалистами хозяйственных, экономических) причин для беспорядков не было.

Судите сами.

Финансовое состояние России было чуть ли не самым устойчивым в мире. Рубль свободно конвертировался, его золотое содержание росло даже во время войны с Японией. Сама эта война прошла для внутренней жизни империи практически незаметно - налоги выросли всего на 5 %. В то время как либеральная пресса не уставала обличать "реакционное самодержавие" во всех смертных грехах, личные доходы граждан - рабочих, служащих и крестьян - выросли за двадцать лет почти в шесть раз. За то же время вдвое увеличилась протяженность железных дорог, удвоился и сбор хлеба. Русские товары на Дальнем Востоке вытесняли японские и английские в силу своей дешевизны и традиционно высокого качества.

И все же революция грянула... Стоит, пожалуй, еще раз сказать, что главные причины всех русских бед нам надо искать в самих себе. Что никакие злоумышленники не смогли бы раскачать русскую государственность, если бы мы сами не ослабили ее, подточив духовные основы державной мощи России. Что значительная часть чиновной администрации давно уже тяготела к либеральной западной псевдокультуре, несовместимой с истинами Православия. Что интеллигенция в своем огромном большинстве была прямо враждебна Церкви, придерживаясь откровенно атеистических или спиритически-оккультных воззрений. Что молодежь, лишенная здорового духовного развития, легко попадала в сети экстремистских организаций, прикрывавших звонкой фразеологией заурядный политический терроризм...

Можно еще долго перечислять внутренние причины, соделавшие русский колосс столь чувствительным к революционным бациллам. И все же первый натиск смуты, поддержанной всею мощью международных антихристианских организаций, был отбит. Ни назойливая антиправительственная пропаганда прессы, ни призыв к самым низменным инстинктам толпы, ни беспрецедентный террор (начиная с 1905 года и до подавления революции, ежедневно погибало от 10 до 18 человек - в большинстве своем государственных служащих), ни обильные иностранные вливания (один лишь Яков Шифф, глава иудейского финансового лобби в США, потратил миллионы долларов на помощь Японии и революционную пропаганду среди русских солдат)[3] не сломили Русь.

Ибо несмотря ни на что, в народной толще вера оказалась еще слишком крепкой. И наряду с теми, кто бездумно поддался лукавым призывам и принял участие в беспорядках, под хоругвями и крестами выступили люди, считавшие своим священным долгом защитить устои веры и основы православной русской государственности.

При первых же раскатах революционного грома власть, тронутая тленом либерализма и безволия, растерялась. Полиция исчезла с улиц, а кое-где даже губернаторы поспешили приветствовать "прогрессивные перемены". Именно тогда, видя, что власть недееспособна, народ смог взять дело спасения Отчизны в свои руки. В 1905 году массы выходят на улицы. С одной стороны, действуют боевики террористических организаций, агитаторы леворадикальных партий и уголовные элементы, с другой - возмущенные ревнители порядка и спокойствия. В октябре 1905 года почти во всех городах происходят столкновения.

Тогда на волне противостояния смуте стали быстро развиваться и расти православно-патриотические партии и организации.  Русское Собрание и Союз Михаила Архангела, Союз Русского Народа и Монархическая партия, другие общественные союзы и объединения встают на пути дальнейших потрясений. И революция - отступает...

Типичными  пунктами  программ  правых  партий (которые с "легкой" руки советской исторической "науки" до сих пор представляются человеку, мало сведущему в этом вопросе, некими зловещими организациями) были следующие требования (на примере Русского Собрания):

- Православная Церковь должна сохранить в России господствующее положение... Голос ее должен быть выслушиваем законодательной властью в важнейших государственных вопросах.

- Царское Самодержавие должно основываться на постоянном единении Царя с народом.

- Племенные вопросы в России должны разрешаться сообразно готовности отдельной народности служить России... в достижении общегосударственных задач... Все попытки к расчленению России под каким бы то ни было видом не должны быть допускаемы.

- Верховным мерилом деятельности государственного управления... должно быть народное благо, причем государство, открывая достаточно простора для местного самоуправления, должно блюсти, чтобы это самоуправление нигде не клонилось к ущербу русских народных интересов - религиозных, умственных, хозяйственных, правовых и политических.

Это была платформа, которая смогла тогда сплотить здоровые силы русского общества. Но творцы революции быстро учли все свои  ошибки:  когда  через  десять  лет на  Россию  накатила  новая революционная волна, православно-патриотические группы были искусно разобщены и противопоставлены друг другу (вспомним намерение богоборцев соделать человеческие страсти главным орудием достижения своих целей), высшие эшелоны власти  парализованы  масонским  политическим  заговором,  а многократно усиленная Думой пропагандистская антиправительственная кампания беспрепятственно подорвала народное доверие к Государю и его министрам... Так готовился 1917 год.

 

НЕСЛУЧАЙНЫЕ  БЕСЕДЫ

 

"БУДЬ ВЕРЕН ДО СМЕРТИ..."
Интервью газете "Народная правда"

 

Владыко Иоанн, не удивляет ли Вас, что светские газеты начали интересоваться вопросами о роли Церкви в современных условиях?

 

НЕТ, НЕ УДИВЛЯЕТ. Вот Ваша газета, к примеру, называется "Народная правда". Само название говорит о том, что вы признаете - народу нужна истина. Это, кстати, главная особенность русского характера - стремление к истине, к правде. Русский человек все готов ради этого перенести, любые подвиги совершить. А где же истину искать, как не в Церкви? Православная Церковь смело свидетельствует о том, что она обладает полнотой Божественной Истины. Нет такого вопроса в жизни человека, на который отказалась бы отвечать Церковь, лишь бы человек спрашивал со смирением, в надежде на помощь Божию. А самонадеянный гордец ничего в Церкви не поймет. В упор будет смотреть - и не увидит. Чудеса будет наблюдать - и не заметит... Так что если кто искренне правды взыскует, тому прямая дорога в Храм.

В Вашем лице Церковь заговорила после долгого молчания громко и властно. Почему же ни одна демократическая газета не опубликовала Вашей программной, несомненно исторической статьи "Тайна беззакония"?

Мы предложили статью "Советской России", и она согласилась на публикацию. В другие газеты с этой статьей не обращались. Надо сказать, что у Церкви весьма печальный опыт общения с современной прессой. Многие наши обращения в печать, даже со стороны Священного Синода, были отвергнуты. Скажем, ни одна газета не опубликовала обращения Синода к российским журналистам, в котором православные архиереи призывали средства массовой информации остановить разжигание антицерковной кампании, основанной на непроверенных, а зачастую откровенно вымышленных фактах. Ведь доходило до нелепостей: то какие-то коварные политические замыслы Церкви приписывали, то чуть не весь епископат в сотрудничестве с КГБ обвиняли! Хоть плачь, хоть смейся! Доказательств нет, знания церковной жизни нет, а берутся быть судьями. За всем этим стоит явное желание внести в Церковь смуту, ослабить ее в нынешний судьбоносный для России час.

Мне лично тоже пришлось столкнуться с капризами прессы. Написал открытое письмо мэру города - Анатолию Собчаку, отдал в "Вечерний Петербург". Обещали напечатать. Не тут-то было! Подержали и вернули назад - стиль не подходит. Ну что тут сделаешь - послал в "Советскую Россию", спасибо, там напечатали. Потом и у Вас опубликовали. Хотя это совсем не значит, что газеты мы выбираем по каким-то политическим мотивам - где нас печатают, туда и отдаем.

А может, одна из причин замалчивания Ваших статей в том, что Вы поставили вопрос не столько о мелких антихристианских сектах, которыми ныне пруд пруди, сколько о реальных планах завоевания мирового господства, нашего духовного закабаления, о гибельности западного пути для России?

Вот-вот, именно этой правды кое-кто ох как боится! Слушал я недавно по радио передачу - в пух и прах разносил автор православное духовенство, патриарха не пожалел - лягнул, ну, и мне, грешному, досталось. За то, что по Сахарову панихиды служить запретил. А как их служить, когда он церковным человеком-то никогда не был, да и христианином, похоже, тоже? Да и жена его была против совершения христианского обряда. Но это так, к слову. Если не по делу ругают, значит, хотят этим гвалтом заглушить что-то важное. Что же? Да то, что сегодня под шумок западный мир Россию без войны завоевывает, а наши нынешние власти не желают видеть этой опасности.

Загляните в учебники по истории. На протяжении столетий Запад пытался поработить русский народ. Ничем не брезговал. Ослабла Русь в боях с татарским нашествием - крестоносцы тут как тут. И ведь не только земли домогались, стремились самую душу народа убить. Люто ненавидели Православие, с храмами и священниками обходились стократ хуже татар.

А Смута XVII века? Кто виновник? Кто рвал на части Русскую Державу, осквернял церкви Божии, глумился над вековыми святынями народными? Шведы да поляки, достойные представители "просвещенной" Европы. Да что далеко ходить - откуда начинались обе мировые войны? С Запада. А какую преследовали цель? Как ни крути, оба раза главный удар пришелся на Россию, значит, шибко она кому-то мешает. Порабощение Руси - мечом ли, лукавством, - вот конечная цель "цивилизованного" мира, точнее: тайных сил, уже господствующих там и рвущихся к господству здесь.

Впрочем, сейчас, похоже, и меча не надо. После развала Союза те силы, что пытались сокрушить Россию военной мощью, получили возможность делать это свободно и открыто, на "законном" основании. Ведь что страшно - стремятся изменить умы и нравы русских людей. Здесь прямое богоборчество, ибо повсюду насаждается культ "золотого тельца". А Священное Писание учит: сребролюбие - начало всех бед, мать всех грехов и страстей.

Можно ли сказать, что темные силы, уже давным-давно старающиеся завладеть нашей Родиной, сейчас почти победили?

Нет, это неверно. Русских людей обманули (это несложно, мы - народ доверчивый), но не всех, есть и здоровая часть общества. Кроме того, на страже духовного здоровья народа и его исторической памяти стоит Русская Православная Церковь. И ведь как жестоко ее за это гнали! Враги русского Православия превзошли своей лютостью всех прежних гонителей, истребив за время своего семидесятилетнего владычества больше христиан, чем за все предыдущие века. Но вот чудо Божие: кровь новомучеников Российских служит семенем для новых подвижников  и исповедников, и врата ада не могут одолеть Церкви Русской, как и обещал Господь Иисус Христос.

Что же касается гибели России, то пророчества русских святых говорят не о ней, а о грядущем воскресении Святой Руси во всей своей силе и славе. Обогащенные страшным опытом прошлого, мы обязаны в будущем избежать роковых ошибок. Поэтому Церковь всех русских людей призывает к духовной бдительности, ведь именно потеря духовного стержня привела Россию к трагедии в ХХ веке.

Сейчас, во времена смуты и хаоса, многие православные пастыри молчат, не высказывая своего мнения о происходящем в стране. Как Вы думаете, почему?

Причин несколько. Во-первых, значительная часть духовенства все еще не освободилась от страха перед властями. Многие не без оснований считают, что нынешнее положение - лишь шаг на пути к новым антицерковным гонениям, а "свобода" нужна только для того, чтобы выявить наиболее активных и деятельных.

Во-вторых, мы долго избегали обличительного тона (хотя обличать грехи и заблуждения мира - святая обязанность Церкви), ибо старались (да и сейчас стараемся) соблюсти корректность, лояльность по отношению к существующей власти. Многовековой церковный опыт свидетельствует нам, что увещевания и любовные вразумления часто приносят пользы больше, чем прямое и беспощадное обличение. Священное Писание учит нас: "Не обличай злых, да не возненавидят тебе. Обличения бо нечестивому - раны ему" (Притч. 9: 8,7). Оружием церковного обличения нужно пользоваться осторожно и разумно. Мы надеялись, что власть поймет свои ошибки в области духовной, религиозно-нравственной, что она действительно желает преображения России. Но...

В-третьих, "свобода слова", о которой столько сейчас говорят, имеет у нас, оказывается, некоторые особенности. Это прежде всего - свобода заткнуть рот и забросать грязью того, кто смеет самостоятельно и независимо высказывать свои убеждения, в том числе религиозные. Ведь что получается? Стоит высказать мысль о величии судьбы русского народа-богоносца, и ты уже шовинист, националист и чуть ли не фашист. А если рискнешь покритиковать власти, тут же окажешься "люмпеном" и "красно-коричневым".

Я в своем открытом письме к Анатолию Собчаку высказал несколько критических замечаний. Боже мой, что тут началось! В городе не осталось ни одной крупной газеты, которая бы не плюнула в мою сторону, не опубликовала бы статьи, критикующей Православную Церковь: "Мы видим разительное сходство между Русской Православной Церковью и КПСС", "в послании петербургского владыки полыхают отблески средневековых костров" и тому подобная ерунда. Можно лишь руками развести - сумасшедший дом, ей-Богу! Поэтому рядовой батюшка сто раз подумает, прежде чем рот раскрыть. Но есть, надо сказать, настоящие православные пастыри - ревностные, благочестивые и безбоязненные. Выступают они и в печати. Другое дело, что пробиться таким священникам на страницы крупных центральных газет почти невозможно. Они и не стремятся к этому - проповедуют в храмах, пестуют свою приходскую паству, по мере сил миссионерствуют и благотворят. Словом - забот множество.

Но не кажется ли Вам, что молчание Церкви подрывает ее авторитет в глазах народа?

В какой-то степени это справедливо. Искусственно создается ложное впечатление, что для Церкви безразлично происходящее в стране. Но ведь это не так! Также нельзя забывать, что само русское общество сегодня лишено единства. Поэтому любые неоправданно резкие слова могут дестабилизировать обстановку. Церковь же, по завету Спасителя, превыше всего ценит мир. "В мире место Божие", - поучает нас Церковь. Так что иногда стоит задуматься: а что даст в сложившейся ситуации очередное громогласное заявление?

Что же лично Вас побуждает столь откровенно высказывать свои мысли?

Я чувствую необходимость предупредить людей об опасности, грозящей нам со стороны тех лиц, сил и учений, которые разрушают единство народа, Церкви и государства. Как же мы не можем понять, что все эти бесчисленные партии и политические группировки придуманы для того, чтобы запутать людей, сбить их с толку и обмануть! Народ, объединенный общим пониманием смысла своего существования, общими понятиями о добре и зле, общими религиозно-нравственными воззрениями - непобедим и страшен для врагов.

"Разделяй и властвуй" - этому коварному приему уже много веков от роду. Главное для богоборческих, разрушительных сил - отсечь народ от его духовных вождей, от пастырей, знающих опасности и умеющих их преодолевать. Ослепить народ, а зрячих - запугать или уничтожить, вот принцип действия предтеч антихристовых, готовящих установление всемирной антихристианской диктатуры. Их оружие - ложь, их покровитель - дьявол, ненавистник рода человеческого, отец всякой лжи и неправды.

У нас есть единственный путь спасения - путь объединения вокруг наших вековых святынь, путь возрождения русской соборности и державности, путь духовного прозрения и очищения. Сумеем пробиться к Богу сквозь толщу лжи и клеветы, нагроможденную христоненавистниками, значит, сумеем возродить и Святую Русь. Отступимся - Россия погибнет.

Цель осуществления "тайны беззакония" кроется в разрушении державности. Скажите, почему именно Православная Церковь на протяжении всей русской истории являлась хранилищем державного духа народа? Не иссяк ли сейчас этот дух?

Церковь всегда была не столько хранилищем, сколько источником державного духа. Само понятие державности - церковного происхождения. Державность - это государственное самосознание народа, принявшего на себя церковное послушание "удерживающего", то есть готового стоять насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла. Это понятие ввел в обиход апостол Павел во втором своем послании к христианской общине Солунян. Державность предполагает государственное воплощение нравственно-религиозного идеала, построение государства, признающего своей целью не столько земное, плотское преуспеяние граждан, сколько создание наилучших условий для спасения души, для творения добра и пресечения зла.

Разрушить державность - значит разрушить Закон Божий, установить сатанинское беззаконие - в какие бы "правовые" одежды оно ни рядилось. Согласитесь - в любом обществе, если оно желает избежать кровавого хаоса, должен существовать закон. В фундаменте любого законодательства лежит закон нравственный, определяющий, что есть зло и что добро. Зло должно быть осуждено и наказано, добро взято под защиту и поставлено в пример. Этот-то нравственный закон и есть Закон Божий, лежащий в основе державности. О нем каждому из нас свидетельствует совесть. Беда лишь в том, что наша многоразличная греховность заглушает голос совести, притупляет ее. Поэтому в своей максимальной полноте и ясности Закон Божий содержится в церковном вероучении, и Церковь не устает нам напоминать о нем, заботясь о том, чтобы понимание, где добро, а где зло, не пресеклось среди людей. Зло ведь часто стремится замаскироваться под добро...

Что касается того, не иссяк ли державный дух в русском народе, нет, не иссяк. Поэтому и стремятся уничтожить Россию силы зла. Боятся...

Дух не иссяк, но, по Вашей мысли, "необходимо вернуть человеку понимание истинного смысла его существования". Как?

Ну, должны же люди понимать, зачем они живут? Ведь человек - не животное бессмысленное. Выйдите на улицу и спросите сто человек подряд: в чем смысл жизни? Многие ли сумеют внятно ответить? А ведь ответ на этот вопрос определяет всю жизнь человека.

Смысл нашей жизни - спасение души. Жизнь не ограничена рамками рождения и смерти, душа человека бессмертна, а земное наше бытие - лишь экзамен, и от того, как мы сдадим его, сложится и наша судьба в вечности. Неверующим трудно это понять. Да и истины церковного вероучения постигаются не логикой рассудка, но опытом любви, не головой, а сердцем. Это каждому доступно, Господь каждого готов вразумить - надо лишь войти в Церковь и принять предлагаемое ею духовное врачевание. Ведь неверие - это болезнь души, а Церковь своего рода больница, где лечат не тело, но страждущую человеческую душу.

Как Вы считаете, нужно ли сейчас, в связи с нынешним беззаконием, объединение всех противостоящих распаду сил? Прекрасно понимаю, Вы не политик, стоите выше как "левых", так и "правых", но все же: будет ли Русская Православная Церковь молиться о победе русского духа?

Я действительно не политик, я - пастырь. Моя задача - обращать людей к добру и отвращать их от зла. С этой точки зрения объединение, конечно, необходимо. Молиться же о процветании и спасении Отечества Церковь никогда не переставала. Молимся мы и сейчас о том, чтобы государству народа русского были возвращены державная мощь и единство.

Но может ли молиться ныне Православная Церковь так, как когда-то молился за Русь святой преподобный Сергий Радонежский? Есть ли внутри Церкви такие силы?

Так я Вам об этом и толкую. Воистину - мир своего ищет: вы хотите, чтобы церковная молитва звучала как призывы на Красной площади в праздничный день? Из жития святых видно - молитвенный подвиг требует тишины и уединения, совершается в тайне, в удалении от мирской суеты. Именно так и молился преподобный Сергий. Так и ныне молятся православные подвижники, скрытые от людского любопытства в наших монастырях, в отшельничестве, в затворе.

Господь знает Своих верных рабов, и сила церковной молитвы никогда не иссякнет, ибо это сила не человеческая, но Божия.

Преподобный Сергий Радонежский много сделал для единства Святой Руси. Он был одним из тех, кто заложил прочное основание единого, целостного, "правового" русского государства. Православная Россия была чуть ли не единственным государством мира, где право открыто основывалось на Законе Божием, на религиозных, церковных ценностях. Понимание права возможно лишь как следствие понимания своего долга. "Человек есть олицетворенный долг", - говорили Святые Отцы. Определи свои обязанности перед Богом и людьми, тогда и права определишь верно. А права без обязанностей - верный путь к разрушению государства, общества, семьи и личности.

Скажу также и о возможных опасностях, подстерегающих нас на пути объединения страны. Сейчас надо быть очень осторожным, имея в виду, что под видом "объединительных" сил могут скрываться те, кому выгодно столкнуть русский народ в пропасть новой братоубийственной бойни.

Надо помнить, что злонамеренных людей, сознательно работающих над разрушением России, не так уж много. И они сильны лишь нашей слепотой, нашей слабостью и взаимными обидами.

Если русские люди сумеют преодолеть междоусобицы и распри, искусственно раздуваемые врагами нашего Отечества, - мы будем неодолимы. Поэтому объединяться мы должны миром, а не насильно. Применение силы допустимо и оправданно лишь тогда, когда нет иного пути предотвратить большое несчастье или обеспечить безопасность людей. Например, во избежание межнациональных конфликтов или при борьбе с обнаглевшей мафией.

Владыко! В последнее время произошло несколько зверских убийств православных священников. Стали жертвами неизвестных злодеев игумен Лазарь (Солнышко), отец Александр Мень. Не боитесь ли Вы такой участи?

Отвечу Вам словами царя-пророка Давида: "Аще и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси..." (Пс. 22: 4). С Богом ничего не страшно, а без Него все напрасно и бессмысленно. Если же сказать попроще, то есть хорошая русская пословица: "Волков бояться - в лес не ходить".

Есть ли что-то, кроме Господа Бога, что дает Вам силы противостоять нечисти? Кто Вас поддерживает?

Поддерживают те, кому дорог народ русский. Встречаю понимание и среди духовенства, и среди верующих, среди людей самых разных: рабочих и военных, интеллигенции и предпринимателей. Много молодежи, но и старики не отстают. В общем - жив русский народ, в его среде и ищу опоры, сочувствия и поддержки.

Что бы Вы хотели в завершение беседы сказать нашим читателям?

Напомнить слова великого русского святого, всероссийского молитвенника отца Иоанна Кронштадтского, сказанные больше восьмидесяти лет тому назад: "Россия мятется, страдает и мучится от кровавой внутренней борьбы, от неурожая земли и голода, от страшной во всем дороговизны, от безбожия, безначалия и крайнего упадка нравов. Судьба печальная, наводящая на мрачные думы... Если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония...

Да подумайте же вы, русский народ, трезво, здраво, к чему вы стремитесь? - К низвержению всякого общественного строя и уклада житейского, к хаосу общественному! Познайте вы, ведь это дьявольские, а не Божеские дела! Вы забыли Бога и оставили Его, и Он вас оставил Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки собственного необузданного, дикого произвола: вы губите и себя и Россию. Опомнитесь, одумайтесь, придите в чувство ваших несмысленных деяний, покайтесь, исправьтесь... Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу за него положить...

Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант Православной веры... Восстань же, русский человек! Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу - и вам, и России".

Звучит современно, не правда ли? Так вот - думайте, русские люди, думайте! Храните верность своему промыслительному призванию народа-богоносца. Слово Божие учит нас: "Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни" (Апок. 2: 10). Соображайте,

смотрите вокруг,  учитесь  отличать  друзей  от  врагов, истину от лжи. Не дайте обмануть себя в который уже раз. Разве малую цену мы заплатили за свою доверчивость и неразумие? Помните: судьба Земли Русской - в ваших руках!

 

ЛЮБОВЬ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ СЛЕПОЙ...

С митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским

беседует заместитель главного редактора
газеты "День" Владимир Бондаренко

 

Владыко, как Вы определяете в современной России роль Православной Церкви?

 

ЕЙ НЕОБХОДИМО занять первенствующее место. Это, поверьте, не пустые претензии - на данном этапе нашей жизни, в нынешнее тяжкое время Церковь осталась единственным связующим звеном между народом и его богатейшим культурным и духовным достоянием. Ведь именно Церковь все десять столетий отечественной истории прошла бок о бок со своими духовными чадами, разделяя их горести и скорби, утешая и вразумляя, давая силы и мужество. Православие у нас легло в основу не только личной жизни, но и общественной, и государственной. Так что Русская Православная Церковь должна по праву занимать первое место в современных условиях нашего бытия, чтобы нравственно, благодатно действовать на сердца и умы людей, одухотворять, сообщать живой духовный опыт, ибо жизнь церковная - не форма, а реальность бытия, реальность жизни "в Бозе", радость восстановления богообщения, добровольного исполнения Божиих заповедей.

Но всевозможные экуменисты, расплодившиеся сегодня сверх всякой меры, утверждают, что истинная духовность достижима лишь в будущей "объединенной" Церкви, "преодолевшей" "однобокость" существующих исповеданий.

Такой экуменизм - не только пустая трата времени, но и несомненно вредоносное начинание, губительное для спасения человеческого. Самим словом "экуменизм" пользуются достаточно давно, однако, раньше, до революции, скажем, в него вкладывали совершенно иной смысл. Православие при том понимании не уходило сквозь решето пустой говорильни и не растворялось в "общих" мнениях, а только свидетельствовало перед инославными чистоту своей жизни, церковного вероучения и как бы говорило: "Если вы хотите приобщиться этой духовности - вот вам истоки жизни, к ним припадайте и утоляйте жажду. Но иного пути быть не может".

Вне Православия истины нет! Это неоднократно подтверждало соборное самосознание Церкви Христовой на вселенских соборах. Там недвусмысленно осуждены все те лжеучения, которые сегодня, через тысячу лет, пытаются подать как "новое слово" в религиозной мысли...

Главнейшая заповедь Христа есть заповедь о любви - к Богу и ближнему. Поэтому мы должны по-христиански, с любовью и благожелательностью относиться к представителям иных религиозных воззрений. Но любовь не должна быть слепой, она ни в коем случае не должна покрывать ересь, лжеучение, говорить, что это темное, когда "это" светлое, и наоборот. Ни в коем случае!

Таким образом, я различаю ложный, пагубный экуменизм от экуменизма дозволенного, благословленного Церковью. Дозволен же только тот, который понимается как свидетельствование об истине Православия, с желанием всех приобщить к его животворным святыням. Вот на Всемирном Совете Церквей, на всех этих бесчисленных конференциях и собраниях католики, баптисты и другие говорят: "Давайте будем в любви жить, соединения искать. Пусть хоть и разница у нас во взглядах - догматических и прочих, но все-таки основное - любовь. Знай заповедь!".

Лукавят - заповедь заповедью, но какой ценой? Еще полторы тысячи лет назад величайший святой, "уста Христовы" - Иоанн Златоуст говорил, что благочестивая жизнь сама по себе не принесет нам пользы и спасения, если при этом нарушаются догматы Православия.

Владыко, благодатные возможности Православия со всей полнотой могут раскрываться лишь в православном государстве. Скажите, можем ли мы мечтать о таком государственном устройстве, в котором Православие обрело бы статус государственной религии?

Вводить "сверху" Православие как государственную религию не стоит! Вера есть состояние души, горение сердца - это надо заслужить, вымолить, тут никакие "оргмероприятия" не помогут. Однако, первенствующее значение, Русской Православной Церкви предоставить, конечно же, необходимо. Это будет всего лишь признанием очевидного положения вещей: ведь и корни, и ствол, и ветви древа нашего народного бытия основаны на Православии. На нем - если мы хотим оставаться русскими в том понимании этого слова,  которое сложилось за тысячу лет нашей истории, - должна быть основана и светская, культурная жизнь общества, и, главным образом, религиозная. Каждый русский человек должен бы быть православным, если он хочет Богу угодить.

Но заставить, скажем, правителей стать православными нельзя. В вере ведь нет насилия - от каждого требуется свободное произволение. Очень было бы, конечно, хорошо, если б наше государство управлялось православным правителем. Пусть это будет монарх - царь, или император, или кто-то другой, но пусть он будет сугубо православным и хранит русскую соборность как основу государственности.

Соборность же, с этой точки зрения, в том, что существует духовная взаимосвязь народа и его возглавителя. Народ возвещает свою добрую волю, призывает из своей среды человека, выражающего свои чаяния, а Церковь освящает такой союз, придавая власти черты религиозного служения, подвига благочестия.

А как, кстати, Вы относитесь к идее восстановления монархии в России?

Я с некоторым страхом рассматриваю эту возможность. Мое мировоззрение сегодня апокалипсично. Приближается кончина века, весь ход событий в мире свидетельствует о приближении "человека греха, сына погибели, противящегося и превозносящегося выше всякой святыни", по словам апостола Павла, то есть, приближается тот, кого мы, христиане, называем антихристом.

В этих условиях надо быть особо бдительными, дабы не дать увлечь себя лукавыми посулами и ложной благонамеренностью. Да, государством должен править помазанник Божий, монарх. Но не станет ли призванный впопыхах, без должного духовного разумения и соборного рассмотрения царь тем, от кого предостерегает нас апостол, о котором сказано в Апокалипсисе? Таковы мои опасения, но они не отменяют того очевидного факта, что для пользы России необходимо, чтобы Русское государство возглавил человек глубоко верующий, православный, пребывающий в духовном единстве с народом, составляющий с народным телом одно целое.

Мне думается, что Православие должно не только возглавлять нашу жизнь, но и стать ведущей идеей русского патриотического движения. Для меня русский патриотизм и Православие - вещи неразделимые. А как Вы относитесь к современному патриотическому движению?

С осторожностью. Оно ведь очень неоднородно: есть в его среде действительно чистый жертвенный патриотизм, а есть и... Сегодня патриотам приходится действовать в очень сложной обстановке. Судите сами: в смутные времена, когда Москва была уже занята поляками, Новгород - шведами, когда самому существованию Русского государства и Православия угрожала опасность, что спасло Россию?

Клич Русской Православной Церкви в лице святого патриарха Гермогена нашел отклик в сердцах людей, объединил их, поднял на борьбу с врагами Отечества! А почему? Потому что духовный уровень народного сознания был очень высок. Народ был верующим, православным. Когда святейший патриарх открыл перед ним всю опасность положения, указал бездну, на краю которой оказалась Святая Русь, понимание беды, осознание потребности действия пришли сразу, быстро, без раздумий и колебаний.

Народ восстал на защиту веры и с Божией помощью одолел врага. А сейчас в патриотических силах все перемешано: одни православные, другие нет... Не хочу никого обижать, но имейте в виду: не будет толку, пока патриотическое делание не осенится благодатью Божией, необоримой и всепобеждающей. Как говорит народная пословица: "Без Бога - ни до порога".

С этой точки зрения необходимо, чтобы патриотическое движение возглавляли или по крайней мере приблизились к нему иерархи Русской Православной Церкви. Насколько я знаю, мы, например, готовы, чтобы иерархи подняли свой голос в защиту России. Это в годы коммунистического владычества проповеди были запрещены, а сейчас все можно, но много ли у нас найдется проповедников на Руси? Проповедь - это ведь великое дело.

Опять обращаю ваше внимание на то, что не все сегодня способны воспринять  сердцем истины вероучения. А без этого  - главного - не придет и понимание сегодняшнего нашего положения. Без твердой церковной опоры даже проповедь добра можно обратить во зло. Сегодня много тому примеров.

Разрушители пытаются замаскироваться. Они, вроде, вам только добра желают: землю хотите - вот вам земля, заводы и фабрики - тоже раздадим. А на деле цель совершенно иная - стать во главу угла, захватить инициативу, получить власть. Как только это достигнуто, благие намерения отбрасываются. Тут и очнешься, да поздно - дело сделано. Вот в чем беда. Так что надо внимательно следить, чтобы проповедь наша в патриотической среде не была использована как прикрытие для людей неблагонамеренных.

Но должна же как-то Русская Православная Церковь бороться за души людей?

Она и не прекращает этой борьбы ни на мгновенье, но в данном случае наиболее мощное орудие - проповедь положительная, увещевательная, а не обличительная. Научимся выполнять заповеди Божии, хранить чистоту православного вероучения - и в остальном Господь поможет.

Надеяться же только на свои силы нельзя. Ни предсказать хода событий, ни гарантировать себя от ошибок и падений мы сами не можем. Так и в оценке людей бывает - есть такие, которые лишь  прикидываются благочестивыми, а сами... Не зря же Господь предупреждал о хищных волках в овечьих шкурах. А сразу и не узнаешь.

По плодам, конечно, становится понятно, кто есть кто, но бывают плоды скорые, а бывает, что времени много надо, чтобы они созрели, показали себя. Поэтому Церковь не спешит со специальной проповедью "для патриотов". Для нас главное - сохранить в своей пастве тех, кто действительно стремится к благодатной духовной жизни, готов ревностно хранить чистоту Православия и подвизаться против грехов и страстей. Это основа, а дальше трудно предсказать, время покажет.

Нынешняя культура заражена сатанизмом. Демократическая печать вовсю пропагандирует насилие, рынок завален порнолитературой, даже специальные премии учреждают. В основе великой русской культуры, целомудренной и чистой, всегда лежала православная вера. Должна ли, на Ваш взгляд, Церковь сегодня резко и недвусмысленно выразить неприятие того разгула бесовщины, который захлестнул нашу жизнь?

То, о чем Вы говорите - часть широко задуманного плана по борьбе с Православием и Россией. Это одна из тех стрел, что направлены в Церковь. Мы, конечно, должны всеми силами пробуждать умы и сердца людей: пусть видят, в какое смрадное болото их пытаются затянуть. Оборотная сторона этой вакханалии безнравственности и разврата - духовная агрессия, развязанная сегодня против русского народа.

Людям без конца навязывается ложная духовность. Возьмите, например, эти псевдохристианские проповеди на стадионах и в концертных залах. Православный народ туда, конечно, не идет. Идет молодежь, еще не обретшая точки опоры, еще ищущая свою дорогу к храму веры.

На чем ее пытаются "купить"? Вход бесплатный, музыка современная, проповедь необременительная, Евангелие - бери даром и т.п. Во всем игра. От пришедших не требуют ни самоотвержения, ни крестоношения. Говорят: "Бог вас любит больше, чем вы сами себя любите, поэтому стоит вам поверить в прощение грехов - и они тут же будут прощены". Понимаете, легкость какая! В то время как проповедь истинного христианства, Иоанном Крестителем, например, начиналась с призыва к покаянию, что есть тяжкий и неизбежный внутренний труд: "Покайтесь и веруйте во Евангелие. Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное" (Мрк. 1: 15; Мф. 3: 2). Покайтесь. А это не быстрый и не легкий процесс - он долгий и кропотливый.

Человек должен пройти путем борьбы со своими нравственными несовершенствами, со страстями и похотями нашего растленного естества. А тот, кто думает, как бы полегче проскочить, тот и склоняется к заокеанским проповедникам. Эта духовная зараза очень опасна. Я писал об этом мэру Собчаку в открытом письме, и что же? Оно получило резонанс по всей стране, много благодарных откликов, а петербургские демократы в газетах написали, что, дескать, митрополит выступает с призывами к коммунистическим методам! В газетах напечатали, но сами палец о палец не ударили, чтобы исправить положение.

Владыко, каково Ваше отношение к участию Церкви в политической жизни? Надо ли священникам баллотироваться в Верховный Совет, идти на митинги?

Церковь вне политики, но политика неизбежно влияет на церковную жизнь, Скажем, антицерковные гонения - это ведь явление политическое. К политической ситуации приходится неизбежно приноравливаться, но всему есть предел: политику безнравственную, предательскую, разрушительную Церковь никогда не благословит.

Вот сейчас на Украине произошел раскол в церковной среде, а почему? Потому, что политиканы, стоящие у власти, стремятся национализировать Церковь. Стремление порочное, такая политика отвергает сам дух христианского вероучения. Но дружить с властями - дело прибыльное, поэтому нашлись среди церковнослужителей стороннники такого подхода, вот и произошел раскол.

Люди, называющие себя христианами, забыли, что Церковь по природе своей едина. Она - святая, соборная - единственная во всем мире не ограничивается ни границами, ни народностями. Все члены Церкви таинственно и прочно связаны друг с другом единством любви и веры во Христа. Горе тому, кто дерзнет посягать на это единство!

Мешает политика и нашим взаимоотношениям с зарубежной частью Русской Православной Церкви. После революции они складывались очень непросто. Конечно, не каждый способен на мученичество за веру, но осуждать эмигрировавшее духовенство за то, что они покинули Родину, вряд ли можно. Да и многомиллионное русское рассеяние надо было окормлять. Но это же не отменяет того факта, что уехавшие за рубеж пастыри оставили свою паству в руках богоборческих властей. И именно оставшаяся в России часть духовенства взяла на свои плечи тяжкий груз ответственности за жизнь Церкви.

С Божией помощью мы прошли сквозь "огонь и воду" невероятных гонений, сохранились сами и сохранили свою паству, сберегли и приумножили духовные сокровища русского Православия. На крови мучеников и исповедников созидалась - исподволь, незаметно для постороннего взгляда - Русь новая, очищенная огнем страданий и скорбей, неодолимая в своей стойкости и верности святыням. Да, были нестроения, были расколы и провокации НКВД, были и потери, но главное - мы сберегли паству, сберегли веру.

Во время Великой Отечественной войны даже отъявленным христоненавистникам стало ясно: без опоры на вековые религиозно-национальные ценности победы не видать. Тогда скрепя сердце власти дозволили вновь свободно открывать церкви. Тогда вернулись из ссылок и лагерей епископы и пастыри, чтобы из пепла возродить церковную жизнь на поруганной Руси. Потом были опять гонения - хрущевские - и новые испытания, новые скорби...

Я говорю об этом столь подробно, ибо непонимание всех сложностей ситуации в России и - что греха таить - желание выглядеть "самыми православными", непричастными к тем компромиссам, на которые приходилось подневольно идти ради пользы дела, толкнуло (да и до сих пор толкает, к сожалению) определенную часть иерархов Зарубежной церкви на позиции непримиримого отторжения, самозамкнутости, огульного обличительства.

Меньше всего мне хотелось бы сейчас бередить старые раны. Мир и единство - вот что необходимо сегодня как воздух. А этому мешают политиканы "от Церкви". В области межцерковных отношений явно просматривается злонамеренное воздействие некоей "третьей силы", главная задача которой - не допустить окончательного внутрицерковного примирения. Любыми силами раздувать мятеж - вот ее тактика действия.

А рецепт примирения прост. Надо всего-навсего смириться с реальностью. Все совершают ошибки, и я не говорю, что их не было на нашем пути. И митрополит Сергий, декларация которого в 1927 году стала поводом для разделения, не всегда был прав. Но он был искренен в главном - в желании среди гонений, предательств и провокаций спасти Церковь, сохранить ее...

Говорят об агентах КГБ в церковной среде, о том, что церковная жизнь и до сих пор не свободна.

На вопросы об агентах госбезопасности я уже устал отвечать. Конечно, они были. А в вашей, журналистской среде, разве не было? Они всюду проникали. Но в Церкви их деятельность сводилась до минимума. Церковь живет жизнью таинственной, благодатной, мистической, она есть богочеловеческий организм, и никакая агентура - будь то КГБ или ЦРУ - не в силах отменить этого спасительного факта.

Обвинения в поголовном сотрудничестве епископата с КГБ - либо следствие полного невежества, либо сознательная провокация. Разве можно так обвинять? Что значит сотрудничество? Добровольное содействие. Но его-то как раз и не было. Было прямое насилие над иерархами. Например, приказ: не причащать детей. Я, конечно, не соглашался, но приказа-то никто не отменял! Если даже меня не наказали, то наказали другого пастыря, рядом - для устрашения. О каком же сотрудничестве может идти речь?

Другой вопрос - "контакт". От него просто невозможно было отказаться. Куда деться - убежать за границу? Но бросать Отечество - это преступление величайшее, это значит бросить свою паству на разгром, на съедение волкам. Самому "спастись" в одиночку и потом из-за тысячи километров давать советы и распоряжения?

Досадно, что эти вопросы становятся камнем преткновения для здорового понимания современного положения дел в Русской Церкви.

Московский патриархат упрекают в том, что он не спешит канонизировать царскую семью, как Зарубежная Церковь.

От нашей канонизации Государю святости не прибавится. А по существу вопрос далеко не простой - ведь речь идет о монархе, с этим связано очень многое. Мы должны все тщательно исследовать.

Царь и народ едины. Единство это закреплено церковным таинством миропомазания, венчания на царство. Связь эту нельзя разрывать безнаказанно. Надо выяснить - как, почему, при каких обстоятельствах произошло отречение? Какие последствия имело? Как было воспринято народом? Не послужило ли тому, что открылись ворота для революции? Тут же нужно говорить и о Распутине. Какова его действительная роль? Все надо изучить, а это требует времени. Комиссии по канонизации, куда я вхожу, как раз и поручено провести необходимую подготовительную работу.

Надо сказать, что вопросы большей частью касаются личности самого Государя. Что касается его семьи, то здесь дело проще - они невинные страдальцы, мученики. Если церковно-историческое исследование, документы и материалы покажут нам то же самое и в отношении царя, тогда будет стоять вопрос о канонизации. Мы просто обязаны провести тщательные и добросовестные изыскания.

Вопрос мученичества далеко не так прост, как кажется с первого взгляда. Элементы мученичества есть в жизни каждого благочестивого человека. Постоянная борьба со своими страстями, стремление победить в себе грех возводят человека к усиленному внутреннему деланию. Это и есть христианское подвижничество - подвиг внутренней борьбы.

Доброделание, стремление к любви, борение "со страстями и похотями" (если это будет угодно Господу) могут закончиться и телесным, так сказать, "реальным" мученичеством. Но и оно спасительно и достохвально лишь тогда, когда человек осознанно идет на муки из любви к Богу, когда он полон сознания, что ни смерть, ни страдания не могут ослабить его верность Богу. С этой точки зрения необходимо рассмотреть и жизненный путь последнего русского императора. Выяснить, была ли его несомненно мученическая кончина продолжением всего жизненного пути.

В любом случае представить себе зрелище более жалкое, чем наши нынешние правители, вряд ли возможно. Не усматриваете ли Вы в появлении таких лидеров, как меченные Богом Горбачев, Ельцин, печального знамения?

Кем они мечены, это неизвестно. Правда, в народе говорят - "Мишка меченый". Может, и не очень культурно, да замолчать не заставишь. Но это, как говорится, "дело житейское", а я хочу остановить ваше внимание на книге пророка Даниила, написанной две с половиной тысячи лет назад. Так вот в ней написано, что явится "князь" Михаил и время пришествия его будет очень тяжелым. Не зря говорят, что если Господь хочет наказать человека, Он лишает его разума, а наказывая народ, отымает разумных и добрых правителей.

Значит, Вы считаете, что Господь Бог наказывает нас таким образом?

Да. Мы ведь по-настоящему не изменились, уроков из страшного прошлого не извлекли, искреннего, действенного покаяния не приносим. Мало того, что не каемся сами, так еще и ближних своих совращаем. Все это следствие той безмерной "свободы", которая обернулась в России разгулом богохульства и безнравственности.

Сегодня можно все! Но ведь это безумие. Появляются, понимаете, какие-то общества сатанистов - давай их регистрировать официально, сексуалистов каких-нибудь - тоже... Ни в чем зла не видим, а это само по себе порок величайший, слепота духовная. Сознательно пропагандируется вседозволенность, а куда это ведет - известно. Читайте Достоевского, "Бесов"...

Не есть ли такая политика часть какого-то всемирного заговора против России?

Совершенно верно. Согласен с этим.

И тот же референдум о продаже земли. Я не против того, чтобы земля перешла крестьянам в вечное пользование, но у них нет миллионов на ее покупку! Землю скупят иностранцы: немцы, французы, израильтяне.

В том-то и проблема. Надо землю дать людям бесплатно, но дать для того, чтобы человек пользовался этой землей, а не для того, чтобы ею спекулировать. Если этого не сделать - богатые получат преимущество: они все скупят, а остальным как быть? Опасность существенная - скупят землю иноземцы и будут ее использовать ради своей корысти, либо вообще не будут на ней ни сеять, ни пахать.

Если наш русский человек, русский пахарь, действительно живущий матушкой Россией, не получит ее бесплатно, купить он ее не сможет. Откуда взять деньги? Я не знаю, кто сейчас, не лукавя, может накопить хотя бы тысяч тридцать.

Как же, на Ваш взгляд, можно выйти из этого периода разрухи?

Надо объединиться и противостать этому. А то мы сейчас находимся в положении людей, молча наблюдающих  за действием мощного насоса, выкачивающего из России все - лес, газ, нефть, все наши богатства. Все это уплывает на Запад, а нам что остается? Из нас вытягивают последние соки. При таком богатстве русской земли мы впали в крайнюю нищету! Надо отойти в сторону, защититься от этого грабежа.

Так вы за изоляцию России?

Да, разумная изоляция нужна России как лекарственное средство.

Не думаете ли Вы, что в нынешних условиях нам требуется авторитарный режим - сильная власть, которая остановила бы эту разруху?

Я думаю, без сомнения, нужен человек, который сумел бы, горя любовью к России, объединить все здоровые силы общества. И нужно было бы принять все меры, чтобы ему не мешали. Но где его найти?

Владыко, а согласились бы Вы участвовать в подобной деятельности? Благословить ее?

На дело воссоздания Святой Руси никакого специального благословения не надо. Вы и так имеете его - внутри себя.

Я НЕ ПОЛИТИК, Я - ПАСТЫРЬ

Ответы на вопросы газеты "Московские новости", на которых она настаивала, но не решилась напечатать

 

В своей книге о церковных расколах в Русской Церкви Вы пишете, что самое тяжелое для Церкви - это раскол. На сегодняшний день Вы своим авторитетом и жесткой позицией волей или неволей становитесь духовным вождем нового намечающегося раскола. Часть приходов Вашей епархии не поминает Вас, часть - Патриарха. Тревожит ли Вас создавшееся положение?

 

МЕНЯ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ тревожит тот очевидный факт, что в последнее время некоторыми средствами массовой информации приложено немало усилий, чтобы  навязать   Русской Церкви раскол, для которого в действительности нет никаких оснований. Кому-то очень не нравится, что, несмотря на сложнейшую обстановку в стране, Церковь продолжает в подавляющей своей части оставаться единым духовным организмом.

Я никогда не являлся, не являюсь и не буду являться "духовным вождем намечающегося раскола". Церковные расколы, по сути самого этого явления, могут происходить только по вопросам, имеющим каноническое или догматическое значение. И только тогда, когда эти вопросы приобретают для внутрицерковной благодатной жизни принципиальный, решающий характер. Возможен, правда, еще один вариант - раскол как следствие мощного давления государственной, светской власти, но хотелось бы верить, что сегодня он неактуален.

Так вот - жизнь Русской Церкви, как и всего народа, изобилует ныне проблемами, сложностями и нестроениями, но ни одно из этих явлений не содержит само по себе оснований для раскола. Более того, если нам не будут мешать, если в жизнь Церкви не будут вмешиваться амбициозные политики и некомпетентные журналисты, религиозная жизнь России нормализуется естественным путем, причем довольно быстро.

Что касается "непоминающих" приходов, могу Вам сказать - возношение имен правящего архиерея и Патриарха совершается в Санкт-Петербурге в полном соответствии с канонической и дисциплинарной практикой Церкви. Просто кому-то очень хочется выдать желаемое за действительное.

В середине 70-х годов в отчете заместителя председателя Совета по делам религии В. Фурова перед Политбюро Вы попали в третий разряд русского епископата - как "неблагонадежный". Чем можно объяснить, что сегодня Вас широко публикует газета коммунистов "Советская Россия"?

Тем, что другие газеты этого не делают. Я не политик, я - пастырь, поэтому политическая позиция издания не имеет для меня принципиального значения. Наша пресс-служба обращалась с предложениями о сотрудничестве во многие редакции. Если, скажем, Ваша газета готова публиковать мои статьи без купюр и редактирования, я, со своей стороны, не вижу препятствий для этого.

Вообще разумный человек должен смотреть не на то, где напечатано, а на то, что именно. Ведь главное, согласитесь, все же содержание. Попытки представить меня чуть ли не коммунистом, право, ничего, кроме улыбки, вызвать не могут. Истина остается истиной независимо от того, напечатана она на страницах газеты "Московские новости" или газеты "День". Священное Писание говорит: "Свет во тьме светит, и тьма не объяла его" (Ин. 1: 5).

Церковные расколы на Украине, в Суздале, в Ногинске терзают церковь. Новый устав Русской Церкви 1988 года предусматривает создание Церковного суда. Почему же за эти пять лет он так и не создан?

О расколах я уже говорил. Те, о которых Вы упомянули, не есть результат чисто религиозных расхождений - они в значительной мере спровоцированы политическими интригами и сторонним влиянием. Чем, скажите, помог бы Церковный суд решению украинских проблем, если там раскольников поддерживает президент Украины? Он что, подчинился бы решению такого суда? Суд, как инструмент правового решения конфликтных ситуаций, хорошо работает в условиях стабильного общества. В том состоянии хаоса, в котором пребывает сегодня страна, он почти бессилен.

Как член Синодальной комиссии по канонизации святых, Вы обосновали  канонизацию  императора  Николая II и его семьи.

Однако на поместном соборе Русской Православной Церкви 3 сентября 1918 года было принято постановление "О порядке прославления святых к местному почитанию", в котором значилось: "Для причтения угодника Божия к лику местночтимых святых необходимо, чтобы богоугодная жизнь праведника была засвидетельствована даром чудотворения по кончине его и народным почитанием его".

Располагает ли Комиссия свидетельствами о чудесах, совершенных по молитвам императора Николая II или членов его семьи?

То, что я "обосновал" канонизацию Государя Императора Николая II и Его Семьи, я узнал впервые из газет, чему был немало удивлен. Вы же сами только что процитировали документ, в котором сказано, что для прославления угодника Божия нужно не "обоснование" иерархов, но народное почитание и дар чудотворения. Сбором такого рода фактов и занимается Комиссия, хотя этим, конечно, ее работа не ограничивается. На одном из последних заседаний, в частности, рассматривались исторические справки, такие как: "Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II", "Император Николай II и Православная Церковь", "Церковное осмысление акта отречения Императора Николая II от престола" и другие. Дело канонизации Государя и Его Семьи чрезвычайно деликатное, в обществе существует множество сторонников и противников прославления, так что не стоит нагнетать страсти, предвосхищая выводы Комиссии. Скажу одно - недостатка в материалах и свидетельствах мы не ощущаем.

За конкретными фактами Вы могли бы обратиться туда, где Николай II с семьей уже почитается в качестве местночтимого святого - например, в Екатеринбургскую епархию, к владыке Мелхиседеку. Вообще, надо сказать, ажиотаж вокруг этого вопроса настораживает. Здесь, к сожалению, тоже кроется политический подтекст, ибо убийство последнего русского Царя и его близких носило, похоже, ярко выраженный символический характер. Убивая Николая II - убивали русскую православную государственность как таковую, желая как бы подвести черту под многовековой христианской традицией Руси. Сегодня чрезвычайно важно разобраться в этом деле, ибо если мы хотим выжить как народ, как самостоятельная духовная, соборная общность, как независимое государство - мы должны любой ценой восстановить историческую преемственность русской жизни, прерванную большевиками в 1917 году. Но то, что мистический аспект Екатеринбургского злодеяния становится достоянием общественного мнения - устраивает, видимо, далеко не всех.

В последние годы печать определенного направления уделяет много внимания "Протоколам Сионских мудрецов". Как Вы относитесь к Бернскому процессу 1934 года, во время которого было доказано, что "Протоколы" - фальшивка? Известно ли Вам, что именно "Протоколы" стали основанием для уничтожения фашистами миллионов невинных людей?

Я благодарен Вам за то, что Вы затронули этот вопрос. В нем действительно пора разобраться. Жаль только, что конструктивное, ответственное обсуждение проблемы подменяется большей частью истерической полемикой и наклеиванием на оппонентов разнообразных политических и идеологических ярлыков.

Итак, давайте по порядку. В Вашем вопросе я усматриваю намек на то, что в своей статье "Битва за Россию" я процитировал некоторые места из "Протоколов". Действительно, есть разные точки зрения на происхождение этих текстов, но на мой взгляд, важно не то, кем они были составлены, а то, что вся история ХХ века с пугающей точностью соответствует амбициям, заданным в этом документе.

Что касается Бернского суда, то я позволю себе предположить, что Вы сами с его материалами не знакомы, иначе Вы не датировали бы 1934 годом процесс, решение по которому на самом деле было вынесено 14 мая 1936 года. Впрочем, в этом нет ничего удивительного - до последнего времени все, что связано с "Протоколами", находилось (а кое-что и сейчас находится) в спецхранах. Так вот - в течение двух лет суд в Берне действительно рассматривал вопрос о происхождении "Протоколов". В 1934 году советские власти даже посылали туда фотокопии четырех страниц редкого гектографированного издания этих текстов, хранившегося тогда в собрании Пашуканиса в Рукописном отделе Государственной библиотеки имени Ленина.

По результатам суда, признавшего "Протоколы" фальшивкой, была подана апелляция, и апелляционный суд в Цюрихе 1 ноября 1937 года признал несостоятельными утверждения о подложности документа. Надо сказать, что оба суда - в Берне и в Цюрихе - были явно небеспристрастными. Для установления истины необходимы серьезные, комплексные, профессиональные исследования в области истории, текстологии, религиоведения, политологии и многих других дисциплин.

В таком направлении делаются лишь первые, робкие шаги. Интересен, например, доклад доктора филологических наук Бегунова Юрия Константиновича - ведущего научного сотрудника Российской Академии Наук - прочитанный им в январе сего года на конгрессе в Петербурге.

Впрочем, некоторые предварительные результаты исследований уже есть. Напрмер, версию о фальсификации "Протоколов" царской охранкой уже сейчас можно считать практически несостоятельной - в ней слишком много очевидных нелепостей.

Что касается утверждения о том, будто "Протоколы" стали основанием для уничтожения фашистами миллионов невинных людей, то оно для меня ново. Этот аргумент рассчитан на эмоциональное, а не рациональное разумное восприятие и не имеет под собой достаточных оснований. Разве что предположить, что массовый геноцид, развязанный нацистами против народов России, являлся одним из элементов осуществления плана, описанного "Протоколами", - там ведь предсказаны разрушительные мировые войны.

Если же речь идет о преследовании по национальному признаку - евреев ли, цыган, русских или поляков - то они были обусловлены не "Протоколами", а расовой и идеологической доктриной нацизма. При этом не надо упрощать вопрос - в основание этой доктрины были положены самые разные элементы: от философии Фридриха Ницше до культурологических исследований Хьюстона Стюарта Чемберлена. Если Альфред Розенберг, главный идеолог германского фашизма, в своих работах ссылается на "Протоколы", это еще не повод для того, чтобы делать какие-либо выводы. Он ссылается и на Маркса, и на Достоевского...

Вы известный историк Церкви. Почему сегодня обстановка в духовных школах России не только не оздоровилась, но даже ухудшилась?

А почему Вы так уверенно утверждаете, что она ухудшилась? В последние годы открылось множество новых духовных школ. Естественно, подготовить квалифицированные педагогические кадры для такого количества семинарий - задача очень не простая. Особенно, если учитывать, что преподавание там требует не только знаний и высокого профессионального мастерства, но и обширного духовного опыта. А это сейчас - редкость. Сложностей, конечно, много, но я не вижу причин драматизировать ситуацию. Бог даст - со временем все образуется. Главное - заниматься делом, а не посыпать голову пеплом, ужасаясь обилию проблем.

Современникам свойственно преувеличивать значение событий, происходящих у них на глазах. Кризисные явления в Церкви, как и во всех областях нашей жизни, налицо, однако надо здраво оценивать ситуацию. Святая Православная Церковь существует на протяжении двадцати веков, и все это время она находится в непрестанном борении с силами тьмы, стремящимися воспрепятствовать спасению рода человеческого. Отсюда и все нестроения церковной жизни. Главное, что мы по-прежнему нерушимо храним догматическую, каноническую и нравственную чистоту Православия. Доколе свет веры сияет в Земле Русской, Господь не попустит ее полного уничтожения.

Каковы, на Ваш взгляд, пути выхода из церковного кризиса? Что необходимо сделать, чтобы Русская Церковь вновь стала "светом мира" и солью нашего общества?

Церковь никогда и не переставала ими быть. Другое дело, что нельзя силой заставить человека приобщиться к духовным сокровищам веры. Каждый из нас одарен свободной волей, и даже Всемогущий Бог не нарушает этой свободы. Так что каждый решает сам, каким путем ему идти, но зато уж потом полностью несет ответственность за последствия своего выбора. Конечно, страшные плоды семидесятилетнего государственного богоборчества дают о себе знать. Общество пребывает в состоянии прискорбного духовного варварства, и это, увы, ограничивает возможности благодатного церковного воздействия.

Для того, чтобы изменить ситуацию к лучшему, надо прежде всего этого захотеть. Ощутить, прочувствовать свое нынешнее убожество и всеми силами души возжаждать исправления. Желание это следует доказать переменой жизни - прежде всего, жизни личной. Вопрос личного благочестия, личного подвижничества - ключевой вопрос для будущего России. Наконец, надо создать соответствующие условия в общественной и государственной жизни. Пресечь разнузданную пропаганду разврата, насилия и вседозволенности, заполнившую средства массовой информации. Изменить законодательство, позволяющее сегодня многочисленным сектантам, экстрасенсам, парапсихологам - лжепророкам, лжеучителям и шарлатанам беспрепятственно калечить души людей. Причем, деньги на эту духовную агрессию против России поступают из-за рубежа.

Закон должен защищать свободу совести, а не свободу быть бессовестным. Никто не призывает притеснять традиционные религиозные конфессии - ислам, например, - которые имеют в России исторически сложившийся круг своих приверженцев. Но те религиозные группировки, чье учение содержит элементы, разрушающие семейный, общественный, государственный строй Руси, чье существование поддерживается валютными инъекциями из-за рубежа, чья практика оскорбляет общепринятые нормы общественной морали и нравственности - такие секты не имеют права на существование. И это должно быть законодательно закреплено.

Главное же - повторю еще раз - заключается в том, что каждый из нас должен строить свою жизнь по Закону Божию, закону совершенной праведности и любви. Неудачи, падения - врачевать покаянием. И веровать слову Священного Писания, что "верен Бог, Иже не оставит вас искуситися паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи вам понести" (I Кор. 10: 13).

"ДА НЕ СМУЩАЕТСЯ СЕРДЦЕ ВАШЕ..."

Интервью газете "Правда"

 

Ваше Высокопреосвященство! Сегодня общество расслаивается (одни за президента, другие за съезд, одни за рынок, другие против и т.д.). Этот процесс коснулся и верующих. В то же время Церковь всегда призывала народ к единству, являясь по своей природе соборным, объединяющим началом. Есть ли у нас нынче шанс преодолеть разобщенность и какова может быть в этом роль русского Православия?

 

РАССЛОЕНИЕ и противостояние, раздирающие сегодня общество, нагнетаются искусственно и злонамеренно. Внутренняя смута делает народ бессильным, разобщенность благонамеренных людей позволяет хозяйничать на Руси стяжателям и властолюбцам, которые в ослеплении страстей легко становятся послушными орудиями  сил, от века враждебных России и Православию.

Пользуясь средствами массовой информации (особенно электронными) как орудием психологического террора, архитекторы смуты пытаются достигнуть сразу нескольких целей. Во-первых, не допустить осознания обществом единства своих стратегических интересов. Если разобраться спокойно, без крика, выяснится, что интересы практически всех слоев населения, социальных, национальных и религиозных групп могут быть гармонично учтены и реализованы, когда в основание государственной политики будут положены исторически проверенные, веками опробованные, традиционные принципы русской духовности, государственности и хозяйственного уклада.

Нас постоянно стараются заставить все сломать и начать новую постройку на пепелище. Так было после революции семнадцатого года, так происходит и теперь. Неужели не ясно, что таким образом просто пытаются реализовать программу по ослаблению, разрушению, уничтожению России? Чтобы она удалась, необходимо дезориентировать общество, лишить его твердого мировоззренческого, религиозно-нравственного фундамента, заставить людей жить в искусственном, иллюзорном, фантастическом мире мнимых противоречий и проблем, создаваемом с помощью жесткого информационного прессинга и идеологического программирования. Это - главная цель "промывания мозгов", осуществляемого сегодня телевидением и радиовещанием.

Во-вторых, целью современной информационной политики является разрушение традиционных нравственных, моральных, религиозных ценностей, лежащих в основании русского национального самосознания. Сформированные Православием за десять веков русской истории, они становятся непреодолимой преградой на пути всяческих лукавых "реформаторов", на пути лихорадочных попыток включить Россию в процесс формирования мировой наднациональной государственности, а говоря проще - грядущей всемирной диктатуры (под флагом ли ООН, НАТО или другим каким, не имеет значения).

Наконец, третья цель "идеологов перестройки" сугубо практическая. Она заключается в том, чтобы всей мощью информационного потока воспрепятствовать приходу к власти в России национально ориентированных, независимых от внешнего давления, конструктивных и благонамеренных сил. Но ведь таких сил большинство. Тех, которые "за Россию" (на деле, а не словах), гораздо больше, чем тех, которые "против". Поэтому в ход идут обман, угрозы, подкуп, клевета...

Наша главная задача сегодня - распознать друг в друге союзников, соратников, соработников на ниве Божией, в великом деле русского возрождения. Как только мы объединимся на почве практических, реальных интересов России, свергнув с себя коросту пропагандистской шелухи и идеологической зауми, все сразу станет на свои места. Крикливая, но немногочисленная группка сторонников "мирового сообщества" потеряет возможность калечить нашу жизнь тогда, когда мы поймем и ощутим свое единство, осознаем ясно и твердо, что в основании этого единства лежат не финансовые и спекулятивные интересы, но наши многовековые святыни и духовные, общественные, семейные ценности.

Что касается существующих сегодня в среде верующих разногласий по вопросам мирским, светским - это не беда. Они не мешают Церкви быть хранилищем духовной самобытности русского народа, вдохновителем русской жизни и гарантом ее преемственности. Лучше было бы, конечно, если бы расхождений не было, но - всему свое время. Пока же их необходимо терпеть как искушение, как сатанинский соблазн, покрывая братской любовью и смиренным вразумлением.

Но хватит ли у нас сегодня сил, чтобы вернуть Россию на путь ее закономерного исторического развития? Может быть, последние восемьдесят лет нашей истории сделали это невозможным? Согласитесь, для того, чтобы опорой нашего бытия стали исторические, традиционные ценности русской жизни, в общественном сознании должны произойти очень серьезные изменения.

Вопросы закономерные, но пугаться не следует. Первым делом надо сказать, что восстановление исторической преемственности нашей жизни вовсе не означает возврата в прошлое. Что было - то прошло. Можно жалеть об ушедшей юности, но нельзя ее вернуть. А вот сохранить при всем том свою духовную, культурную, интеллектуальную индивидуальность не только можно, но и должно. Сегодня мы просто обязаны взять все лучшее из нашего огромного, уникального исторического опыта и практически воплотить это в жизнь.

Сколько горя и скорби, сколько величия и подвига в нашем прошлом - как далеком, так и недавнем! Страданием народа и его терпением, самопожертвованием и мужеством русских людей мы - их потомки - не вправе пренебречь. Благоговейно чтя доставшиеся нам духовные сокровища, следует вложить их в дело построения великой России, в дело возрождения Святой Руси. Не будет нам оправдания и прощения, если мы не воспользуемся предоставляющейся возможностью. Это будет означать, что мы предали десятки поколений собственных предков, презрели их многовековой великий труд по созданию Державы, по воплощению в жизнь высочайших идеалов Православия.

Некогда Господь сказал Каину, лукавому братоубийце: "Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли" (Быт. 4: 10). Если мы сегодня дрогнем, отречемся и отступим, кровь русских ратников, пролитая в боях за Русь со времен Владимира Крестителя и до сего дня, возопиет ко Господу об отмщении нам - малодушным и маловерным себялюбцам!

Кроме всего прочего, сложности, ждущие нас на этом пути, сильно преувеличены. Разрушить основы русской духовности так и не удалось. Их сумели исказить, спрятать от народа, завалить разнородным идеологическим мусором, но - не более того. Судите сами. Даже большевики, гнавшие Церковь с безумной яростью, в конце концов "канонизировали" так называемый "моральный кодекс строителя коммунизма", который по сути является уродливым бездуховным слепком с Евангельских заповедей. Слишком глубоко в соборной душе народа коренятся христианские ценности. Это, кстати, понимают и сегодняшние лидеры. Не зря ведь, одной рукой благословляя вседозволенность, разврат и культ извращенного насилия, они пытаются в другой держать свечку, изображая из себя верующих христиан.

Для начала нам нужно сделать очень простые вещи. Прекратить вакханалию безнравственности и аморализма, пресечь официально санкционированное растление целого народа и положить в основание своей деятельности (во всех областях - от экономики до политики) естественные, общепризнанные нормы морали и нравственности. Думаете, мало? Попробуйте начать! Необходимо понять - финансы, промышленность, сельское хозяйство есть области несомненно важные, но... Начало всех начал, основа основ жизни любого общества, любого народа - его мировоззрение, включающее в себя понятия религиозно-нравственные, морально-этические. Именно оно определяет понимание добра и зла, говорит, "что можно" и "что нельзя", формирует стереотипы мышления и поведения. Здесь - корень всего, и мы обязаны очистить это "место святое" от всякой гадости и нечисти, обязаны вернуть людям ясное, четкое понимание смысла существования, воодушевленное вечными ценностями, а не погоней за долларами и безудержным, звериным индивидуализмом...

Некоторые утверждают, что преимущественная опора на русские православные традиции может вызвать в нашем многонациональном, разноконфессиональном обществе усиление внутренней напряженности.

Мнение совершенно безосновательное. "Агрессивный русский национализм", "русский фашизм" - это все идеологические ярлыки, миражи, за которыми не стоит никакой реальности. Русский народ изначально формировался как духовная общность, для которой этническая принадлежность не была главной. История России не знает внутренних межнациональных войн, понятие национального превосходства глубоко чуждо русскому мировоззрению. Русский подвиг есть подвиг верности родным святыням, русский гений есть гений веры, жертвенного служения, милосердия и сострадания. Нелепо думать, что опора на эти качества народного характера может "усилить напряженность". Наоборот - это единственно возможный путь гармонизации нашей жизни.

Что касается межконфессиональных, межрелигиозных отношений, то здесь картина тоже недвусмысленна и ясна. Никогда никому русский человек не мешал веровать по-своему. Но он так же никогда не допускал, чтобы чужие вмешивались в его религиозную жизнь. А что творится в этой области сегодня? Как саранча, налетели на Русь разномастные проповедники, пророки, вероучители, "контактеры", экстрасенсы, парапсихологи и прочая публика того же сорта. В стране богатейшей христианской культуры, где весть о Христе прозвучала более тысячи лет назад, они бубнят что-то о "просвещении" и "миссионерстве", как будто попали к первобытным дикарям!

Мало того, усиленно внедряемые в нашу жизнь ереси и секты несут в себе страшный разрушительный заряд и в области государственного строительства. Отказ от службы в армии, от каких-либо общественных обязательств вообще, отрицание самого института семьи, нравственное и телесное извращенчество - вот плоды потакания "нетрадиционным" религиозным культам в России. Поспрашивайте священников, иноков в монастырях - бедные родители криком кричат, молят: помогите вернуть сына (дочь) к жизни. Под влиянием сектантов люди уходят из дома, бросают жен и детей, попадают в психбольницы, вешаются, стреляются, травятся...

Ко мне пишут: "Владыка, помогите, мы куда ни обратимся, нам всюду говорят, что теперь свобода совести и все это разрешено и законно". А что я могу ответить? Дико - но ведь факт, действительно все нынче разрешено. Только это не свобода совести, а свобода бессовестности, свобода конфессионального совращения, растления и душеубийства. Хоть десять законов издайте, а все равно, как было это беззаконием, так и останется.

Вот вам загадка на сообразительность: если запретить зарубежным "доброхотам" финансировать подобные организации и группы псевдорелигиозного толка, долго ли они выживут в России самостоятельно? То-то же... Ну и смекайте, кому выгодно такое положение вещей.

Для того, чтобы хоть как-то исправить дело, необходимо восстановить управляемость общества, укрепить государственную власть. Сегодня, в условиях жесткого противостояния законодателей и сторонников президента, это практически невозможно. Говорят, что выход - в принятии новой Конституции, в которой должны быть учтены интересы всех общественных сил, в том числе и Церкви. Каким Вам видится путь возможного выхода из этого кризиса?

Политическая механика находится вне сферы моей компетенции. Могу высказать лишь свои соображения, касающиеся духовной стороны вопроса. Существующие проблемы невозможно решить путем формальной перекройки существующих властных структур. Должно измениться государственное мировоззрение в целом, тогда и весь государственный механизм, работающий ныне вразнос, начнет, наконец, плодотворную созидательную работу.

15 мая этого года в вашей газете была опубликована статья Руслана Хасбулатова под названием "Заглянем в истоки Отечества". С точки зрения исторической она далеко не бесспорна, но дело не в этом. Пожалуй, впервые со времен начала "перестройки" политический лидер такого масштаба заявил: "В головы россиян буквально вколачивается идея о том, что в России нет ничего поучительного за всю ее тысячелетнюю историю... Весь позитивный опыт предлагают нам искать исключительно в Европе и США... Стало какой-то расхожей фразой утверждение, что вся история России сводится к рабству, тысячелетнему тоталитаризму. Подобное суждение ... несет определенную идейно-политическую нагрузку и по сути является новой идеологией лжедемократов".

Политика, говорят, дело грязное. Возможно, что и эти утверждения являются для Председателя Верховного Совета лишь очередным тактическим ходом. Но если это не так, если это осознанная и продуманная позиция (во что хотелось бы верить), то можно сказать, что лишь на таком пути возможно нахождение столь желанного всеми общенационального согласия, реален выход из кризиса и освобождение от химер самоубийственных псевдореформ.

Но ведь настоящие, созидательные реформы все же жизненно необходимы. Причем, это должны быть реформы всесторонние, комплексные, глубокие и обоснованные. В этом, похоже, не сомневается сегодня никто. Расходятся, и очень существенно, в понимании самой "обоснованности", "глубины" и "всесторонности". Благо страны каждый мыслит по-своему. Где же выход? Где тот общий знаменатель,который позволит прекратить распри и междоусобия?

Частично мы уже касались этого вопроса, когда говорили, что подавляющее большинство "противоречий" современной русской жизни искусственно создаются и поддерживаются на потребу тем, кто боится возрождения русского единства, которое положит конец вакханалии предательства, коррупции и бездуховности, царящих ныне.

Сегодня в первую очередь необходимо озаботиться, чтобы сделать достоянием общественного сознания истинные интересы России, на которые и должна ориентироваться стратегическая линия развития страны. Надо ясно и недвусмысленно определить - какие цели мы себе ставим? Образно говоря, начиная постройку, нужно знать, что будем строить: храм Божий, жилище для человека или хлев для скотины. Осознанная и честно провозглашенная цель определит средства, методы и сроки ее достижения.

Сегодняшний хаос общественного сознания в значительной мере обусловлен тем, что нам все время лгут. Говорят одно, подразумевая другое. Провозглашают одни приоритеты, на деле добиваясь иных. Имитируют движение в одну сторону, реально продвигаясь в другую. Надо отдавать себе отчет: проводимая последние годы политика жестко предполагает денационализацию русского сознания и российской государственности, утрату нашей религиозной и культурной индивидуальности, "унификацию" русской жизни согласно "общемировым" стандартам и превращение страны в один из плацдармов создания "нового мирового порядка", т. е. единого масонского мирового сверхгосударства.

С этой точки зрения все проводимые реформы вполне последовательны, продуманны и целенаправленны. Их следствия - та неизбежная цена, которую нам придется платить за "вхождение в мировое сообщество", ибо в нем высокий жизненный уровень предусмотрен далеко не для всех. Такова реальность. Поэтому, не обращая внимания на пропагандистскую шумиху, мы должны решить для себя - устраивает ли нас такое будущее? Если да, продолжаем двигаться дальше в том же направлении. Нет - надо сменить курс. Если новый курс будет соответствовать нашему тысячелетнему историческому опыту, он станет "аккумулятором" действительно общенародных интересов и это все почувствуют очень скоро. Вот вам и "общий знаменатель", вокруг которого возможно объединение всех здоровых сил общества.

Каковы, на Ваш взгляд, главные опасности, подстерегающие нас на этом пути поиска мира и согласия? Нынешнее состояние России дает мало поводов для оптимизма. Вероятнее всего, путь к русскому возрождению будет тернистым и длительным, так что надо готовиться к нелегкой работе, и при этом необходимо ясно видеть главные препятствия, чтобы быть готовым их преодолевать.

Согласен с Вами - работа предстоит немалая. Но унывать не стоит, русская пословица не зря говорит: "Волков бояться - в лес не ходить".

Главная опасность, на мой взгляд, заключается в том, что и внутри страны, и, особенно, за рубежом есть силы, откровенно враждебные России, русскому народу, Православной Церкви. От них можно ожидать чего угодно - от попыток спровоцировать гражданскую войну до организации всех видов международного давления. Собственно, и то и другое уже пускалось в ход, но ожидаемых плодов пока не принесло, ибо на сегодняшний день сохраняется возможность восстановления самобытной, национально осмысленной русской государственности. Процессы распада еще не стали необратимыми и все, кто любит Россию, должны приложить максимум усилий, чтобы имеющиеся возможности полностью реализовать.

Для этого надо прежде всего сохранить мирный, плавный, эволюционный характер развития, направив ход этой эволюции в конструктивное русло. Надо быть реалистами - сегодня это важнее всего!

Серьезно осложняет дело утеря большей частью общества религиозно-национального самосознания. Если нет возможности пока восстановить его во всем объеме, необходимо очистить, высветлить такое сознание хотя бы в той части общественности, которая тяготеет к национальным, христианским, патриотическим идеалам. Короче, необходима идеология русского возрождения. Для ее создания нужно прежде всего понять умом, почувствовать сердцем и принять душой те живительные, благодатные духовные истины Православия, которые вдохновляли русскую жизнь на протяжении веков. Это невозможно без личного религиозного, церковного опыта. Поэтому воцерковление народного самосознания - непременное условие нашего возрождения.

Но сия область есть область личного духовного подвига, область глубоко интимная и таинственная, так что призывы и лозунги здесь не помогут. Хотя можно сказать вполне определенно - будущее России зависит от уровня личного благочестия каждого из нас. Господь говорит: "В чем застану, в том и сужу". Надо поставить себе задачу жить так, чтобы посещение Божие не застало нас врасплох, утопающими в страстях и пороках - тогда Бог дарует России былую чистоту, мощь и славу...

Ваше Высокопреосвященство, сегодня авторитетом Церкви стараются воспользоваться самые различные политические течения. Как Вы к этому относитесь?

Отрицательно. Тем более, что часто чувствую это на себе. Мое имя некоторые не прочь использовать в качестве политической дубины, громя оппонентов. Вот пример: стоило мне начать печататься на страницах "Советской России", нашлись желающие представить меня чуть ли не коммунистом. А на каком основании, позвольте спросить? Я печатаюсь там, где меня печатают. Попросили об интервью из "Независимой газеты" - пожалуйста! Захотели побеседовать журналисты "Дня" - милости просим! Это ведь вовсе не значит, что я разделяю политические позиции редакций этих газет. Другое дело, что невольно бросается в глаза: журналисты демократических изданий интересуются больше чем-нибудь "жареным", им скандал подавай, а вот место для серьезных, аналитических публикаций предоставить не спешат. Ведь казалось бы - чего проще: дай высказаться, а потом возрази, если не согласен.

А вот еще свежий пример. Недавно в интервью "Вечернему Петербургу" я критически отозвался о фактической стороне некоторых сюжетов программы "600 секунд" на церковные темы - там встречаются неточности и ошибки. Тут же нашлись желающие "вбить клин". "Доброжелатели" подхватили и понесли: "митрополит против программы, считает ее ненужной и вредной". Откуда взяли? Я такого не говорил. Лишь человек, полностью лишенный нравственной чуткости, может отрицать, что в лучших репортажах Невзорова звучит искренняя боль за поруганную Россию. Я не обязан во всем соглашаться с его политическими взглядами, но сегодня вообще не до взаимных претензий и сведения счетов. Все, кому дорога Русь, у кого болит душа за Отечество, должны вместе, дружно работать над его возрождением!

Единственное, против чего я безусловно выступаю самым решительным образом, так это против насилия и политического экстремизма, подталкивающих общество к новой революции, новой смуте. Хватит! Одну гражданскую войну мы уже пережили. К сожалению, сегодня заметны попытки деструктивных элементов "перехватить" патриотические лозунги, вырастить в среде патриотического движения силы, которые могли бы продолжить то же дело разрушения России, только с другого конца. Все это на руку самым злобным врагам Руси...

О "великой России" и "общенациональных интересах" нынче говорят многие. Могли бы Вы назвать партию или политическое движение, наиболее, с Вашей точки зрения, конструктивные и здравые?

Партийщина есть явление для русской жизни чуждое, принесенное извне, и в его рамках вообще невозможно здоровое, самобытное развитие России. Политические партии с различными, зачастую противостоящими друг другу идеологиями и программами являются, с точки зрения духовно-мировоззренческой, идеальным орудием разрушения единства народного самосознания. Народ не есть простая арифметическая сумма составляющих его индивидуумов, но соборная Личность со своей неповторимой индивидуальностью. Эта индивидуальность, ядром которой является религиозное (для России - православное) осмысление мира, должна сохраняться как святыня, как залог жизнеспособности народа, как искра Божия, дающая вечный смысл нашему бытию.

Теперь посудите сами: может ли существовать (не говоря уж о том, чтобы гармонично развиваться) личность, у которой отсутствует внутренняя цельность ума, воли и нравственного чувства? То-то же! Поэтому русский исторический опыт предусматривает иные, непартийные, соборные формы гармонизации общественных интересов. У нас все вздыхают: "Настоящие партии никак не складываются!" И не сложатся, потому что это явление для нас искусственное, нелепое, "как на корове седло", говоря языком пословицы. Нечего нам, русским людям, делиться на партии. Разобщенный, раздираемый партийными противоречиями, народ беззащитен и жалок, он легко становится объектом нечистоплотных идеологических манипуляций и духовной агрессии со стороны тех, кто пытается использовать эти настроения в своих корыстных целях.

Сказанное, конечно, не относится к рядовым партийцам. Людей надо любить независимо от того, к какой партии они принадлежат. Другое дело, что этого непросто добиться. Сие священное искусство достижимо лишь в рамках христианского духовного подвига, когда сердце человека очищается от страстей и он получает способность смотреть на мир покойно, благодарно и беззлобно. Дай нам Бог всем этому научиться.

Трудно сейчас русским людям, очень трудно, но причин для уныния и отчаяния нет. "Да  не  смущается  сердце ваше и да не устрашается; веруйте в Бога, и в Меня веруйте" (Ин. 14: 27, 1), - говорит нам Христос, предостерегая от потери надежды. Услышим же Его увещевающий глас!

 

СУДЬБЫ ПРАВОСЛАВИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

"Круглый стол" журнала "МОСКВА". Ответы митрополита Санкт-Петербуржского и Ладожского ИОАННА

 

Каковы причины все новых и новых разногласий в Православной Церкви?

 

ЦЕРКОВЬ, по свидетельству Священного Писания, есть "столп и утверждение истины" (1 Тим. 3: 15). Православная Церковь есть тело Христово, Богочеловеческий организм, в каждой клеточке своей пронизанный благодатию Божией, содержимый в бытии недомыслимым промышлением Господним. С этой точки зрения в Церкви нет и не может быть разногласий. Истина полная и абсолютная находится в вечном согласии с Самой Собой. К сожалению, мы часто забываем об этом - мистическом - основании церковной жизни, от чего, кстати, и происходят многие искушения, соблазны и нестроения в среде православного народа. В нашем разговоре такое напоминание необходимо хотя бы для того, чтобы ввести его в канонически и догматически выверенные границы.

Что касается Церкви как земной, человеческой организации, то тут, слов нет, проблем хоть отбавляй. Но этого не надо пугаться. Пусть кто-нибудь попробует назвать в двухтысячелетней истории Церкви Христовой хоть одну эпоху, один период, когда ее не обуревали бы расколы и ереси, гонения и мятежи. "В мире будете иметь скорбь; - предрек нам, христианам, Господь, предупреждая, что враг спасения человеческого, сатана, приложит все усилия, дабы помешать церковному миру и благолепию, - но мужайтесь: Я победил мир" (Ин. 16: 33).

Русская  Православная  Церковь пережила период беспрецедентных гонений. Не удалась крупнейшая в человеческой истории попытка уничтожить Православие силой. Теперь его пытаются уничтожить хитростью, подлостью и лестью. И в этом новом дьявольском порыве соединились "соловьи перестройки" и "глашатаи гласности", тиражирующие со страниц газет и экранов телевизоров гнуснейшие пороки; "учителя", "чудотворцы" и "пророки" бесчисленных ересей и сект, заполонивших всю страну, представители неправославных конфессий, пытающиеся использовать наше нынешнее положение в своих корыстных целях... Да мало ли их еще, желающих погреть руки на чужой беде!

Есть, к сожалению, и внутренние причины неурядиц. Не секрет, что в советское время богоборческие власти пытались проводить целенаправленную "селекцию" духовенства. В первые десятилетия существования "государства рабочих и крестьян" эта политика проводилась простейшим способом: с помощью расстрелов. Потом методы стали тоньше и изощреннее. Сегодня мы пожинаем плоды этого многолетнего давления. Чего греха таить: не всякий священник ревностен и благочестив, обладает необходимым духовным опытом и желанием послужить Богу на ниве нелегкого (ох, нелегкого!) пастырского служения.

Сложно складываются наши отношения с Зарубежной Церковью. Любому мало-мальски грамотному в канонических вопросах наблюдателю ясно, как день, что с этой стороны нет никаких препятствий для воссоединения. И оно несомненно произойдет, скоро произойдет, несмотря ни на какие попытки его осложнить или сорвать. Надо только сознавать, что наименее болезненный путь к нему - это путь взаимной терпимости и любви. Дорога, усеянная ультиматумами, требованиями, взаимными претензиями и перебранками, ведет в тупик. Как мы не можем понять, как не боимся - ведь Господь на Страшном и нелицеприятном Суде Своем истяжет от нас: блюли ли мы мир и единство величайшей святыни нашей, спасительницы нашей - Церкви Христовой? Что-то ответим ему тогда: "Недосуг было, политика одолела..."? Стыдно, ей-Богу!

Несомненно, есть силы, и весьма влиятельные, заинтересованные в сохранении такого положения вещей. В мутной воде - сами понимаете... Примеров, к сожалению, немало.

Какие угрозы Православию Вы видите в обозримом будущем?

Главная и самая страшная внутренняя угроза - гордыня человеческая, наше своеволие и высокоумие, тщеславие и самолюбие, отсекающие от человека благодать Божию, живительную и врачующую. Премилосердный Господь никогда не оставит нас - мы сами покидаем Его, всей своей жизнью дерзко заявляя: "Сами во всем разберемся, сами со всем управимся, сами все устроим".  Вот и  устроили, глядите да радуйтесь - результаты, как говорится, налицо.

Надо понять, что в Церковь, к Богу нельзя приходить с "инспекционной целью" - как, мол, там дела, чего хорошего? Основанием истинной, живой веры (что есть дар бесценный, поверьте!) может стать лишь покаянное, смиренное обращение за помощью к Тому, Кто сказал: "Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя..." (Пс. 49: 15). "Даждь Ми, сыне, твое сердце" (Притч. 23: 26), - обращается Господь ко всем нам словами Священного Писания. В Церковь можно войти лишь преклонив свою горделивую выю под ярмо послушания Заповедям Божиим.

Это, кстати, для многих является камнем преткновения. Часто бывает, что на словах ратуют за Православие, но когда доходит до дела, не обретают в себе сил сломить гордыню. А ведь в этом суть. Православие не есть голое учение, оно есть прежде всего подвижничество. Путь возрастания духовного, путь прозрения и внутреннего озарения есть прежде всего путь борьбы со своими "страстьми и похотьми", путь болезненного очищения сердца от многочисленных пагубных страстей, свивших в нем, по нашему нерадению, свое ядовитое гнездо. Здесь - труд, пот, слезы. Здесь являет человек свою действительную - не показную - готовность взять крест и следовать за Христом. Если устоим на этом пути - ничто не страшно: никакие силы, никакое коварство, никакая власть. Ибо таковых - ревнующих о спасении и делами свидетельствующих свою ревность - хранит Господь, говоря: "У вас же власы главные изочтены суть" (Мф. 10: 30).

Ни единый волос не упадет с головы таковых воинов Христовых без Божиего на то соизволения - бережет Господь верных Своих, искушая скорбями, очищая, как золото в горниле. Доколе останутся в народе русском подвижники (а это не дело "избранных" - удел каждого верующего), будет нерушимо стоять и русское Православие.

С точки зрения внешних опасностей главная угроза таится в стремлении мощных международных сил создать единую мировую псевдорелигию, растворив в ней истины Православия. Все это происходит в рамках давнего масонского плана по созданию мировой наднациональной власти - сверхправительства, общие контуры которого уже проступают в многочисленных международных организациях.

Такое развитие событий таит в себе угрозу не только для России - это угроза всему человечеству, ибо в случае осуществления дьявольского плана спасительная искра христианства в большинстве стран будет погашена окончательно.

Короче говоря, если называть вещи своими именами - наибольшую опасность для Православной Церкви представляет бешено ведущаяся сегодня подготовка к пришествию антихриста. Но не будем унывать, вспомним обетования Божии: "Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16: 18).

Какие изменения в умонастроениях прихожан Вы замечаете?

Народ прозревает. Пусть не все и не сразу, но люди все же начинают осмысливать свою веру как жизнь, а не как "убеждение". Одновременно происходит и разделение - отдаляются от Церкви те, для кого Православие было модным прикрытием каких-то корыстных целей. Впрочем, надо оговориться, что такое прозрение - лишь начало. Эти ростки всенародного подвижничества и исповедничества нужно умело и благоговейно растить и холить, защищать и хранить. Все еще впереди, главное - не унывать, не терять надежды и веры.

Каковы сегодня взаимоотношения Церкви с властями? Какими они, по Вашему мнению, должны быть?

Сегодня взаимоотношения власти и Церкви достаточно корректны. Открытое давление со стороны властей нынче отсутствует, никто не указывает нам, что делать, как говорить, кого рукополагать. Прямое вмешательство во внутрицерковные дела со стороны государства ушло в прошлое.

Что касается того, каковы должны бы быть отношения Церкви и властей, то до идеала в этом вопросе далеко. Мы мыслим себе эти отношения тесными, глубокими, добрыми. Но, похоже, нынешняя власть всецело сосредоточилась на вопросах сугубо земных, плотских - экономика, политика, а зачастую откровенная борьба за "теплое местечко" поставлены в центр всей деятельности. Обращения Церкви у государственной власти не всегда находят должную поддержку; отсутствует понятие о нуждах России как целостного духовного организма.

Отношения Церкви и государства на деле есть отношения двух властей - светской и духовной. Всякая власть от Бога, и потому - пока управление государством не будет осознано как религиозное служение, как "Божие тягло" - не ждите добра. "Симфонии властей", то есть их гармоничного взаимного сочетания, не получится. Тем более бесплодно нынешнее модное поветрие, считающее верхом совершенства теорию "разделения властей" на исполнительную, законодательную и судебную при полном отсутствии централизованного контроля. Разделение не может нести в себе доброе начало, в нем "генетически" заложены семена конфликтов и ссор. Другой вопрос, что и единство не принесет добра, если оно искусственное, механическое, внешнее. Основой единства должна быть духовная общность, и здесь роль Церкви незаменима. Дай нам, Господи, уразуметь это как можно скорее...

Да, действительно, духовного разумения нам сегодня не хватает. Общество переживает период разброда и смут. Не коснулось ли это состояние Церкви? Не переживает ли она сегодня, как и весь русский народ, некоторую растерянность?

Нет, растерянности нет. Есть другое - не преодоленные еще до конца последствия семидесятилетнего пленения. Семьдесят лет Церковь распинали и гнали с такой ненавистью и изощренной жестокостью, что несколько последних лет относительного покоя - срок далеко не достаточный, чтобы полностью выздороветь.

Надо сказать, что для Церкви такая ситуация не нова. Она неоднократно встречается в мировой истории, так что духовный опыт Православия позволяет избрать наиболее эффективные пути врачевания. Другое дело, что это врачевание производится не знакомыми миру духовными, благодатными средствами, а не привычными административными мерами: приказами, инструкциями, силовым давлением. Тут главное - вылечить человеческую душу, пробудить и очистить совесть.

Но сумела ли Церковь сохраниться в своей благодатной полноте без повреждений и искажений?

Безусловно сумела. Пусть не смущают нас видимые нестроения в церковной жизни. Это - дела человеческие, а спасительная сила Церкви есть сила Божия, не зависящая от наших с вами достоинств и недостатков. Если Церковь - больница для души, то в ней неизбежно находятся больные. А болезнь души нашей - грех, ее доступность страстям, или, говоря языком светским, наше нравственное несовершенство и приверженность к порокам. Весь вопрос заключается в том, на что больше обращать внимания? То ли на болезненные явления - раны да язвы, то ли на результаты лечения. А результаты эти налицо - сегодня даже у самого закоренелого атеиста не повернется язык отрицать, что именно Церковь на протяжении веков была главным хранилищем нравственной чистоты. Свидетели тому - бесчисленные святые подвижники, просиявшие на Руси благодатными дарованиями и праведностью жития.

Нет, порча не коснулась Церкви. Благодать действует в ней по-прежнему; трудность в том, что не все способны воспринять ее действие. Беда наша, что у людей отмирает чувство духовного восприятия мира. О таковых говорил Господь: "Очи имеют, и не видят, уши имеют, и не слышат" (Иез. 12: 2). Горько...

Отвергая истины Церкви, мы совершаем самоубийство духовное, гораздо более страшное, нежели телесная смерть, ибо лишаем себя не этой временной жизни, но жизни вечной, блаженной, полной высшего смысла и духовного торжества, святой радости, о которых, живя в грешном мире, не можем составить себе понятия!

Зная это, может ли православная Церковь равнодушно взирать, как гибнут люди, становясь жертвой пагубных заблуждений, искушений и соблазнов? А наша современная жизнь просто переполнена ими. Враг спасения человеческого, сатана, ведая, что спасение возможно лишь в лоне Церкви Христовой, применяет все способы, напрягает все свои силы, чтобы отвратить людей от Церкви, не допустить обращения. Идет беспрерывное духовное противоборство, сражение за человеческие души. Потому-то Церковь земная называется Церковью воинствующей.

Но есть люди, сомневающиеся в том, что Церковь имеет ответы на все вопросы. Что может она предложить современному человеку?

Церковь прежде всего предлагает всем нам задуматься над своей жизнью, увидеть, как далека она от того, чем должна бы быть, увидеть наши неисправности в области религиозно-нравственной, осознать свою неспособность собственными силами управить наше житье-бытье в чистоте и непорочности, обратиться к Богу с покаянием и мольбой о помощи и получить, наконец, эту помощь, этот драгоценный опыт живой веры, дающий силы к исправлению и духовному возрастанию.

Церковь беспрестанно свидетельствует миру о своей готовности врачевать его недуги. Беда в том, что не все внемлют этому свидетельству. Да и немудрено - тот поток нравственных нечистот, который льется на современного человека с экранов телевизоров, из радиоприемников и со страниц газет, способен помрачить самое здравое мировоззрение. Ведь что происходит? Последовательно и методично нашему народу внушают, что какие бы то ни было этические и моральные нормы есть смешной пережиток "проклятого прошлого".

Итог всего этого - расплодившиеся молодежные банды, рост преступности, наркомания и пьянство, детская проституция, бесчисленные группировки полубезумных "рокеров", "панков", "металлистов" и откровенных сатанистов. Это что - нормально? Это - плоды нашей долгожданной свободы?

А Церковь в такой страшной ситуации оказывается практически немой. Вы спрашиваете, что она может предложить? Она может предложить людям идеалы любви к Отечеству и патриотизма вместо глумливого современного лозунга "Родина там, где хорошо!", идеалы семейной верности и взаимной ответственности на основах религиозной нравственности, понимающей семейную жизнь как сослужение супругов в делах благочестия и праведности - вместо разнузданной похоти и бессмысленного, болезненного столкновения самолюбий в домашних ссорах и склоках. Она может предложить радость осмысленного бытия, имеющего твердую нравственную основу и ясную цель, легко различающего добро от зла, обладающего ясными этическими нормами поведения, всем понятными и четко обоснованными, и еще многим-многим другим, чего в безумии нынешнего смутного времени мы лишили сами себя, погнавшись за призраками заморских "благ", поверив обману лукавых вождей.

Так вот, создается впечатление, что есть силы, заинтересованные в том, чтобы сократить до минимума способность православной Церкви донести до людей свои целительные истины. Нам практически заказан вход на телевидение, на радио, на страницы крупных газет. Показать в кадре красивые облачения священников за богослужением, передать запись песнопений - пожалуйста, но - не больше. Посмотрите, у нас на телевидении до сих пор нет ни  о д н о й  серьезной православной программы. Равноправие равноправием, но надо же и с реальностью немного считаться: ведь подавляющее большинство верующих в России по-прежнему составляют православные.

То же и в системе радиовещания. Хотя здесь Петербург представляет, как ни странно, приятное исключение. Два раза в месяц выходит в эфир программа "Колокола" - единственная, которая не стесняется открыто заявлять свою православную направленность. Да много ли это - два раза в месяц по полчаса? Рок-беснование в день больше занимает!

В общем, Православной Церкви есть что предложить современному человеку. Лишь бы не мешали - я уж не говорю о помощи...

Но многих смущают строгие церковные правила. Например, посты. Зачем они нужны и обязательны ли для современного человека? Многие рассуждают примерно так: "Почему мои отношения с Господом должны зависеть от того, ем ли я по пятницам колбасу?"

От колбасы ваши отношения с Богом зависеть, конечно, не должны. Равно как не должны они (в идеале) зависеть от чего бы то ни было вообще. "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим" (Мф. 22: 37), - взывает к нам Слово Божие, и эта любовь, действительно, ни от чего зависеть не может. Это - чувство пламенное и всепобеждающее, попирающее "чин естества" и дающее человеку силы печалиться и молиться за весь мир, любить всех, не разделяя злых от добрых, ненавидя грех, страсть, но не человека, ибо он - даже во глубине нравственного падения - есть образ Божий.

Это - идеал. А если мы с вами задумаемся, как его достигнуть, то церковные правила, в том числе и посты, предстанут пред нами совсем в другом свете. Нам надо избавиться от греха, очистить свое сердце. Но грех - это болезнь человеческого естества. Когда болеет ваше тело и врач прописывает вам определенные лекарства, строгую диету и режим дня, вы ведь не удивляетесь, зная, что это - для вашей же пользы.

Так и в Церкви. Все ее установления имеют единственную цель - помочь человеку, облегчить ему путь духовного возрождения, очищения от скверны страстей и пороков. При этой болезни тоже нужен строгий режим. Но так как грех, развившись, поразил в человеке и тело и душу (скажем, тщеславие - страсть душевная, а чревоугодие - телесная), то и в лечении равно нуждаются душа и тело.

Вот пост и врачует их. Неверно думать, что он заключается лишь в воздержании от пищи. Это только малая его часть. Настоящий пост состоит в воздержании от зла - в поступках, мыслях, желаниях и чувствах. Ограничения в еде - лишь подспорье в этом деле.

Кроме того (и это очень важно), соблюдая посты, человек свидетельствует о своем признании благодатности и спасительности церковных правил. Господь как бы говорит человеку: "Ты пал столь низко, что сам даже не способен понять, что нужно делать, чтобы возродить свое былое духовное богатство. Я, милосердствуя о немощи твоей, помогу тебе. Я дам тебе спасительные правила, и если ты будешь стремиться выполнять их, ты тем самым засвидетельствуешь свое желание спастись. Тогда Я помогу тебе и дам тебе опытно познать благодатную силу церковных установлений".

Любой церковный человек засвидетельствует вам на собственном опыте целительное действие церковной дисциплины. Важно начать - смирить свой гордый разум, не желающий признавать, что есть нечто, недоступное его пониманию. Здесь человеку предстоит труд внутренней душевной борьбы, тяжкий труд, ибо придется сражаться с врагами не внешними, но внутренними - гордостию, высокоумием, своеволием, сомнением. Кто победит - получит награду бесценную: сокровище живой, опытной, осмысленной веры, просветляющей и преображающей всю жизнь человека. Все в наших руках. Важно сделать правильный выбор.

Но сделать его не так-то просто. Сегодня русское общество опять на распутье. На Ваш взгляд, какое будущее ждет наших детей?

Я отвечу Вам словами поэтического пророчества знаменитого старца Серафима Вырицкого (1865-1949). В 1939 году, в разгар антицерковного террора, он записал:

 

Пройдет гроза над русскою землею.

Народу русскому Господь грехи простит,

И Крест святой Божественной красою

На Божьих храмах снова заблестит.

Утихнут грозные невзгоды,

Своих врагов Россия победит,

И имя русского, великого народа,

Как гром, по всей вселенной прогремит.

 

От всей души верую, что сбудется это пророчество. Народ наш жив и способен к возрождению. Русского человека не сломили те страшные испытания, что выпали на его долю за последние восемь десятилетий. Надо только извлечь из горького прошлого правильные уроки, вернуть нашу жизнь в то историческое русло, каким текла она многие столетия, превратив крохотную Московию в величайшую державу мира, соделав народ наш народом-богоносцем, хранителем святынь религиозной нравственности,

их чистоты и полноты, ревностным блюстителем Заповедей Божиих в жизни государства и общества, семьи и отдельной личности. Господь не оставит нас Своей милостью, лишь бы мы не оставили Его.

СМИРЕНИЕ НЕ ЕСТЬ БЕЗВОЛИЕ

Ответы на вопросы газеты "Вера" (Сыктывкар)

 

Владыко, сегодня зачастую в церковных общинах каждый имеет свое мнение о происходящем в стране. В какой мере разномыслие допустимо в приходской жизни, и где граница, за которой оно становится уже нетерпимым?

 

НЫНЕШНЯЯ СМУТА неизбежно отражается и на Церкви как на сообществе верующих. Тут важно помнить, что чистота веры, ее догматическая и нравственная, святоотеческая полнота и неповрежденность - это те святыни, на пороге которых должно замирать всяческое разномыслие, если мы не хотим оказаться отторгнутыми от спасительной благодати Божией. Если человек будет проводить благочестивую, трезвенную, молитвенную жизнь, Господь непременно дарует ему и потребное разумение во всех житейских делах - включая сюда и политические проблемы. Корень дела - личное благочестие. Будем подвизаться по мере сил, и никому не удастся нарушить наше благодатное соборное единство.

Что касается существующих сегодня в среде верующих разногласий по вопросам мирским, светским - их необходимо терпеть как искушение, как вражеский соблазн, покрывая братской любовью и смиренным вразумлением.

"Несть бо власть, аще не от Бога" (Рим. 13: 1), - сказал апостол Павел во времена языческих правителей. Ныне мы также живем в языческом государстве. Мы еще не забыли, что наша страна некогда была христианской. Правомерно ли сейчас говорить о том, что эта власть от Бога? Как следует православному христианину относиться к нынешней светской власти? Что в ней безоговорочно принимать, с чем мириться, что отвергать?

Безоговорочно принимать верующий человек может лишь то, что соответствует церковному вероучению, что не противоречит его христианской совести. Глас Божий звучит в душе у любого из нас, надо лишь прислушаться и следовать его поучениям. К сожалению, такая христианская область "безоговорочно приемлемого" в нашей современной жизни чрезвычайно мала. "Мир лежит во зле" (1 Ин. 5: 19), - это изречение Священного Писания сегодня верно как никогда. Так что каждому, желающему спастись, следует быть чрезвычайно осторожным и бдительным, дабы не принять в сердце свое "волка вместо пастыря".

Мириться, а говоря точнее - смиряться, надо во всех случаях, когда обстоятельства не требуют от нас прямого попрания заповеди. Можешь исправить зло - исправь. Но если чувствуешь, что это тебе не по силам - смирись, плача перед Богом, и Господь зачтет тебе твое благое намерение за самое дело.

В то же время надо твердо помнить, что истинное христианское смирение не имеет ничего общего с безволием, соглашательством, попустительством злу. Смирение христианина заканчивается там, где возникает опасность попрания святынь веры, осквернения заповедей Божиих, угроза благодатному устроению жизни. На протяжении десяти веков в подобных случаях святая ревность по Бозе подвигала наших предков на доблестные подвиги - как ратные, так и гражданские. Но все непременно надобно делать с разумом, опасаясь порывов страсти, которая и благое дело может обратить во зло.

Что касается власти - то она всегда от Бога, ибо Он - единственный источник власти во вселенной. Разница в том, что одна власть - по воле Божией, а другая - по попущению, для наказания и вразумления осуетившихся людей. Какая власть нынче, судите сами...

О властях апостол Павел пишет: "Темже потреба повиноваться не токмо за гнев, но и за совесть" (Рим. 13:5). Святой Иоанн Златоуст разъясняет это место так: "Ты должен повиноваться... потому, что начальник, как охранитель мира и гражданского благоустройства, есть величайший твой благодетель... Как только упразднишь начальство, все рассыплется; не устоят ни города, ни селения, ни домы... все ниспровергнется от того, что сильнейшие поглотят слабе         йших"...

Но что мы видим сегодня: как раз при нынешних властителях все и рассыпается. Очевидно, что наша страна, которую мы всегда чаяли видеть телом Святой Руси, уходит из-под ног - в который раз! Власть предержащие не выполняют возложенных на них обязанностей по сохранению страны, мира, ее лица, нашей безопасности. Как можем и должны мы, православные граждане, соотносить сегодняшнюю реальность со словами апостола?

Очевидно, что "за совесть" можно повиноваться только тому, чьи действия и поступки не противоречат этой самой совести. С христианской точки зрения власть - дело священное, ибо она есть религиозное служение, одно из многочисленных духовных деланий, церковных послушаний, дарованных Богом человеку для спасения души. При таком положении вещей повиновение власти есть повиновение Богу. К сожалению, в действительности так бывает редко.

Нынешняя власть уж во всяком случае под такое определение не подходит. Значит, здесь следует подходить не с точки зрения веры, а с позиции простого здравого смысла. Какие-то упорядочивающие, конструктивные функции есть и у нынешней власти. Их необходимо поддержать. Что же касается разрушения, развала, раскола страны - всякий честный человек должен воспротивиться этому безумию. Мы прежде всего сами виноваты в том, что своим равнодушием и безучастием позволяем разнокалиберным политическим авантюристам уродовать нашу жизнь.

Объектом государственности в нашей северной республике является финно-угорский народ коми. Видимо, этот факт способствует тому, что миссионерские устремления некоторых финно-угорских стран направлены сегодня на уничтожение дела епископа Стефана Пермского, на разделение коми народа с его историческим Православием, переориентацию его на протестантские конфессии. Народ Коми республики пытаются заново крестить - должно быть, для этого в столице республики построен самый крупный храм баптистов в Европейской части страны. Православная катехизация крайне затруднена, нет ни одного священника, который мог бы проповедывать и принимать исповеди на коми языке. А между тем протестанты широко используют местные национальные особенности. Создается впечатление, что Западу нужны не только нефть с газом, которыми богата республика, но и души людей. Среди верующих все чаще слышатся разговоры о том, что в Коми пора восстановить епархию с епископом во главе, без этого православного возрождения не будет. Просим у Вас, как у постоянного члена Священного Синода, совета и наставления.

Вся Россия целиком, а не только ваша республика, подвергается сегодня жесточайшей духовной агрессии со стороны антиправославных ересей и сект. И противостоять ей надо в первую очередь силой веры и ревности о Святом Православии. Корень дела не в тех или иных организационных мероприятиях, а в личном благочестии, в личном жизненном подвиге, которые только и могут остановить этот сатанинский натиск.

Конечно, важно иметь возможность проповедывать на родном языке, важно, чтобы административное устроение Церкви было бы наилучшим образом приспособлено к нуждам народа церковного, но в конечном итоге это дело второстепенное. Часто, к сожалению, получается так: думая о великом и всеобщем, мы упускаем то малое и частное, что каждый из нас способен сделать сегодня, сейчас, даже без особого напряжения сил.

Если же говорить конкретно, то учреждение новой епархии не такой простой вопрос, чтобы о нем можно было рассуждать без предварительного всестороннего рассмотрения дела. Я верую, что мы можем возродить Святую Русь, вернуть нашей жизни былое благолепие и благонравие. Но только если каждый из нас поймет, что этот вопрос есть одновременно вопрос и  е г о  л и ч н о г о  с п а с е н и я.  Бог не без милости: покаемся - простит, вымолим - дарует. Да будет на все Его святая воля! Аминь.

 

ПРОБЛЕМЫ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

Беседа главного редактора газеты "Аль-Кодс"

доктора Шаабана Хафеза Шаабана

с Его Высокопреосвященством,

митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном

 

Ваше Высокопреосвященство, одной из "горячих точек" на нашей планете сегодня является Иерусалим. Проблемы этого города уникальны, как уникален он сам, ибо там находятся святыни как христиан, так и мусульман. В то же время Израиль, аннексировавший Иерусалим, после войны 1967  года, проводит политику "сионизации", "иудизации" города, постепенно вытесняя оттуда как христиан, так и мусульман. Какова точка зрения Русской Православной Церкви на эти проблемы?

 

Я НЕ ЯВЛЯЮСЬ специалистом в области внешней политики, и мне трудно судить о специфически политических аспектах этого вопроса. О его сложности и болезненности говорит тот факт, что уже более сорока лет ближневосточная проблема является одной из самых острых в международных отношениях. Что же касается религиозной стороны вопроса, то нынешнее положение вызывает безусловную озабоченность. Достаточно вспомнить имевшее место в 1992 году осквернение иерусалимских христианских святынь - тогда было совершено осквернение Храма Гроба Господня: разбита дарохранительница со Святыми Дарами, вырван "с корнем" Святой Крест, веками стоявший на Голгофе, разбита священная утварь из двух алтарей Голгофы. Глумлению (причем, не впервые) подвергся также образ Пречистой Божией Матери.

Подобных примеров можно - увы! - привести множество. Еще раньше в Горненской обители Иерусалима были убиты две русские православные монахини, среди бела дня совершено хулиганское нападение на православного Иерусалимского Патриарха Диодора I. Судить о том, кто конкретно планировал и осуществлял эти акции, я не могу в силу отсутствия информации, но совершенно очевидно, что таким образом христоненавистники пытаются запугать православных.

Более того, делается все, чтобы изолировать христиан и предотвратить распространение нашей святой веры. Еще в 1991 году наша печать ("Комсомольская правда", например) писала о том, что советские евреи, принявшие православие в СССР и эмигрировавшие затем в Израиль, подвергаются там серьезным гонениям. Один из них, назвавшийся Владимиром, сказал тогда буквально следующее: "Поскольку Израильское государство немедленно лишит меня гражданства, если узнает, что в 1986 году я был крещен в Русской Православной Церкви в Москве, то мне приходится вести такой образ жизни, чтобы скрывать свою истинную веру". Безусловно, иудейский религиозный экстремизм таит в себе серьезную угрозу миру и является одним из главных факторов, препятствующих урегулированию ближневосточного кризиса.

Вы упомянули о евреях, эмигрирующих из СССР (а теперь из России) в Израиль. Знаете ли Вы, что этот поток эмигрантов, увеличивающий население Израиля и распаляющий его агрессивные устремления, создает для его соседей массу проблем? Тем более, что они заселяют наши земли, на которых издавна жили предки палестинцев, чей шестимиллионный народ был подвержен сионистами безжалостному геноциду. Почему Россия не хочет ограничить эмиграцию евреев?

Это вопрос государственной политики, а не церковной, и его лучше было бы задать какому-нибудь компетентному государственному деятелю. Я со своей стороны могу лишь сказать, что искусственное ограничение права на выезд из России неприемлемо в качестве инструмента решения этой проблемы. Тем более, что русско-еврейские отношения складывались и складываются весьма непросто. Слишком глубокий кровоточащий след оставил в русской истории еврейский экстремизм. Сейчас в русском национальном самосознании происходит осмысление этого факта. Поэтому эмиграцию той части еврейской общины в России,  которая считает для себя неприемлемыми новые реальности, надо признать вполне естественным процессом.

ОСТАНОВИМ СМУТУ!

Беседа главного редактора газеты "Советская Россия" Валентина Чикина с Высокопреосвященнейшим Иоанном, митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским

 

Ваше Высокопреосвященство, мне часто приходится ездить по России, выступать перед самыми разными аудиториями - и по возрасту, и по социальному составу, и по политическим воззрениям. Кроме того, я регулярно знакомлюсь с обширной читательской почтой. Все это позволяет мне сделать уверенный вывод о том, что роль Русской Православной Церкви в нашей жизни становится все более существенной. Думаю, что во многом это связано именно с Вашими усилиями по духовному, православно-патриотическому просвещению общества, возрождению русского национального самосознания; с церковной проповедью милосердия и любви, праведности и благочестия.

В нашем раздираемом смутой обществе сегодня существует немало сил, которые были бы не прочь изобразить Церковь как свою политическую союзницу. Достаточно указать на то, какие усилия прилагает для этого наш правящий режим. Вы, Владыко, - несмотря на свою ясную гражданскую, патриотическую позицию - до последнего времени отвергали все предложения связать свое имя с какой бы то ни было политической силой. Вы всегда были выше этого. Но вот совсем недавно Вы откликнулись на нашу просьбу и благословили инициативу известных политиков, журналистов, деятелей культуры, объявивших о создании широкого общественного движения "Согласие во имя России". Впервые церковный иерарх столь высокого ранга "вмешался в политику", да еще на стороне "левоцентристской оппозиции". Создан прецедент. Каковы причины Вашего решения? Не боитесь ли Вы обвинений в политиканстве?

 

НИКАКИХ ОБВИНЕНИЙ я не боюсь. Важно сохранить свою совесть чистой перед нелицеприятным судом Божиим, а людская молва меня не страшит - она скоротечна, легкомысленна и опрометчива. Что же касается моего "вмешательства в политику", то здесь необходимо внести ясность, дабы избежать возможных недоразумений. Я по-прежнему свободен от каких бы то ни было партийных пристрастий. Многим это не по нутру. Средства массовой информации уже не раз объявляли меня то коммунистом, то националистом, то (как только язык повернулся!) даже фашистом и чуть ли не погромщиком. В том нет ничего удивительного, ибо в нынешней растерзанной России далеко не всем приятны строгие слова церковного вразумления и отеческого архипастырского обличения. Люди с черной душой стремятся избегнуть обличительного света Истины Христовой и церковной благодати. Зло вообще не терпит правды и всегда пытается унизить и оклеветать ее. Но мы не должны отчаиваться. В Священном Писании Господь сказал: "Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах..." (Мф. 5: 11).

Я считаю необходимым подчеркнуть, что не различаю "правых" и "левых", "либералов" и "сторонников жесткой власти". Я стремлюсь лишь, по мере сил, отличать людей благонамеренных, болеющих сердцем за поруганную Родину, - от злонамеренных разрушителей, которые довели мою несчастную страну и мой добросердечный доверчивый народ до той срамоты, в которой они ныне оказались. Будучи вне политики, Церковь не может тем не менее пребывать вне общества, вне жизни, делая вид, что не замечает того шабаша, который устроили на Руси христоненавистники, растлители и сатанисты разных мастей. Так вот: я не благословлял "оппозицию" как таковую, ибо я не политик. Зато я с радостью благословил благие намерения людей, обратившихся ко мне с просьбой о поддержке и помощи. После того, как мне сказали: "Владыко, Россия гибнет. Благословите нас, мы желаем приложить все возможные усилия, дабы остановить этот чудовищный процесс и возродить наше общее Отечество в силе и славе его былого величия", - хорош бы был я, русский православный архиерей, отказав в таком благословении.

Кроме того, тот прецедент, о котором Вы упомянули, для меня имеет совершенно иное значение. Впервые лидеры влиятельной политической группировки прямо обратились за благословением и духовной поддержкой к церковному иерарху. И это нас всех ко многому обязывает. Хотя я не такой наивный человек, чтобы не понимать всей сложности существующего расклада сил, приписывая себе какую-то особую роль. Кроме того, события "черного октября", когда Церковь была цинично использована в качестве ширмы политиканами, ведшими под прикрытием переговоров в Даниловом монастыре подготовку крупномасштабной провокации, всех нас кое-чему научили. Так что надо сказать ясно: архиерейское благословение дается на самоотверженный, жертвенный труд во имя спасения погибающего Отечества, на объединение всех здоровых сил общества, на прекращение смуты, на духовное подвижничество - но не политические игрища, закулисные махинации и борьбу за кресла.

Сегодня главное - найти почву для объединения, не дать втравить себя в очередную кровавую "разборку", обеспечить эволюционное, предсказуемое развитие событий в стране. Я думаю, что это единственно возможный путь, по которому должны совместно пойти все - и правительство, и парламент, и оппозиция, и "партия власти". Никогда никого нельзя обвинять огульно, скопом. Я убежден, что подавляющее большинство политиков, где бы они ни находились - в структурах исполнительной, законодательной или судебной власти - смогут договориться, если сумеют изолировать себя от пагубного влияния экстремизма.

Это верно, и все же нельзя закрывать глаза на то, что политики, как и общество в целом, сегодня сильно разобщены. У каждого свой взгляд на причины нынешней драмы, свой рецепт по выходу из кризиса, свой круг последователей. С одной стороны, это создает благоприятную почву для компромиссов, ибо наиболее здравомыслящие и дальновидные начинают понимать, что в сложившихся условиях в одиночку с общей бедой не справится никто, что альтернативой широкому патриотическому объединению может быть лишь хаос, углубление смуты, бесконечная череда "преторианских" дворцовых переворотов. Но с другой стороны, всегда остается соблазн подчеркнуть собственную исключительность и значимость. Какова, на Ваш взгляд, должна быть объединительная платформа?

Нас должна сплотить в первую очередь опасность всеобщей гибели, связанная с нарастанием тенденций распада тысячелетней державной государственности России. Мы должны объединиться на основе наших многовековых святынь, нравственных и гражданских ценностей, верности лучшим традициям русской истории и культуры.

К сожалению, некоторые нынешние реформаторы-экстремисты, унаследовавшие худшие черты террористического "большевистского" самосознания, уже стоившего России невероятных жертв, ведут дело к созданию в нашей стремительно нищающей стране чудовищной по своему цинизму системы власти - коррумпированной и бесконтрольной, скрывающей за псевдодемо-кратической риторикой полное презрение к закону и целенаправленное стремление к диктатуре. Их безудержное, безрассудное и безответственное экспериментирование поставило нашу Родину на грань государственной, экономической, политической и духовной катастрофы.

Но всевластию политиканов, безжалостно искалечивших Россию под демагогическим лозунгом "Реформы - любой ценой", должен быть положен конец. Страшной ценой амбициозных устремлений кучки властолюбцев не должна стать гибель страны. Предотвратить же ее можно исключительно на пути ответственного и тщательного поиска путей общенационального примирения, мобилизации всех здравых общественных сил, готовых во имя Отечества подняться над своими сиюминутными корыстными интересами.

Основой такого объединения должна стать всесторонняя и целостная патриотическая идеология, призванная возродить в обществе попранное чувство национального достоинства, очистить массовое сознание от наследия сословной и классовой вражды, государственного и религиозного нигилизма, бездуховности и безнравственности. Безусловными приоритетами в этом святом деле воссоздания Великой России как здорового соборного организма, ответственного субъекта международного сообщества и важнейшего гаранта геополитического равновесия на планете являются: восстановление исторической преемственности ее развития; воссоединение искусственно расчлененного русского народа и воссоздание соборного триединства великороссов, белорусов и малороссов; укрепление тех нравственно-религиозных основ, которые из века в век вдохновляли наших доблестных предков на труды во благо любимого Отечества.

Кроме того, сегодня жизненно необходимо выявить и поддержать ответственного и авторитетного политического лидера, который сумеет сплотить нацию, гармонично и конструктивно объединив усилия всех, кто искренне болеет за судьбу страны. Только такой лидер сможет стать реальным гарантом национального согласия, обуздать растущий хаос в экономике и беспредел в политике, решительно и властно введя жизнь общества в строгие правовые рамки, исключив насилие из арсенала политической борьбы, встав "над схваткой" в роли миротворца и беспристрастного судьи, а не провокатора и поджигателя.

Надо, наконец, понять, что все мы оказались перед лицом беспрецедентного исторического вызова, грозящего России хаосом развала и сползанием в пропасть исторического небытия. Надо отдать себе отчет в грандиозной сложности задач возрождения, стоящих перед раздираемым смутой обществом. Дай нам, Господи, терпения, мужества и веры, необходимых на этом тяжелом пути...

Патриотическую идеологическую платформу, которая стала бы фундаментом для совместных действий всех здоровых сил, оппозиция пытается выработать вот уже несколько лет и неизменно терпит неудачу. А кончается все это тем, что основные ее идеи в конце концов перехватывают и используют наши политические оппоненты. Могли бы Вы, Владыко, указать хотя бы общие черты идеологии российского возрождения, способной, на Ваш взгляд, дать нам всем тот необходимый творческий, объединительный импульс, которого так не хватает сегодня России?

К сожалению, политика есть по преимуществу область действия страстей человеческих, область столкновения амбиций и вожделений, сфера господства властолюбия, тщеславия, гордыни. Политики терпят неудачу в выработке единой "идеологии возрождения" потому, что подходят к этому вопросу сугубо коньюнктурно, рассматривая такую идеологию как один из механизмов управления обществом, но не как результат глубоких, осмысленных, обоснованных и выстраданных убеждений. Каждый хочет иметь идеологию "под себя" и готов на любые искусственные манипуляции, лишь бы выделяться из общего ряда. Говорю об этом не во осуждение, но с печалью, ибо результатом именно такого подхода является нынешняя смута. Остается только ждать и надеяться, что с Божией помощью здравый смысл все же в итоге возобладает над амбициями. "Согласие во имя России" дает такую надежду.

Что же касается наличия идеологической платформы, пригодной для возрождения России, то она, конечно, есть. И что особенно важно - ее не надо специально придумывать и искусственно конструировать. Надо лишь воспользоваться тем гигантским духовным опытом, который русский народ накопил за время своего духовного бытия. Ведь сегодня уже вполне очевидно, что возрождающееся русское национальное самосознание по всем параметрам тяготеет к возможно более полному восстановлению исторической преемственности, прерванной в ХХ столетии целой серией разрушительных военных столкновений и мощных социальных катаклизмов.

Несмотря, однако, на катастрофичность русской истории, до сего дня из всех нестроений и смут Россия выходила еще более сильной, чем была прежде их начала. Такому течению событий в первую очередь способствовали уникальные духовные качества русского национально-религиозного самосознания.

В течение долгих столетий оно опиралось на три фундаментальных мировоззренческих архетипа. Первый из них - архетип державности - в массовом сознании традиционно формулировался в качестве ИДЕОЛОГИИ РУССКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА, предполагавшей убеждение во вселенской миротворческой роли российской государственности. В отличие от своего западноевропейского собрата русский империализм никогда не носил агрессивного и уж тем более милитаристского характера. Его основополагающий лозунг "Москва - третий Рим" постулировал понимание Империи, Державы как оптимальной государственной формы для духовного - религиозного и культурного - развития общества в соответствии с нравственными императивами христианского вероучения. При этом державная мощь государства рассматривалась не как самоцель, но лишь в качестве средства охраны и защиты традиционных ценностей и святынь народной жизни.

Второй архетип русского самосознания - архетип соборности - имеет форму ИДЕОЛОГИИ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА. И опять же, в противоположность агрессивному европейскому национализму, на Руси эта идеология всегда носила консервативно-охранительный, миротворческий характер, отечески-покровительственный по отношению к малым народам, проживающим в России. В ее основу легло то безусловно справедливое утверждение, что именно русский народ (понимаемый в своей триединой соборной полноте совместно с малороссами и белорусами как духовная, а не только этническая общность) является главнейшим хранителем державного сознания, опорой российской государственности и ее надежным стражем.

Третий, самый главный, глубокий и древний архетип русского самосознания прочно связан с православной церковностью и мировоззренчески оформлен в ИДЕОЛОГИИ РУССКОГО РЕЛИГИОЗНОГО МЕССИАНИЗМА. Ее развитие стало естественным результатом того неизгладимого воздействия, которое оказала православная Церковь на весь строй русского бытия - личного, семейного, общественного и государственного. В основании такого мировоззрения лежит убеждение в том, что высший, промыслительный долг русского народа - "народа-богоносца" - заключается в обязанностях сохранить догматические и нравственные идеалы христианства и пронести их неоскверненными через все преграды, беды и напасти. Эта идеология, так же, как и первые две, носит ярко выраженный интравертивный, то есть неагрессивный, мирный характер.

Именно сии три мировоззренческих архетипа были сведены воедино в русском лозунге "Православие, Самодержавие, Народность", остававшимся официальным лозунгом России вплоть до революции 1917 года. Они же - в обновленной, современной форме - должны быть положены в основание новой, возрождающейся России, которая соединит в себе все то лучшее, что выработала русская жизнь как в древние времена, так и в недавнем прошлом...

Но сегодня многие понятия из тех, о которых Вы говорите, усиленно дискредитируются средствами массовой информации. В таких условиях почти невозможно консолидировать массовое сознание, все еще подверженное сильному влиянию телевизионного вранья!

Во-первых, я не настаиваю ни на каких определенных терминах: важна суть, а не названия. Во-вторых, настоящая идеология российского возрождения должна быть рассчитана на длительную перспективу. Надо уметь ждать, ведь для того, чтобы наше национальнное самосознание вернулось к своим естественным формам, необходимо время. Даже ветка дерева, придавленная тяжелым грузом, распрямляется не сразу. Уверенно можно сказать одно: процесс русского возрождения сегодня идет бурно, направление его определилось, и любая политическая сила, которая посмеет это игнорировать, обречена на исчезновение с российской авансцены уже в ближайшие годы.

Но ведь такой естественный процесс может быть прерван в любой момент. Разве страшный пример октябрьской бойни в Москве не подтверждает это?

Он подтверждает как раз обратное, ибо несмотря на "черный октябрь" и форсированное "промывание мозгов" перед декабрьскими выборами, их результаты подтвердили мощную национально-патриотическую подвижку, произошедшую в общественном мнении за последнее время. Я думаю, кстати, что инициатива основателей движения "Согласие во имя России" и есть в значительной мере результат всеобщей жгучей потребности объединить усилия с тем, чтобы не дать воспользоваться плодами этих процессов экстремистам и провокаторам. Дело ведь не в том, кто какое кресло займет, а в том, что начинают вырисовываться первые контуры действительно конструктивного взаимодействия очень не похожих друг на друга людей. Я во всяком случае приложу все усилия, чтобы это было именно так - ибо в том вижу возможность внести свою посильную лепту в умиротворение страждущей России, достижение столь желанного всеми национального согласия и гражданского мира.

РОДИТЬСЯ  РУССКИМ ЕСТЬ ДАР СЛУЖЕНИЯ

С владыкой ИОАННОМ,

митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским,

беседует главный редактор газеты "Завтра" Александр Проханов

 

Владыко, у меня, как у всякого человека, остро переживающего злодеяние октября прошлого года, постоянно меняется отношение к случившемуся. Я был связан с этим непосредственно, пострадали мои друзья. Сердце изначально чувствовало беду, трагедию. И в первые дни после огня, танковой стрельбы, погребения жертв я испытывал ужас, человеческий ужас - ужас от потери товарищей. А потом этот ужас сменился какой-то печалью, апатией, унынием. Казалось, что проиграно большое дело, что это кровопролитие не пройдет бесследно для всей нашей многострадальной истории. Но по мере того, как проходило время и я все больше и больше узнавал о содеянном, уныние стало сменяться странным ощущением света. Появилась надежда, что эти жертвы, эти смерти не были просто какой-то кровавой нелепостью. В этом есть какой-то провиденциальный, русский и даже православный смысл. Мученики, выступавшие кто за Веру, кто за Отечество, кто за Народ, погибли не зря. Их смерть искупает окружающую нас мерзость, грязь, свинство, воровство, распад... Например, мой товарищ Станислав Терехов, который был схвачен первым, страшно избит и брошен в каземат (я недавно общался с его женой), сказал, что он собирается там креститься. А ведь он представитель красной военной организации - "Союза офицеров". Более того, он хочет там, в тюрьме, и обвенчаться с женой. Мне кажется, это связано с духовным преображением, и я хотел бы услышать Ваше мнение: прав ли я, как нужно ко всему этому относиться, каков духовный смысл недавних событий?

 

ВОТ ПРИМЕР, который Вы привели с Тереховым, я думаю, очень показателен. "Союз офицеров", насколько я знаю, сотрудничал с целым рядом православных братств в Москве и в Петербурге. И креститься Терехову предлагали давно, так как он всегда относился к Православию с большим почтением. Но, видимо, что-то его не пускало, что-то мешало. И будучи человеком честным, он, наверное, не желал делать шаги на потребу публики. Необходим был какой-то внутренний сдвиг. Слава Богу, если он произошел после событий "черного октября".

Еще древние греки ввели в философию такое понятие: "катарсис" - очищение через трагедию. И вероучение Православной церкви говорит, что любое нравственное совершенствование возможно только через скорбь. Человек оплачивает свое духовное возрастание теми тяготами, которые встречаются на его пути, тем терпением, тем умением пережить боль, которые свойственны лишь опытным и мудрым. Беда лишает человека ощущения внешнего благополучия и заставляет пересматривать свое духовное состояние. И первый шаг на пути христианского совершенствования - это признание своего неблагополучия. Шок, духовная встряска.

Когда такое происходит, человек начинает чувствовать, что в жизни его что-то неверно, чего-то не хватает. И если он будет при этом, не боясь, задавать самому себе неприятные, "проклятые" вопросы - он неизбежно придет в Церковь, придет к религиозному мироощущению, к пониманию того, что без Бога невозможно полноценно существовать. "Кого я люблю, тех обличаю и наказываю", - говорит Господь (Апок. 3: 19). Главное, чтобы наказание пошло впрок, чтобы вслед за духовным прозрением последовали раскаяние в грехах и перемена жизни.

А что касается произошедшего в октябре вообще, то нужно иметь в виду вот что. Во-первых, ничего сверхъестественного и неожиданного не случилось. Русская история вся катастрофична. Вся. Катаклизм на катаклизме, катастрофа на катастрофе. Русский народ, неся через века православную идею воплощения истин веры, идеалов праведности и милосердия в окружающую жизнь, бесконечно "продирается" сквозь те обстоятельства, которые ему в этом препятствуют. В несовершенном земном мире зло очень активно борется с добром. И когда те или иные Божественные принципы реализуются в жизни, они неизбежно встречают упорнейшее сопротивление.

С этой точки зрения ничего удивительного в октябрьских событиях нет. Это всего лишь очередное препятствие на пути русского возрождения. Но надо понимать, что в то же время это чрезвычайно серьезное предупреждение. Если мы не сделаем необходимых выводов, не сумеем переломить отрицательные тенденции в жизни российского общества, если не сумеем заставить себя вернуться на исторический путь развития и соединить прерванную после революции 1917 года связь времен, то тогда пролитая в октябре кровь окажется пролитой напрасно.

Что касается исхода тех событий, то мне он представляется не поражением народа, а своего рода победой, ибо было очень сложно предположить, что после невероятных испытаний, которые претерпел русский народ за последнее столетие, после глумления последних восьми лет "перестройки" найдется столько людей в Москве, которые придут к Белому Дому. Ведь их было очень много.

И это несмотря на то, что на противоположной стороне стояла сила и власть, многовековая традиция послушания которой столь свойственна русскому человеку. Несмотря на то, что противоположная сторона располагала средствами массовой информации, несмотря на то, что лидеры оппозиции не являлись привлекательными для массового сознания. То есть, народ шел "за идею". Это, кстати, ускользает от многих аналитиков... На противоположной стороне все ясно. Туда шли за блага, "за власть". Там все было психологически комфортно. Здесь же - сплошной дискомфорт. Даже общего лидера, даже единого знамени не было. А люди шли. Значит, заряд духовной энергии в обществе на деле значительно выше, чем нам кажется.

После этой беды, когда кризис в России стал еще глубже, страшнее, когда общество стало еще более разделенным, власть имущие задумали ряд проектов - с тем, чтобы закрепить достигнутый уровень победы и затормозить сползание в окончательный хаос, гражданскую смуту, неповиновение и общерусскую катастрофу. Среди всех этих политических и культурно-идеологических проектов меня занимает один - о котором пока еще открыто не говорят, но начинают шептаться в кулуарах, в политических клубах, которые всегда считались традиционно республиканскими. А поговаривать начинают о реставрации монархии. Монархический проект рассматривается под разными углами, всплывают различные его контуры. Один, например, предполагает превращение нынешнего президента в патрона, в регента молодого цесаревича, который будет венчан на царство и станет Государем Российским. Другой проект предполагает прямое избрание царя, связанное с созывом собора - общерусского, всесословного... И это удивительно!

Когда я был молодым человеком, мне казалось невозможным даже подумать о возрождении Православия. А мой друг (недавно рукоположенный в священнический сан) уже тогда говорил: "Все в руках Божиих. Возможно чудо. На тех руинах, на которых мы с тобой стоим (а мы стояли на руинах Новоиерусалимского монастыря), поверь, при нашей жизни будет восстановлена обитель. И, может быть, мы станем братьями в этой обители..." Я ему не верил, иронизировал, но действительно - чудеса совершились! И не только в церковной жизни. Восстановление монархии в России  еще двадцать  лет  назад  не обсуждалось вообще. Это была греза, мечта крохотной группы экстравагантных монархистов, которых можно было сыскать в отдельных православных кругах. В светской среде их вообще не было. А теперь греза стала по существу почти реальным политическим проектом, который может осуществиться даже нынешним летом.

И вот что мне хотелось услышать от Вас. Я понимаю, что ортодоксальное православное сознание в идеале мыслит русский государственный институт в традиционной для России монархической форме: православная монархия. И не усеченная, конституционная - а самодержавная, связанная с мистикой Помазания на царство, освященная Церковью, Христом. Но не может ли случиться так, что сегодняшние проектировщики монархии заложат в нее по существу атеистический контекст. Тем более, что сословий, которые в свое время вырабатывали, вынашивали, обеспечивали осуществление монархии, уже нет. Нет аристократии, с которой монархия выходила в свет, питалась ее соками, нет и дворянства, которым она затем поддерживалась через воинские институты. Каким же образом можно возродить монархию в нашем постиндустриальном обществе, не превратится ли это великое дело в профанацию, в бутафорию, в дискредитацию идеи, не является ли это механическим, преждевременным действом, не заложено ли в этот проект лукавство? Не привезут ли нам в табакерке какого-нибудь заморского царя? Я убежден, что Церковь далеко не безразлична к этим вопросам...

Во-первых, надо сказать, что на протяжении долгих столетий основные зиждительные начала русской жизни определялись знаменитым лозунгом - "Православие, Самодержавие, Народность". Формально он был предложен графом Уваровым в начале XIX века, но реально определял всю русскую жизнь с эпохи царствования Иоанна Третьего, с того момента, как оформилось централизованное русское православное государство.

Нужно иметь в виду, что этот лозунг не есть плод какого-то произвольного человеческого измышления, а констатация объективного факта - того, что гармонично устроенное общество должно содержать в своей основе три важнейших элемента: духовный, государственный, национальный. Элемент духовный - Святое Православие. Элемент государственно-организующий - Самодержавность. Причем, самодержавие можно рассматривать на трех различных уровнях, и все три рассмотрения будут вполне справедливы. Первое. Можно рассматривать его как определенный политический механизм, при котором верховная власть в государстве, ничем не ограниченная, принадлежит монарху. Это механическое рассмотрение, но правильное. Второе. Можно рассматривать самодержавие как государственное устройство, при котором вся полнота власти, определяющей положение дел в стране, принадлежит ее внутренним государственным институтам.

Вот, скажем, сегодня Россия не является самодержавной страной с этой точки зрения, потому что она наполовину управляется из-за рубежа. Россия также не являлась самодержавной страной, когда она находилась под властью татаро-монгол, поскольку ханские баскаки поставлялись в Сарае и ярлык на княжение русский князь получал там же, у Великого хана. Сегодня вполне можно провести некую аналогию между двумя этими эпохами.

И есть третий уровень понимания самодержавия. Он в первую очередь свойственен русской душе и является уровнем церковным, духовным. Самодержавие в этом случае рассматривается как нравственно-религиозное состояние общества, соборной народной души. Когда народ признает, что он желает жить не под властью Ивана, Петра, Сидора, не под властью каких бы то ни было "правовых" систем, созданных слабым и растленным человеческим разумением, но стремится устроить свою земную жизнь в соответствии с законом Божиим, с тем Высшим Законом праведности, любви и милосердия, который дан человеку в Откровении. И тогда народ, добровольно подклоняя выю свою "под иго и бремя" Христовых, Евангельских заповедей, всю государственную структуру страны венчает фигурой Помазанника Божия - Русского Православного Царя. Все эти три уровня понимания законны и допустимы. Но нас, конечно, должен привлекать прежде всего духовно-мистический уровень.

И последний элемент Уваровской триады - Народность. Он предполагает наличие конкретного соборного носителя религиозно-нравственных идеалов. Итак: православный духовный фундамент, державная государственная форма и народ как соборный носитель нравственного идеала - такова универсальная формула гармоничного общественного устройства. И мы никуда от нее не уйдем. Можно пытаться ее оболгать, оскопить, наклеить на нее "черносотенный" ярлык или объявить устаревшей, несовременной и неосуществимой - но тщетно. Любое общество, начиная с Древнего Египта с фараонами во главе и кончая современной космополитической Америкой с ее "этническим котлом", живет по этим трем основным законам.

Весь вопрос в том, конечно, какие духовные и религиозные начала положены в их основание. Сегодня на Западе это, к сожалению, откровенно богоборческие, христоненавистнические начала. Что касается современной России, то в первую очередь надо сказать, что монархию нельзя установить сверху, как нельзя приказать человеку "быть верующим". До этого состояния народ должен дорасти. И есть ряд признаков, по которым можно судить, что процессы такого духовного роста идут. Ведь то, что мы сейчас наблюдаем на Руси, есть чудо.

По всем человеческим меркам, по всем рациональным расчетам здесь давно должна быть духовная пустыня, все должно быть выжжено и уничтожено. Нас душили, травили, умерщвляли почти целое столетие! Думаю, что те закулисные архитекторы, которые планировали для России эти страшные сценарии, считали, что восстановить жизнеспособность русского народа не удастся уже никогда. Во всяком случае - в течение достаточно долгого времени, которого им хватит, чтобы запустить здесь новые механизмы уничтожения, которые будут на новом уровне пережигать, перемалывать возрождающиеся духовные энергии русского народа.

Но - человек предполагает, а Бог располагает. С 1985 года прошло-то всего ничего - восемь лет, а с момента первого шока (август 1991-го) - три года. Тем не менее изменения идут стремительно. Особенно, конечно, в мироощущении тех элитарных групп населения, которые в значительной мере определяют состояние общества. И эта скорость делает возможным существование тех проектов, о которых Вы говорите.

Мне уже приходилось слышать о них с разных сторон. Я бы сказал так. Мне на сегодняшний день не представляется реальной возможность восстановления в рамках существующей политической структуры тех духовных идеалов, которые позволили бы придать Российской государственности монархические формы. Нельзя напялить на собаку фрак и выдать ее за джентльмена. А косметические, поверхностные изменения в этой ситуации ничего не решат.

Если же изменения будут более глубокими, то они задействуют в народной душе те механизмы, пробудят те энергии, влиять на которые уже не сможет никто. Идеи православной государственности настолько глубоки, настолько погружены в мистическую сущность народной стихии, что если кто-либо действительно решит поиграть с этими вопросами, то я больше чем уверен, что результат для него будет совершенно непредсказуем.

Что касается вопросов конкретных, связанных с теми или иными именами, то нужно отдавать себе ясный отчет в том, что Дом Романовых на сегодняшний день чрезвычайно разобщен. И скажем, отношение к наиболее известным в России представителям Дома Романовых - Марии Владимировне, Леониде Георгиевне и "наследнику" Георгию в среде самих Романовых чрезвычайно неоднозначное. Объединение Дома Романовых, например, прямо отказывается признавать их Великокняжеское достоинство и т. д. Так что любые попытки сегодня каким-то волевым усилием решить эту задачу обречены на провал. Нужно быть предельно наивным человеком, чтобы не понять, какие цели преследуют ныне пропагандисты такой мнимой "реставрации".

Если же говорить о Соборе, то дело в том, что настоящий Собор должен соответствовать церковным канонам и русским национальным традициям. А если мы рассмотрим с Вами историю Соборов русских, то обнаружим, что они обладают целым рядом черт, резко затрудняющих всякие политические манипуляции с ними. Те люди, которые сегодня пытаются использовать соборную идею для своих целей, вынуждены будут или выдавать за собор какие-то самочинные сборища, или столкнуться с непреодолимыми сложностями.

Я считаю, что сейчас в России надо пока задействовать различные "предсоборные" механизмы. Мы всеми путями должны способствовать созданию тех или иных общественных форм самоорганизации, которые могли бы затем стать опорами при подготовке Земского Собора. И тогда этот процесс рано или поздно придет к своему логическому завершению. Собор же будет настоящим Собором тогда, когда он на деле объединит русский народ, когда результатом его станет всенациональное, общенародное сплочение вокруг единого высокого идеала, который позволит Руси подняться в полный рост, позволит народу вспомнить свои древние исторические корни, осознать свое высочайшее религиозно-нравственное призвание.

И когда народ свободно, осознав это, скажет: "Ей, Господи, мы признаем Заповеди Твои своими законами, своими обязанностями, своим служением и долгом и будем в соответствии с ними действовать, строить жизнь личную и государственную," - вот тогда это будет Собор. И такой Собор сможет избрать монарха.

Не обязательно Романова?

Конечно. Дело в том, что "правовая юрисдикция" Собора не ограничена. Ибо он выражает мнение всей Земли Русской, соответствующее тем нравственным и религиозным нормам, которые опираются на неколебимое основание всеблагого и всесовершенного Закона Божия.

У современных политологов есть такой термин, как социальная психология. И в аналитических центрах и группах есть социальные психологи, которые исследуют общественный психологический фон, в котором следует осуществлять те или иные мероприятия. Конечно, это тонкая, рафинированная специальность, обладающая изысканной методологией. Профессионалам удается понять состояние умов общественности по горизонтальным и вертикальным срезам на всем пространстве России. Но для того, чтобы понять духовное состояние народа, у современного общества очень мало инструментов. Полагалось, что в атеистическом обществе таким "чувствилищем" должна быть культура. Художник, писатель "выполнял обязанности" духовидца. И он, как мог, пытался справиться с этой ролью, отчасти заменяя священника, заменяя человека, который как бы профессионально понимает саму проблему души. Иначе как же можно узнавать духовное состояние человека или общества, отрицая наличие души как таковой, не понимая тех процессов, той синусоиды, по которой движется душа от рождения, от восхитительного вхождения в жизнь, через грехопадения, через попытки избегнуть или искупить грех, через подвиг духовный...

И вот сегодня, когда Церковь, которой тоже, конечно, очень трудно, тем не менее увеличивает свое влияние, свою силу, свою светоносность, Вы, Владыко, многими людьми: и православными, и неправославными - воспринимаетесь как духовный лидер, как человек, исполненный светоносных знаний, как духовидец, у которого есть промыслительный взгляд на сегодняшнюю Россию. Недаром к Вам тянутся люди. Поэтому, наверное, и мне хочется спросить именно у Вас: есть ли ныне какое-то слово, какая-то формула, какая-то идея, которая могла бы помочь русским соединиться, сочетаться, преодолеть раскол, нарастающую вражду, предотвратить катастрофический взрыв. И если монархическая идея еще не созрела, то на какой основе можно сейчас объединить нацию?

Мне, во-первых, не кажется, что мы стоим на пороге катастрофического взрыва. Одним из важнейших результатов октябрьских событий является обоснованный вывод, что гражданская война в России сегодня почти невозможна. Запалить ее будет очень сложно. Вот Вы говорили о социальных психологах. Но в России все те - многократно опробованные, просчитанные, основанные на гигантском многовековом опыте социальные технологии, которые были запущены в целях ее разрушения, провалились. Ни одна из них не дала ожидаемого результата. Они реализовывались почти полностью. На 80, на 90 процентов. Но вот это "почти" всегда перечеркивало конечный результат.

Академик Шафаревич отметил как-то, что понятие русофобии справедливо в обоих своих значениях. Есть и ненависть к русским, и страх перед ними. Откуда же этот страх берется? Дело в том, что здесь, на Руси, не работают те масонские механизмы, которые во всем остальном мире срабатывают прекрасно. Они ведь опробованы мировой закулисой неоднократно! Все, вроде, рассчитали, а в России - не работает. И происходит это потому, что социальная психология, да и вообще рационалистическая наука не способна на Руси решить те задачи, которые перед ней ставят разрушители. У любой науки есть своя область применения. Для того, чтобы понять Россию, чтобы в ней осмысленно действовать, необходимо понимание законов духовного характера, полное и ясное знание о которых хранит лишь Православная Церковь. На протяжении двух тысячелетий она хранит не только откровенные свыше истины о Боге, но и о человеке, о гармоничном общественном устройстве нашего земного бытия.

Что касается объединения народа, то мне кажется, что оно в значительной мере уже произошло. Сам факт Вашего вопроса является свидетельством этого. Сегодня все ищут, что может нас объединить. И этот поиск уже сам по себе представляет то мощное объединительное начало, которое со временем всех нас, весь русский народ сплотит вокруг извечных духовных идеалов Святой Руси. За последние годы произошло очень значительное событие в жизни России. Произошло осознание того, что мы живем неправильно. Что для исправления - чтобы мы стали жить в соответствии со своим промыслительным призванием, надо совершить определенный прорыв. И то, что этот вопрос теперь в полный рост стоит в русском национальном сознании, является очень мощным объединительным фактором.

Только не надо торопить события. Вот, например, власть в государстве. За последний год ее лозунги сменились радикальным образом. На наших глазах происходит эволюция режима в сторону национальных интересов, в направлении поиска самобытной формы государственности. Это не случайность. Сейчас многие говорят, что "наверху" просто боятся потерять власть, оттого и подстраиваются под патриотические лозунги. Допустим, так. Но ведь дело не в этом. Сама жизнь заставляет власть двигаться в нужном направлении. И этого боятся все враги России. Они знают: если ей дать возможность хотя бы десять лет мирно развиваться - многовековая, гигантская инерция народной соборности и державной государственности в тех или иных формах обязательно выведет Россию на преемственный путь возрождения Святой Руси. После всех исторических катастроф Россия всегда возрождалась в новом качестве, еще более могучей и славной.

Мне, человеку не вполне церковному, светскому, суетному, которому доводится общаться с людьми Церкви, известно суждение, что жизнь Церкви есть по существу духовная метафора жизни  Иисуса Христа во всех ее проявлениях: от рождения, от

бегства в Египет, от поста, от входа Господня в Иерусалим, от проповеди, от Гефсиманской чаши, от предания в руки губителей, от крестных мук и смерти на Голгофе, положения во гроб и - до Воскресения. И поскольку русский народ по существу является носителем христианской идеи, то и судьба его в течение истории тоже в какой-то степени является метафорой жизни Христа. А коли так, то различные периоды русской жизни являются как бы иконами в иконостасе жития Иисуса. Совершенно очевидно, что страшное избиение, гонения на Церковь после революции 1917 года были ее крестными муками. Тогда, наверное, та тишина, церковная, духовная, которая после этого воцарилась на нашей земле, напоминает о смерти Спасителя, о Его трехдневном уходе из мира. А потом началось что-то новое, как бы пробуждение. Не знаю, восстал ли в этом смысле Христос, отвалил ли ангел гробовую плиту, но ясно, что новый период настал. Вот какая сейчас, по-Вашему, житийная икона Христова, какой этап Его жизни переживает русское общество, русский народ и русский дух?

Тут нужно иметь в виду, что подобные аналогии следует проводить с чрезвычайной осторожностью и благоговением, потому что, к сожалению, даже благонамеренная часть общества, бросившись к своим церковным корням и не имея достаточного церковного опыта, иногда заходит слишком далеко в стремлении проникнуть в духовные тайны Православия. Необходима, однако, постепенность, трепетность, благоговение перед святыней и ясное осознание того, что в конце-концов в основании бытия лежит тайна Божия, которая непознаваема и рационально невыразима. "Тайна сия велика" (Еф. 5: 32), - учит Священное Писание. Она может быть ощутима в рамках глубоко интимного личного религиозного опыта, когда сердце человеческое встречает, сретает Бога, и это личное Сретение дает человеку некоторое понятие о том, что "ухо не слыша, око не виде и на сердце не взыдоша" (1 Кор. 2: 9) в обычной мирской жизни.

Что касается истории русского народа и тех параллелей, которые Вы проводили с Евангельскими событиями, то они, конечно, правомерны с учетом всех условностей, о которых я сказал. Крещение Руси в этом сопоставлении "накладывается" на Крещение Христа и последующий выход Спасителя на общественное служение. Дальше - те тяготы, которые переживала Русь за свою бурную историю, вызывают явные ассоциации со скорбями, притеснениями и гонениями, которые Спаситель испытал во время Своей земной жизни. Напрашивается и сравнение Голгофских страданий с тем, что пришлось пережить нашему народу, нашей стране в XX веке. И вполне возможно, что ныне мы стоим на пороге Воскресения.

Но для того, чтобы свершилось чудо, нужна сила Веры. Если мы сможем в себе эту силу сохранить и приумножить, тогда сбудутся и многочисленные пророчества о воскресении Святой Руси... Говоря о конкретных условиях возрождения, скажем прямо: пока не произойдет воцерковления общества - Русского Воскресения в полноте своей не случится. Пока интеллигенция не преодолеет родовую болезнь - интеллектуальную гордыню, пока не признает главенствующего, спасительного значения строгих церковных форм духовной жизни - Возрождения не произойдет.

Модернизм и либерализм губительны в области религиозного мировоззрения. Божественная истина не требует "обновлений" и дополнений. От человека она требует только усилий для ее познания, для соединения с Нею. Пока этого не будет - Святую Русь мы не возродим. Но сегодня мы еще слишком сильно заражены гордыней и своеволием, которые, кстати, и привели Россию к революции 80 лет тому назад. И ведь до сих пор считаем, что, мол, сами оступились, сами - без помощи Бога - и исправим. Нет, не исправим! И пока мы этого не осознаем - отеческий жезл скорбей, посланных Господом, будет преследовать нас, являясь орудием Всеблагого Промысла, заботящегося о нашем духовном прозрении.

По христианскому вероучению, грядет конец истории, Страшный Суд, прекращение этой эры, исполненной грехов. Но до тех пор, пока Страшный Суд не состоялся, человечество, как и прежде, заботит судьба своей родины, состояние ресурсов, институтов, воинства, школ, дорог, состояние умов; люди думают о геополитике и о взаимоотношениях с соседями, и все наши чаяния замыкаются на благом устройстве своей Отчизны. Многие понимают сегодня, что стиль и характер жизни, связанные с современной земной цивилизацией, исчерпали себя. Эта цивилизация подходит к своему концу - где-то плавно, где-то жутко, катастрофично. И грядет новая ситуация на земле, новый образ жизни, который пытаются предугадать, просчитать, а кое-что даже и начать строить. Одни говорят о некоей экологической цивилизации, где всякая тварь, всякое растение будут жить в гармонии; другие рассуждают о сенсорной цивилизации, где отойдут на задний план стремления к материальному достатку и вступит в действие механизм познания религиозного, философского, иррационального; третьи имеют в виду новую суперинтегрированную землю с рациональным использованием остатков земных богатств, такой неосоциализм, такую фалангу всеземную, которая позволит сохранить всеобщий порядок. Какой образ для России истинный? Может быть, образ XVII века, когда она была готова превратиться в единый монастырь, или Россия  рубежа  XIX-XX веков, когда наше царство начинало обретать черты земного, материального благополучия? Какой бы Вам хотелось видеть Родину?

Для ответа на этот вопрос надо сначала разрешить известное человеческое недоумение: в чем смысл жизни? Потому что любой идеал общественного устройства, любая форма гармонического сожительства людей на Земле возможна только тогда, когда люди живут осмысленно, понимая цель своего существования, и в соответствии с этим устрояют свое земное бытие.

Церковь дает на это совершенно ясный и прямой ответ. Он, конечно же, не имеет ничего общего ни с какой "сенсорной цивилизацией", он прост, но очень труден для восприятия современного человечества, безмерно осуетившегося и погрязшего в страстях тщеславия и гордыни. Ответ этот таков: смысл и цель человеческой жизни заключается в том, чтобы вернуть себе первозданное райское состояние чистоты и святости, когда сердце человека было недоступно злу и греху - то состояние, в котором пребывали Адам и Ева после сотворения, в Эдеме. И, главное, вернуть себе бесценное сокровище утерянного Богообщения. Один из величайших православных святых - блаженный Августин сказал когда-то: "Для Себя создал нас Господь, и не успокоится сердце человеческое, доколе не обретет Его".

Взгляните: человечество постоянно мечется: воюет и пересматривает границы, разрушает и вновь созидает, стремится - само не зная куда. Эта неуемная жажда лихорадочной деятельности, жажда новшеств проистекает оттого, что опустела святыня сердца. Душа человека создана как драгоценный сосуд для принятия даров Святого Духа. После грехопадения она их лишилась и теперь смертельно больна. Так вот - Церковь есть больница для души. И общество будет устроено здраво тогда, когда оно сделает все возможное, чтобы больница эта могла с наибольшей эффективностью, спокойно и мирно врачевать человеческие души.

Русская история знает, как для этого должна быть устроена государственная, общественная и хозяйственная жизнь страны и народа. Так, например, в России невозможно построение здравой экономики на мировоззренческом основании "общества потребления". Это бессмысленно. Священное Писание учит: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и все остальное приложится вам" (Мф. 6: 33). Нельзя строить хозяйственную жизнь России, исходя из капиталистического принципа неограниченного воспроизводства товаров и услуг. Это абсурд. Господь сказал: "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Мрк. 8:36). Иная, чем сейчас, должна быть мировоззренческая основа у нашей жизни.

Все внешние блага, которые в этом мире даны человеку Богом, освящены и доступны к употреблению, в них нет ничего предосудительного, беззаконного. Но мы должны ими пользоваться не для того, чтобы растлевать себя и окружающих, а для того, чтобы опираясь на благодатные свойства этого мира, которые Господь щедро в нем разлил, помочь своей душе восстановить себя в первоначальном состоянии божественной чистоты.

Когда говорят, что консерватизм Церкви может отбросить общество на 200-300 лет назад, это глупость. На десять лет нельзя вернуться, не то что на триста. А вот восстановить в обществе ту древнюю духовную традицию, которой тысячу лет жила Россия, обязательно нужно. Религия предполагает связь человека с Богом. И так же, как имеет свой долг перед Богом отдельная человеческая личность, так имеет определенный долг перед Ним и соборная личность русского народа.

Богу, в неисповедимой премудрости Его, было угодно вверять истины веры для хранения и сбережения различным народам. Сперва они были вверены народу израильскому, но он не удержал этих истин, оказался не соответствующим своему высокому призванию и после страшного преступления богоубийства был отвержен, отстранен от святого служения. Затем это служение перешло к другому народу, "народу Божию" - христианам, первоначально сосредоточенным в державном государственном теле Римской Империи. Но когда в XII веке Рим ввел недопустимые догматические новшества и отпал от вселенской полноты Православия, служение сие у него было также отнято и передано Византии (Второму Риму). Она несла его на протяжении нескольких столетий, но в XV  веке в результате мощнейшего военно-политического давления оказалась неспособной удержать должную чистоту и пошла на Унию с католиками, т. е. допустила искажение Божественного вероучения.

Тогда преемство хранителя Истины перешло к русскому православному государству, к русскому народу-богоносцу, понимаемому как соборная духовная общность. Мы должны постоянно сознавать всю ответственность нашего служения, и, следуя ему во всем, построить жизнь в соответствии со своим религиозным долгом. Только тогда мы сумеем воссоздать ту Россию, которая нужна Богу, которая станет неким драгоценным ковчегом, хранящим в неприкосновенности и чистоте идеалы милосердия и любви, праведности и верности, щедрости и безгневия.

Помню, в молодости я был пленен образом Патриарха Никона, а в наших кружках были такие "светские старообрядцы", у которых кумиром был протопоп Аввакум. Я был ортодоксом, государственником, никонианином, я часто бывал в Новом Иерусалиме, и вдруг меня осенило мое личное открытие: Никон ждал Второго Пришествия Христова, он хотел превратить Россию в место, куда бы опустился Новый Иерусалим. Он полагал, что Второе Пришествие просияет в России. Видно, большинство русских людей верили и ждали, что Христос придет на Русь. Что будет именно русское Второе Пришествие. И для того, чтобы как бы пригласить Христа на это место, был создан Новый Иерусалим, где на подмосковной топографии, среди подмосковных рощ, реки Истры была создана топонимика святых мест. Там был Иордан, Вифлеем, Голгофа, Фавор... Меня поразила грандиозность этого замысла, гордыня, с одной стороны. По существу Никон как бы изменил координаты Земли, пытаясь этим изменить космические координаты, перенеся смысл и центр истории в Москву. И если я верно понял Вас, то идеал будущей России должен сводиться к тому, чтобы уготовить через Россию место приходу Божию, сделать ее угодной Христу и в этом смысле каким-то образом приблизить образ Родины к Новому Иерусалиму - насколько это возможно в земной ипостаси...

Да нет, у Никона гордыни не было. Постройка Нового Иерусалима - это просто "материальное" закрепление того духовного факта, что Россия сознает и принимает свое Богоносное служение. А о Втором Пришествии излишне упрощенно рассуждать ни в коем случае нельзя. События этого должно ожидать с благоговейным страхом и душевным трепетом.

Если в первый раз Спаситель пришел "во зраке рабьем", чтобы послужить людям, то Второе Пришествие Его будет "в Силе и Славе", чтобы судить нас по делам нашим. И никому не надо будет спрашивать: "Где Христос?" - Он будет явлен всем, "яко молния блеснувшая от Востока и до Запада". Когда православных подвижников вопрошали, как узнать антихриста, то они зачастую отвечали так: "Сыне, если ты услышишь, что куда-либо пришел Христос, то знай, что это - антихрист". Потому что когда Господь действительно придет - это мгновенно поймут все, ибо сие будет пришествие Царя и Владыки Вселенной, Творца всего сущего, бесконечного в совершенствах Своих и премудрости Своей.

Что касается образов духовных, то тут все тоже достаточно ясно и просто - Россия как вселенская хранительница и защитница святого Православия есть "подножие Престола Господня". Это понимание зрело в русском религиозном самосознании на протяжении многих веков, а наиболее четко его сформулировал перед самой революцией наш великий святой - всероссийский праведник и молитвенник Иоанн Кронштадтский. Родиться русским, говорил он, есть дар определенного служения. Ведь в церкви нет национальностей, "несть эллин и иудей"; она различает людей только по служениям. Есть служение царское, есть - патриаршье, есть - монашеское, есть служение мирян.

Так вот, русское служение - одновременно жертвенное и героическое, высокое и скорбное, общечеловеческое и вселенское - заключается в том, чтобы до конца времен стоять преградой на пути зла, рвущегося к всемирной власти. Стоять насмерть, защищая собой Божественные истины и спасительные святыни Веры. Доколе мы помним об этом - жива Святая Русь, неодолима и страшна врагам - нашим и Божиим! А за верность долгу и понесенные труды воздаст Господь воинам Своим воздаянием великим и вечным, всех благ  которого не может вместить ныне  жалкое человеческое воображение.

 

ОБЛИЧАТЬ  ЗЛО!

Беседа редактора газеты "Завтра" с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном

 

Владыко, в последние годы значимость Православной Церкви в нашей жизни неизмеримо возросла. Многие русские люди, отчаявшись обрести помощь у государства, у друзей, разочаровавшись в прежнем своем мировоззрении, обращаются к Церкви, тянутся к Богу с молитвой о помощи в той страшной всенародной беде, которая постигла сегодня всех нас. Православие становится средоточием людских надежд, точкой духовной опоры больного общества.

Но одновременно складывается впечатление, что Церковь и сама нуждается в том, чтобы ей помогли. Сегодняшнее духовенство не производит впечатления религиозной твердыни, той нравственной крепости, о которую разобьются все вражеские силы, все порывы многоликого зла. Похоже, что Церковь переживает весьма драматический момент своей жизни. Чего стоит хотя бы отпадение от нее части приходов на Украине, в Молдове, поднявшая голову даже здесь, в Москве, обновленческая ересь! Чего стоит экспансия "братьев-зарубежников", которых мы так ждали, о приходе которых молились и мечтали, но встретились теперь не как друзья, а как соперники. Все это создает впечатление, что сама Церковь переживает какой-то мучительный внутренний процесс, для внешних наблюдателей не всегда заметный и не во всем понятный. Я лично ощущаю его как некую внутреннюю неуверенность в церковной среде, как некую "фигуру умолчания", соблюдаемую в силу корпоративной солидарности и неготовности к откровенному диалогу.

Мне известно, например, что существует противоречие между столичным и провинциальным духовенством, между теми, кто отстаивал Христа еще в годы гонений, и недавно рукоположенными батюшками. То есть, сама Церковь не до конца едина и не вполне монолитна. Не могли бы Вы рассказать о том, что же сегодня наполняет внутреннюю жизнь Церкви, какова нынешняя - если можно так выразиться - социология церковной жизни?

 

МНЕ ЧАСТО задают этот вопрос, причем, случается - в еще более радикальной форме. Даже священники. Дело в том, что смута, безусловно, затронула все слои общества, все стороны его жизнедеятельности. Многие жаждут найти в нынешнем хаосе этакий "заповедник", где царит нерушимый мир и идеальный покой, ищут в Церкви и - не имея потребного для этого духовного опыта, не находят. Отсюда - уныние, безнадежие, порой даже отчаяние. Ничего удивительного: эти страсти противоборствуют всякому доброму начинанию.

Для того, чтобы взглянуть на события с правильной точки зрения, необходимо в первую очередь понять, что главное содержание текущего момента русской истории - тяжелейшая, изнурительная, непримиримая борьба мощнейших сил мирового зла с Россией - как с последним оплотом истинно христианской духовности; с русским народом - как с народом-богоносцем, последним носителем православных идеалов в личной и государственной жизни. Все экономические, политические, социальные аспекты этой борьбы, бросающиеся в глаза, - вторичны. Говоря словами Митеньки Карамазова, сейчас имеющий духовное зрение имеет уникальную возможность наблюдать, как "дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей".

Но человеку суждено быть не сторонним наблюдателем, а активным участником этой великой борьбы. Дарованная каждому из нас при сотворении мира свободная воля позволяет выбирать - на чьей стороне будем мы участвовать в такой брани. Святая Церковь Православная оставлена Спасителем в этом безумном, мятущемся мире с той целью, чтобы помочь человеку сделать правильный выбор, своевременно и верно отличить добро от зла, истину от лжи и лукавой подделки. Она дает всякому произволяющему силы в борьбе со злом, врачует сердечные раны, наносимые грехом и страстями, от рождения и до смерти сопровождает верующего, дабы спасти его душу и соделать смерть переходом к блаженной вечности богообщения, а не ко тьме кромешной, "где червь... не умирает и огонь не угасает" (Мрк. 9: 44).

Поэтому именно Православная Соборная и Апостольская Церковь на протяжении двух тысячелетий своего существования является главной мишенью сатанинских происков. Именно сюда от века направлял враг рода человеческого свои самые страшные удары, стремясь лишить человека возможности покаяния и спасения, возможности примирения с Богом и богоугодного устройства своего земного бытия. Именно в ограде церковной встречают человека искушения и соблазны, преодолевая которые, он закаляется духовно, мужает в скорбях и бедах, "израбатывая" таким образом, по слову святых отцов, свое спасение. Поверьте, этот тяжкий, многолетний духовный труд далеко не всем под силу. Слабые и малодушные часто отступают, отговариваясь благовидными предлогами наподобие того, что де Церковь должна сперва решить свои "внутренние" проблемы, навести порядок "в собственном доме", а уж потом...

Здесь необходимо внести ясность. В своей мистической полноте Церковь, как Тело Христово - совершенна и неприступна, по слову Спасителя: "Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18). Никакие земные бури, никакие человеческие мятежи и нестроения, никакие порывы сатанинских, демонических сил не могут нанести ее единству, ее спасительным свойствам, ее благодатной мощи никакого, даже самомалейшего ущерба. История подтверждает это весьма наглядно. Небесная, "торжествующая" Церковь есть Церковь воскресшего Христа, "смерть поправшего и дьявола упразднившего".

Но Церковь "земная", понимаемая как сообщество верующих, находится  в непрерывных борениях.  Православное предание определяет ее как Церковь "воинствующую", и в битвах, случается, она получает раны, несет урон и ущерб. Оглянемся назад: два тысячелетия существования Православия не знают ни одного момента, когда бы земная Церковь находилась в ненарушимом покое, в этаком идеальном равновесии. Так что вряд ли стоит удивляться, что сегодня мы наблюдаем определенные нестроения и сложности во внутрицерковной жизни. Не надо их драматизировать, они ведь скорее свидетельствуют о том, что единый соборный организм Русской Православной Церкви живет, действует, дышит, что он по-прежнему является тем "столпом и утверждением истины" (1 Тим. 3:15), опираясь на который, Россия может выйти из нынешнего глубокого кризиса, возродиться и вернуть свое исконное обличье Святой Руси.

Теперь конкретно. Расколы на Украине и в других бывших республиках СССР не есть результат собственно церковной жизни. Они искусственны и навязаны Церкви извне бессовестными политиканами, пытавшимися в погоне за "самостийностью" обрести собственные "национальные" церкви, наравне с собственной валютой, армией и т.п. - атрибутами мнимой самостоятельности. Человек, увы, немощен в борьбе с соблазнами сребролюбия и властолюбия, поэтому таким политиканам удалось увлечь за собой часть духовенства, обещая ему "златые горы" государственной поддержки и сладкое "самостийное" житье. Время, однако, потихоньку расставляет все на свои места, и, думаю, не так уж далек тот час, когда все эти расколы (подобно десяткам иных, терзавших Русскую Церковь в ХХ столетии) отойдут в область истории и будут вспоминаться как "досадный эпизод русской церковной истории 90-х годов".

О противоречиях, существующих в среде духовенства. Они не выходят за рамки таких "вечных" проблем, как отношения "отцов и детей", т.е. разных поколений священнослужителей или разных условий жизни в городе и на селе, определяющих, соответственно, и разный характер пастырского служения в мегаполисах типа Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга - и в деревнях российской глубинки. Ничего катастрофического, выходящего за рамки приемлемого, в подобных проблемах никогда не было и нет.

Здесь скорее тревожит другое: "дикий рынок", разоряющий Россию, и стремительное социальное расслоение общества создали питательную среду для коррупции и мошенничества. В этих условиях церковное имущество - особенно, конечно, недвижимость: здания, расположенные в престижных районах больших городов, - становятся источником соблазна сделать их основой для коммерческой деятельности, не имеющей ничего общего с интересами духовного возрождения Отечества. Есть уже и печальные примеры того, к каким тяжелым последствиям это может привести. В общем, Церковь страдает от тех же недугов, что и общество в целом. Так что забот в нашей внутрицерковной жизни, безусловно, хватает с лихвой.

Что же касается прискорбного разделения, до сих пор сохраняющегося между зарубежной, так называемой "карловацкой" Русской Православной Церковью и ее отечественной частью, собранной под омофором Московского Патриарха, то тут необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, среди зарубежных архиереев, отстаивающих непримиримую раскольническую позицию, наверняка есть люди, которые просто плохо информированы о положении в России. Не имея никаких реальных механизмов для получения достоверной и подробной информации, очень тяжело здраво рассуждать о том, что у нас происходит.

Ведь даже мы, живя здесь, находясь, так сказать, в эпицентре российского бытия, часто затрудняемся в осознании целостной картины происходящего. В соответствующих структурах работают масштабные информационно-аналитические центры только для того, чтобы облегчить руководителям разного ранга эту непростую задачу. Что же говорить о тех, которые находятся за рубежом и отдалены от Родины не только десятками тысяч километров (скажем, где-нибудь в Америке), но и десятилетиями эмиграции?

Кроме того, к сожалению, необходимо признать, что в последние годы Зарубежная Церковь вышла далеко за рамки, позволенные в братской полемике. Обличать зло есть обязанность Церкви, и до тех пор, пока наши соотечественники из-за рубежа обличали богоборческое зло в Советском Союзе, указывая одновременно и на недостатки российской церковной действительности, - авторитет Зарубежной Церкви был здесь очень высокий. Но когда они отвергли всякую возможность воссоединения, обставив ее многочисленными условиями, и начали одновременно вмешиваться в нашу внутрицерковную жизнь - они потеряли свое положение объективного и стороннего критика, превратившись в заурядных скандалистов.

Впрочем, мне кажется, что здесь вполне справедлива русская пословица, гласящая, что нет худа без добра. Эта болезненная линия духовного разлома современной российской действительности для нашего народа не смертельна. Более того, она промыслительно несет на себе и определенную конструктивную нагрузку, потому что людей здравомыслящих, людей благонамеренных заставляет серьезно задуматься над теми проблемами русского мира, которые столь рельефно высвечиваются в рамках этого противостояния. И я убежден, что с Божией помощью конечным итогом такого положения вещей станет выздоровление церковного организма и выход его на новое качество соборного единства и организационной целостности.

Некоторая часть патриотических гуманитариев еще в период атеистической власти уповала на возможность православного ренессанса, даже православного реванша, если так можно выразиться. Эти люди ловили по крохам малейшие успехи церковной проповеди в миру, радовались по поводу того, что одним храмом меньше закрыли, одним батюшкой меньше сгноили. Они встретили посткоммунистическую эру, в которой Церкви было предоставлено столь значительное место, как огромную небесную победу. Мы все переживали и свой личный, и всенародный миг удовлетворения, видя полные храмы, видя такое победное шествие Православия по России, когда открывались монастыри, когда духовная литература заполняла прилавки, когда церковное слово воспринималось как откровение, а священники освящали школы, университеты, банки, мосты, железные дороги.

Но сегодня... что-то случилось. Мы вдруг видим, как принята Церковь при нынешнем кремлевском "дворе". Вроде и в храмах уже не так многолюдно, как прежде, и есть ощущение, что народ как бы  приостановил свое движение в этом направлении. Приходов и священников много, и монастырей немало, но они занимаются перепродажей КамАЗов, потому что необходимо строить обитель, возводить стены, на что-то жить самим. Такое впечатление, что триумфальное шествие Православия остановилось, Церковь перестала произносить для народа те ослепительные, огненные слова, которые могли бы подвигнуть его на благородный порыв. Что же произошло? Я говорил об этом и с батюшками, и с епископами нашими - все отвечают по-разному. Что бы это могло значить?

Вы нарисовали очень образную картину, но она не во всем соответствует действительности. Начнем с того, что никакого "победного шествия" Православия по России не было. Был тяжелый, мучительный, болезненный процесс изживания из нашей жизни богоборческих стереотипов, въевшихся буквально в плоть и кровь старой государственной машины. Одновременно с этим Церковь, как могла, стремилась сдержать чудовищный натиск бездуховности, безнравственности и аморализма, обрушившийся на многострадальный русский народ из-за рубежа. Кроме того, немало сил пришлось затратить, чтобы в условиях распада советской империи удержать организационную целостность Церкви, сохранить ее управляемость, усовершенствовать структуру, поднять на новый уровень духовное образование пастырей... Перечислять можно без конца.

К сожалению, мы часто принимаем желаемое за действительное. Вот Вы упомянули о "заполоненных духовной литературой" прилавках. А ведь эта картина характерна только для Москвы, Петербурга и еще двух-трех крупных городов. Российская глубинка по-прежнему стонет от духовной жажды. Раньше утолить ее было просто нечем, сегодня - не на что. Поезжайте в деревню и посмотрите - никакого разнообразия духовной литературы в сельском храме вы не найдете, в лучшем случае лежит Молитвослов, Евангелие и две-три брошюры.

Но все же в ваших словах есть значительная доля правды. Те, кто ожидал от Церкви немедленного чуда, действительно, разочарованы. Такое уже случалось в истории. Некогда нетерпеливый и маловерный народ израильский так же требовал чуда от Христа, но Спаситель сказал: "Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему" (Мф. 16: 4). Чудо надо заслужить, вымолить, выстрадать - только тогда оно принесет соответствующий духовный плод. Мы пока еще к этому не готовы.

Сейчас идет естественный процесс духовного роста России, русского народа, и этот процесс, как всякий процесс выздоровления после тяжелой, едва ли не смертельной болезни, сопровождается самыми разными явлениями побочного характера, неизбежно сопутствующими ему. Так что вряд ли стоит удивляться, что не все идет так гладко, как хотелось бы.

Взять хотя бы очевидно растущую апатичность населения ко всему, что выходит за рамки повседневных нужд. Политики надрываются, из кожи вон лезут, а "народ безмолвствует". Эта знаменитая пушкинская фраза подходит для характеристики нынешней ситуации как нельзя более точно. Такое ощущение, что стопятидесятимиллионный русский великан хмуро наблюдает: какую еще нелепицу выдумают господа демократы, какую еще напасть умудрятся навести на Русь.

Так вот, с точки зрения церковной, духовной - это безмолвие очень показательно и поучительно. Ибо православный народ в России безмолвствует не просто так. Он смиренно ждет, да свершится на нем воля Божия - всеблагая и всесовершенная. Значительной частью общества, утратившей необходимую нравственно-религиозную чуткость, такое ожидание даже не до конца сознается, но от этого ничего не меняется. Русский человек жаждет появления высшего смысла своего жития, он по внутреннему сердечному строю своему, по благодатному состоянию духа - народ-подвижник, готовый трудиться без устали, но - только в делах созидательных, богоугодных.

Сердце русское откликается лишь на те призывы, о которых совесть свидетельствует как о призывах нравственных, законных - в первую очередь с точки зрения Закона Божиего. И поскольку никаких таковых инициатив со стороны нынешней государственной власти не исходит, а исходят призывы и поступки прямо противоположные, народ безмолвствует. Он не желает соучаствовать в беззаконии, тяготится нынешней смутой и в то же время лишен возможности вложить свою могучую энергию в законное дело державного строительства Святой Руси. Находясь в этом тягостном, мучительном состоянии, русский народ как бы замер в благочестивом ожидании того долгожданного момента, когда Господь, наконец, очистит Россию от дьявольской нечисти, обсевшей ее ныне со всех сторон.

Но это еще не все. Говоря о том, что сегодня происходит некоторый откат после первоначального взрыва религиозности, нужно иметь в виду вот что. Семь долгих десятилетий активного государственного богоборчества глубоко развратили наши души. Это коснулось почти всех, в том числе и людей вполне благонамеренных и даже религиозных. Сегодня мы похожи на капризных детей - хотим, чтобы все вокруг происходило согласно нашим желаниям, я бы даже сказал - произволу. Мы ныне не сами стремимся служить Богу, но в безумии своем хотим, чтобы Он нам служил. Не желаем быть чадами церковными, послушниками Святой Церкви, но стремимся, чтобы Церковь начала удовлетворять те или иные наши конъюнктурные, сиюминутные потребности и интересы.

И когда оказывается, что Церковь не станет удовлетворять конъюнктуру каких бы то ни было политических сил, когда оказывается, что она в своей духовной полноте самодостаточна и не может быть придатком к какой бы то ни было политике,  к какому бы то ни было гражданскому, общественному движению - тогда многие, рассчитывавшие (может быть, даже вполне бескорыстно), что Православие станет одним из орудий в каком-то политическом, чисто светском, земном, мирском процессе, испытывают глубокое разочарование.

Но главная причина тех явлений, о которых мы сейчас говорим, безусловно, внутренняя, духовная. Дело в том, что человеку для очищения души, без которого невозможно здравое воззрение на мир, необходим постоянный внутренний труд. Мы уже говорили, что многие - по малодушию, маловерию или по другим каким причинам - отказываются от него, страшась предстоящих искушений и тягот.

В Священном Писании, между тем, сказано: "Терпением вашим спасайте души ваши" (Лк. 21:19). И еще - (этот отрывок лучше звучит по церковно-славянски): "Чадо, аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение, управи сердце твое, и потерпи" (Сир. 2:1-2). В нашей прошлой беседе я уже указал на то, что ключевой сегодня является проблема личного благочестия, личного подвижничества. В православном понимании подвиг - обязанность каждого христианина, и его главным содержанием является постоянное и неуклонное движение ("подвиг", это заложено в самом слове) к сердечной чистоте и безгневию, блаженному незлобию и милосердию. Проще сказать - к святости, которая должна бы быть естественным состоянием человека, сотворенного Богом непричастным злу.

Пока эта проблема не будет решена, пока, скажем, русская интеллигенция не поймет, что искреннее и глубокое личное воцерковление - необходимое условие возрождения России, до тех пор благотворного перелома не произойдет. Тут только важно понять, что личное подвижничество, личная аскеза в соответствии с церковными правилами вовсе не "выключают" человека из жизни, скорее наоборот. Речь не идет о том, чтобы все превратились в монахов - это избрание Божие, достаточно редкое в наше время. Но трудиться над своим сердцем должны все. Тогда мы не будем пугаться того ослабления "розовой" романтически-религиозной волны, которая поднялась в первые годы после падения космополитического коммунистического режима. Тем более, что - если говорить о цифрах - статистика по-прежнему фиксирует устойчивый рост числа православных приходов и рядовых верующих.

Есть еще один вопрос, Владыко, который с некоторых пор просто витает в воздухе, который часто задают патриоты друг другу и который непосредственно касается Русской Православной Церкви. Он очень деликатный и мучительный для всех нас. Это вопрос о роли Церкви в кровавых событиях октября девяносто третьего, о ее поведении во время бойни, когда множество наших братьев легло под пулями и танковыми залпами. Мое личное ощущение всего происшедшего очень двойственное. Я никогда не позволял себе впрямую упрекать Патриарха и Церковь за то, что, с моей точки зрения, не все возможное было сделано ими в те роковые дни. Иногда, правда, высказывался достаточно резко по этому поводу, но потом искренне сожалел.

Сегодня, пользуясь возможностью обсудить эту проблему в присутствии Вашего Высокопреосвященства, я хотел бы поделиться своими соображениями. Возьмем, к примеру, моих знакомых - мусульманина Руслана Аушева и буддиста Кирсана Илюмжинова. Когда грохотали танки и лилась кровь, когда страна оказалась на пороге гражданской войны, началось избиение русских русскими, православных православными, они, не раздумывая, кинулись в эту бойню. Илюмжинов держал в руках белую тряпицу, которую он сорвал в Конституционном суде у Зорькина, и с ней пошел под пули. Он мне рассказывал, как все это было, как обезумевшая толпа пыталась перевернуть его машину, как они ползали по Дому Советов под пулями и вели переговоры.

Совершенно ясно, что эти люди - не православные - одновременно являются настоящими русскими государственниками. С другой стороны, среди защитников Белого Дома были и православные священники. Там был оборудован православный храм, и, говорят, многие даже крестились перед смертью. Один из пастырей, отец Виктор - не москвич, приезжий - в этот страшный час явил себя настоящим героем, пошел с иконой навстречу убийцам и был сражен пулеметной очередью. Царствие ему небесное! Так почему же утром 4-го, когда многие весьма известные в России люди звонили Патриарху, просили его прийти сюда и попытаться остановить этот ужас - он сказался больным, скрылся на своей даче, и его охраняли автоматчики в ту пору, когда по Москве гуляла подлая омоновская стихия, отлавливая и казня уцелевших защитников Верховного Совета? А вскоре епископ Арсений освящает здание Белого Дома, еще хранящего тепло недавних пожаров. Ведь это великий соблазн для всех патриотов, да и для православных, наверное, тоже?

Чисто по-человечески я могу понять ваши недоумения. Но не забывайте, что когда в XVI веке духовенство укрощало московские или новгородские мятежи крестными ходами, Россия была православной страной и духовный уровень народа был по сравнению с нынешним очень высок. Неужели Вы всерьез полагаете, что люди, решившиеся ради удовлетворения собственных корыстолюбивых вожделений пролить братскую кровь в центре столицы, прислушались бы к церковным увещеваниям? Вам хорошо знакома нынешняя политическая элита: скажите, положа руку на сердце, много ли среди них людей, искренне и глубоко верующих? Ведь у Церкви нет аппарата принуждения. Ее "силовое министерство" - совесть, являющаяся гласом Божиим в душе человеческой.

Вот Вы сказали, что русские начали стрелять в русских, православные в православных. Если бы эти люди чувствовали себя действительно русскими и православными, подобное безумие было бы невозможным. Случившаяся трагедия как раз и есть результат помрачения нашего национально-религиозного самосознания. Такова общая причина всякого братоубийства, начиная еще с ветхозаветного преступления Каина.

Кроме того, в этот раз - как, впрочем, бывало и раньше - политики повели себя чрезвычайно эгоистично и себялюбиво. Кто спрашивал мнения Церкви, когда разоряли великую державу, оплевывали славную отечественную историю, растлив при этом целое поколение молодежи тошнотворной похабщиной западной масс-культуры? Кто советовался с ней о наиболее целесообразном устройстве новой России, когда был взят откровенно русоненавистнический курс на "интеграцию в сообщество цивилизованных государств"? Кто интересовался нашими нуждами, а точнее сказать - духовными нуждами всего российского общества, когда открыли все двери для зарубежных лжеучителей и лжепророков, развязавших против Православной Церкви настоящую религиозную войну? До сих пор зарубежные миссионеры буквально стадами резвятся на наших телевизионных экранах, скупая оптом и в розницу все, что попадется: эфирное время, продажных журналистов, коррумпированных чиновников!

А когда припекло, спохватились: где Церковь? От желания политиков в последний момент "подверстать" к процессам вокруг Белого Дома руководство Московского Патриархата за версту несло конъюнктурщиной. И мы это с самого начала осознавали. Но все же пошли на участие в переговорах, надеясь хоть как-то повлиять на ситуацию, внести хоть какое-то умиротворение, сбить накал ненависти и взаимного озлобления. К сожалению, не получилось. И, видит Бог, не наша в том вина, мы искренне стремились предотвратить кровопролитие. А "ползать в Белом Доме под пулями" Патриарху ни по сану, ни по возрасту просто не к лицу.

Обвинять сегодня проще всего. Меня вот нынешние российские либералы клеймят "реакционером" и "антисемитом", подозревая чуть ли не в людоедстве, а представители Зарубежной Церкви, напротив, винят в "отступничестве" и "обновленчестве". В схожем положении находится и Патриарх. Другое дело, что можно спорить, насколько достойным и уместным в сложившейся ситуации было поведение того или иного лица. У меня есть свой взгляд на существующее положение вещей, я его неоднократно высказывал, ни от кого не скрываю и, если бы дело зависело от меня, действовал бы в полном соответствии со своими убеждениями.

Теперь о том, что касается освящения Белого Дома. Ко мне в свое время тоже на весьма высоком уровне обратились городские власти, прося освятить здание мэрии в Смольном. Я согласился, но поставил условие: привести помещения в соответствие с церковными требованиями. Разместить, где положено, иконы, возжечь лампадки, убрать со стен скабрезные изображения и пошлые картинки (на календарях, например). Мои требования сочли чрезмерными и... освящение не состоялось. Тут важно не поддаться соблазну излишней политизации: сам по себе обряд освящения привлекает благодать Божию, изгоняя зло и помогая человекам в благих деяниях. Но его категорически недопустимо обращать в формальность или расценивать как благословение Церковью той деятельности, которая совершается в стенах освященного здания.

Сейчас, когда общество раздирается страшными противоречиями, когда его, точнее говоря, сознательно и целенаправленно раздирают этими противоречиями, стремясь разрушить и уничтожить, мы должны быть очень внимательны, бдительны и осторожны. Поэтому, если мы сумеем преодолеть свою личную боль, личную трагедию, подняться над взаимными обидами, недоразумениями, неутоленными амбициями - может быть, окажется, что позиция Церкви в те страшные дни и была единственно возможной. Я ничего не утверждаю и никому не навязываю своих воззрений, я лишь предполагаю , предоставляя и нашим читателям возможность поразмышлять об этом...

Владыко, Ваш ответ почти полностью удовлетворил мой интерес, нашел отклик в моем разуме, в сознательной части моего существа. Однако, осталось еще нечто, что не удовлетворено и требует пояснений. Недавно в моем кабинете сидел опальный маршал Язов, бывший министр обороны СССР, переживший тюрьму и судилище, один из немногих оставшихся в живых воинов Великой Отечественной войны. Он с горечью сказал мне, что был предан анафеме Церковью за то, что ввел в августе 91-го войска в Москву.

Но ведь танки Язова, вошедшие тогда в город, не сделали ни единого выстрела, а те трое юношей, что погибли, стали жертвой хорошо продуманной провокации или просто всеобщего столпотворения, истерии, царившей тогда повсюду. В октябре же, напротив, танковые жерла изрыгали смерть, гибли женщины и дети, попирался закон, уничтожалась Конституция. А Церковь, которая громогласно обещала предать анафеме того, кто первым откроет огонь, первым прольет русскую кровь - промолчала, никто не был анафематствован.

Церковь не промолчала - это ошибка. Отсутствие персональных анафем в октябре 93 года и отсутствие персональных же анафем в августе 91-го не случайно. И это не есть результат слабости или угодливости перед победителями. Это есть глубокое и благоговейное осознание Церковью того неоспоримого факта, что "ин суд Божий и ин человеческий". Церковь провозгласила, что люди, повинные в пролитии братской крови, понесут на себе всю тяжесть каинова проклятия. Но Московский Патриархат - не прокуратура и не следственное управление МВД, чтобы пытаться в соответствии с человеческим разумением определить, какова мера вины каждого, участвовавшего в этих событиях. "Мне отмщение, и Аз воздам" (Втор. 32: 35), - провозгласил Господь, предостерегая Церковь от попыток подменить собою Божественное правосудие.

Я могу лишь засвидетельствовать, что все церковные анафемы остаются в полной силе. Думаю, что и в администрации президента, и в правительстве совесть многим не дает покоя. Вспомним: когда Каин-братоубийца пытался скрыть свое преступление, Господь Сам обличил и покарал преступника, восстав Судией праведным и нелицеприятным, и определив: "Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли; и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей" (Быт. 4: 10-11). Сегодня несмываемая каинова печать жжет лоб не одному и не двум российским политикам. Дай Бог, чтобы мы все сумели сделать из произошедшего должные выводы! Для человека верующего, православного они очевидны: искреннее и глубокое раскаяние в содеянном - единственный способ умиротворить мятущуюся совесть, восстановить свою благодатную связь с Церковью, с Богом и искупить содеянные прегрешения.

Простите, Владыко, что я Вас столь бесцеремонно расспрашиваю, но я говорю не только от своего лица, но и от имени всех моих читателей, которые одолевают меня вопросами, а я не всегда нахожу на них быстрый и верный ответ. Один мой друг, например, которого я очень почитаю, художник, объясняя свое сотрудничество с нынешними властителями России, с теми из них, которым я бы и руки не подал, сослался на мнение кого-то из чтимых православных подвижников, говорившего, что надо научиться даже с помощью бесов возить муку на мельницу Господню. И его собственный пример это подтверждает, потому что ему многое удается, и то, что он делает, всегда носит русский национальный и православный духовный характер. В конце концов, действительно: эти власти когда-нибудь неминуемо сгинут, а следы его рук останутся и украсят нашу землю.

Но вот я вижу в храмах, перед иконами людей, стоящих со свечами в руках, не отмытых еще от пролитой братской крови, людей, принесших нашему Отечеству неисчислимые беды. И пастыри - в том числе самые высокопоставленные - благословляют их присутствие на богослужении, освящают их. Душа ужасается, и возникает ощущение, что Церковь из каких-то высших соображений, которые, может быть, и продиктованы заботой о благе России - вступает, тем не менее, в какой-то договор с людьми нечистыми, недостойными, низкими. Властью же такой альянс используется для того, чтобы, ухватившись за золоченую патриаршью ризу, выбраться из изоляции, в которой она оказалась.

В Москве на Красной площади восстанавливаются разрушенные богоборцами храмы. Собираются восстановить храм Христа Спасителя. Дай-то Бог! Но тут же, рядом, гибнет Россия, умирают заводы, ржавеет великий флот, зарастают сорняками поля. Я это так воспринимаю, что малыми подачками власти как бы откупаются перед русским народом, перед Церковью, одновременно прикрывая таким образом огромные злодеяния, которые непрестанно творят.

У Вас в одном вопросе сразу два. Начнем по порядку. Итак, какова мера возможного сотрудничества с теми, чьи взгляды ты решительно не разделяешь? На это недоумение есть простой, ясный и недвусмысленный ответ. До тех пор, пока неизбежные компромиссы не возмущают вашей совести, но способствуют согласной деятельности на общую пользу - они не только возможны, но и необходимы. Более того, случается, что именно таким образом человек учится сдерживать свои страсти - раздражение или гнев, умерять амбиции, избегать озлобления и ненависти. Важно лишь внимательно следить, чтобы компромисс действительно способствовал пользе дела, а не личной выгоде. Главное тут - не допустить внутренней лжи, лукавого лицемерия.

И уж совершенно недопустимым становится какое-либо согласие тогда, когда оно требует от человека, чтобы тот поступился ради этого святынями веры. Здесь - никаких компромиссов не может быть. Господь требует от человека безусловной верности. "Будь верен до смерти, - говорит Он в Священном Писании, - и дам тебе венец жизни" (Апок. 2: 10). Потребуется пострадать - имущественно или телесно - не отрекайся, прими испытание спокойно и мужественно, и Господь воздаст тебе сторицей. Если случится, иди на муки и на смерть: вера твоя спасет тебя и не посрамит, поможет победить все искушения и скорби. "Побеждающему дам сесть со Мной на престоле Моем, якоже и Аз победих, и седох со Отцем Моим на престоле Его" (Апок. 3: 21), - свидетельствует Христос, "свидетель верный и истиный".

Теперь об отношениях Церкви и власти. Неуклюжие попытки высокопоставленных функционеров нажить себе политический капитал, демонстрируя свое мнимое благочестие - аморальны и предосудительны. Эти люди остаются безбожниками и атеистами, сколько бы они ни позировали в храме со свечкой в руках перед объективами многочисленных телекамер. От веры в Бога они так же далеки, как и от нужд простого народа. "Покажи мне веру твою от дел твоих", - говорит апостол, а их дела широко известны и не требуют комментариев.

Но Церковь не может возбранить им присутствовать в храме на богослужении, ибо милосердие Божие беспредельно, и - кто знает? - может быть, молитвенная благодать коснется и их ожесточенных сердец! Мы, священнослужители, сами не властны в доме Божием. Мы не хозяева Церкви, но лишь послушники ее; не командуем, но лишь благоговейно и со страхом Божиим распоряжаемся по мере своего разумения данной нам свыше благодатию.

Что же касается пастырей, злоупотребляющих демонстрацией своей близости с власть предержащими, то - Бог им судья; каждый из них сам будет отвечать за последствия этих сомнительных поступков.

Владыко, Вы говорили о том, что земная Церковь есть Церковь воинствующая. Тогда почему же сегодняшний батюшка так робок, тих и неприметен? Ведь Вы - исключение из правила. Почему пастыри так неуверенно выходят за церковную ограду? Ведь если посмотреть широко,  церковная ограда - это  ограда

вокруг Руси, ограда, идущая по ее границам. Чем бы ни был занят священник в России, он действует на церковной территории, так чего же стесняться?

"Церковь воинствующая" ведет свою брань, не отступая ни на мгновение. Только брань эта, по слову святого первоверховного апостола Павла, "не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных" (Еф. 6: 12). Именно эта брань решает сегодня судьбу России. Вы бы хотели видеть внешние ее признаки, чтобы убедиться, что Церковь не бездействует, но имеющим необходимый церковный опыт это ясно и без зримых, вещественных проявлений. Церковь русская, следуя за Христом - своим Главой и Основоположником, уже которое десятилетие страждет на Голгофе, искупая совершенные нами грехи. Мир стоит молитвами праведников, и доколе не пресечется златая цепь преемства угодников Божиих на земле русской, будет жив наш народ и несокрушима держава.

Но пророчества о последних временах, повторяемые разными святыми в разные эпохи почти дословно, гласят, что когда беззаконие умножится в мире, праведники и подвижники скроют свою благодать от любопытных взоров толпы, проходя путем, незаметным для мира, путем, растворенным смирением, под градом насмешек и поношений, издевательств и осмеяний неразумного человечества. Поэтому - несмотря на то, что с точки зрения духовной брани мы переживаем сегодня момент величайшего напряжения - внешне заметить весь драматизм нынешних борений не так-то просто.

А чудеса ныне все еще случаются? Иконы плачут? Немощные - восстают?

Все сие есть сегодня так же, как было и сто, и тысячу лет назад. Просто не все это замечают: не все умеют, и, главное, - не все хотят. Если же говорить о формальной стороне вопроса, то общество мало знакомо с этой гранью церковной жизни из-за отсутствия в нашем распоряжении необходимых средств массовой информации. Обратитесь к протоколам заседаний Священного Синода - они публикуются в журнале официальной хроники Московской Патриархии, вы найдете там многочисленные донесения епархиальных архиереев о мироточении икон. Что касается исцелений, то в любом монастыре вам расскажут не об одном таком случае - только слушайте...

Владыко, не кажется ли Вам, что нынешняя Россия напоминает параличного больного? Везде разруха, не ходят поезда, проржавели трубопроводы, рвутся телефонные связи, останавливаются машины, дряхлеют города, падают самолеты. И я убежден, я знаю, что в тот момент, когда патриоты придут в Кремль, они окажутся перед необходимостью очистить эти авгиевы конюшни. Нам предстоит огромная созидательная работа: подмести города, прополоть поля от сорняков, восстановить оборону, обновить дороги, построить заводы - и так без конца, пока последние следы нашего разорения не исчезнут с лица Руси. Нам придется заниматься социальным конструированием, строить новое общество, создавать новые институты власти, пестовать новую национальную элиту...

Церковь же всегда была индифферентна к проблемам земного царства, к проблемам земных масс, земных масштабов, она всегда мыслила категориями Царствия Небесного, боясь машины, боясь суеты, шума. И в сегодняшнем православном сознании, и в сознании многих моих друзей-патриотов эта необходимость кипучей мирской деятельности вызывает некоторое отчуждение. Очень уж мы архаичные, бородатые и старообразные, традиционные и пугающиеся авангарда. Не станет ли это препятствием на пути возрождения России?

Мне кажется, что Вы чрезмерно увлекаетесь картинами, которые сами для себя рисуете. Это миф, иллюзия, что Церковь всегда отстранялась от практической деятельности. Наше национальное самосознание, наши понятия о добре и зле, само наше государство было создано при активнейшем, чтобы не сказать определяющем, участии Церкви. Достаточно напомнить, что колонизация огромных русских просторов начиналась всегда монахами, которые строили скиты, заводили хозяйство - а уж потом вокруг таких "опорных точек" начинали селиться миряне и обживать неведомые края!

Возьмите исследования Ключевского, почитайте те страницы, которые касаются колонизации Верхневолжской Руси, почитайте работы, анализирующие огромную организационно-хозяйственную, организационно-информативную, даже государственно-организующую роль монастырей в Московском Царстве; обратитесь к историкам, описывающим гражданские и даже воинские подвиги русского духовенства во время Смуты. Церковь всегда отдавала себе отчет в том, что крепкая, мощная, национально осмысленная и одухотворенная государственность является безусловной необходимостью для того, чтобы сама она могла спокойно, "во всяком благочестии и чистоте" вершить свое святое дело спасения человеческих душ.

Нам всем надо ясно сознавать, что эти вот "бородатые, старообразные и несовременные" люди выполняют в обществе важнейшую функцию, обеспечивая преемственность исторического развития страны, неприкосновенности святынь, неподвластных влиянию времени. В области духа не может быть никакого "авангарда" - Истины Божии, истины милосердия и любви, праведности и нелицеприятия даны человечеству в Откровении раз и навсегда и не нуждаются в "улучшении" и "модернизации". Другое дело - область материального производства. Здесь развитие даже полезно, если, конечно, не становится орудием разрушения традиционной духовности народа.

И напоследок, Владыко, я бы хотел Вас спросить о том, каким Вам видится нынешнее патриотическое движение в России. Для меня все патриоты - будь они красные или белые, старые или молодые, либералы или монархисты - по-своему дороги и близки. Я их всех люблю, дорожу ими, чту, видя, что каждый в меру своих умений и убеждений делает общее русское дело. Вы, несомненно, тоже внимательно наблюдаете за этим пестрым, даже экзотическим спектром сегодняшних патриотов. Мне бы хотелось, чтобы Вы дали небольшие, крохотные характеристики таким представителям патриотического движения, как Зорькин и Зюганов, Невзоров и Шафаревич, Терехов и Макашов. Их, конечно, гораздо больше, но я назвал Вам эти имена, чтобы покрыть ими весь спектр нашего шумного и противоречивого братства.

Я, может быть, Вас разочарую, но давать персональные характеристики не смогу просто потому, что недостаточно хорошо знаю конкретных людей. Я постараюсь дать портрет тех сил, которые они представляют.

Например, Валерий Дмитриевич Зорькин является наиболее ярким представителем либерально-патриотической идеи, пытающейся конструктивно соединить современные ценности индивидуальной свободы и древние державные традиции Руси. Я не исключаю, что на этом пути мы можем обрести немало ценного. В свое время отец Иоанн Кронштадтский, пророчествуя о грядущем возрождении России, предсказал, что "поднимется Русь новая, но воссозданная по старому образцу". Знаменательное совпадение, не правда ли?

Геннадий Андреевич Зюганов видится мне как фигура, исполненная внутреннего драматизма, внутреннего напряжения и борения. Ему выпала очень нелегкая судьба наследника двух одновременно несовместимых тенденций русской истории советского периода: богоборческой, космополитической и - национально-патриотической, державной. Какая победит? И, не скрою, меня радует, что под его руководством в компартии начинает происходить благотворный процесс осознания тех гигантских ошибок, которые были совершены в духовной, мировоззренческой области за годы советской власти, того огромного, непоправимого вреда, который нанесло России и русскому народу безумное богоборческое решение большевиков разрушить, прервать духовную преемственность русской истории. С другой стороны, нелепо было бы отрицать, что созидательный опыт СССР, скажем, в области социальной защиты населения, требует самого внимательного отношения к себе.

Из тех политических партий и движений, программные установки которых наиболее созвучны традиционным русским ценностям, я бы назвал недавно образованный Всероссийский Национальный Правый Центр под руководством Михаила Георгиевича Астафьева. Но - будем смотреть правде в глаза - политической силы, которая бы полно и точно отражала многовековые святыни русского православного патриотизма, сегодня, к сожалению, по-прежнему нет...

Далее. Вы привели имена людей, которые, подобно Невзорову или Макашову, олицетворяют радикальные взгляды на то, как нужно действовать в нынешних условиях. Ни в коем случае не ставя под сомнение их благие намерения и искренний патриотизм, я бы все-таки отметил, что сегодняшняя ситуация требует чрезвычайно  деликатного отношения. Мы в первую очередь должны определить наиболее общие системные принципы политики возрождения великой России - и на этих направлениях общего согласия предпринять меры смелые и решительные, быстро и без колебаний. Но такие направления должны определяться с чрезвычайной тщательностью, ибо любое неверное резкое движение, любая попытка радикально, в два счета улучшить положение, лишь усугубит ситуацию и углубит кризис.

Нам сейчас очень важно понять, что страна и народ находятся в таком состоянии, когда вызволить их из глубин хаоса, игнорируя даже малую часть населения (это в равной степени относится к благонамеренным коммунистам и к национальным предпринимателям, к патриотически настроенным либералам или национально ориентированным интеллигентам) - невозможно. Соборность есть тот исторически сформировавшийся механизм, который неоднократно на протяжении истории помогал России преодолевать тяжелейшие внутренние нестроения. Если мы поддадимся соблазну отсечь кого бы то ни было от этого благотворного соборного процесса, мы совершим непростительную ошибку. Единственный критерий, по которому могут отсекаться те или иные группы, те или иные силы - критерий патриотизма и благонамеренности. Очевидно, что в деле соборного возрождения России не место людям, заведомо Россию ненавидящим. В этом процессе нет места силам, изначально занимающим антиправославную, христоненавистническую позицию. Все остальное многоцветье благонамеренных сил - в той или иной мере ошибающихся, в той или иной степени друг с другом несогласных, в той или иной степени находящихся в процессе становления и роста - должно быть безусловно представлено в деле воссоздания духовно здоровой, мощной российской государственности.

Главное - начать, отбросив амбиции и корыстные вожделения. Тогда Господь подаст мудрость и силы, потребные для такого великого дела. Верую, что так и будет! Аминь.

CЕРДЦЕ ЦАРЕВО В РУЦЕ БОЖИЕЙ...

Беседа митрополита Иоанна с председателем Оргкомитета Всероссийского монархического совещания Вячеславом Клыковым

 

Ваше Высокопреосвященство, идея проведения Всероссийского монархического совещания, которое восстановило бы историческую правду о самодержавной власти в России и о русских государях, нашла поддержку в самых широких кругах нашего общества. Как Вы оцениваете своевременность этой инициативы?

 

НЕОБХОДИМОСТЬ ТЩАТЕЛЬНОГО, кропотливого и всестороннего изучения богатейшего опыта русской православной государственности назрела уже давно. Ведь наше нынешнее разорение, внутреннее и внешнее, духовное и политическое, культурное и экономическое, есть во многом следствие того преступного равнодушия, с которым мы до сих пор относимся к собственной истории, в особенности к ее державному и соборному элементам.

Русь, по милости Божией, была создана и возвеличена совокупным неустанным трудом "священной сугубицы" - Церкви и Государства, власти светской и духовной, воплощенных благодатными фигурами Помазанника Божия - Царя и церковного предстоятеля - Патриарха. Их гармоничное и творческое сослужение, получившее название "симфонии властей", стало воистину "русской симфонией", позволившей России за долгие столетия ее бурной истории одолеть все беды и напасти, смуты и мятежи, агрессии и войны, в изобилии обрушивавшиеся на страну.

Не зря начальным моментом революции, отправной точкой страшной русской трагедии, унесшей в своих кровавых водоворотах миллионы жизней и безжалостно изуродовавшей православную душу Святой Руси, - стало вырванное у Государя Императора Николая II насилием и ложью отречение от престола. Обманутый изуверами народ, в ослеплении своем, в тщетном порыве построить "рай на земле" - без Бога, вопреки Его святым заповедям, отверг Богоустановленную власть, презрел святыню и отдал Помазанника Божия на поругание, разделив с преступниками, совершившими екатеринбургское злодеяние, страшный грех цареубийства.

Грех сей доныне тяготеет над нами, не позволяя России сбросить иго бездуховности, безбожия и воспрять во всем величии своего державного блеска и соборного благочестия. Его, как и любой другой грех, можно избыть лишь раскаянием пред лицом Божиим, но пока такого раскаяния не видно, ибо по слову Святых Отцов - "плод покаяния есть исправление и перемена жизни". Эту горькую истину отразило и послание Священного Синода, которое было в прошлом году приурочено к очередной годовщине гибели Царской Семьи. "Грех цареубийства, - говорится в нем, - происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и человеческого, и Божеского закона, грех это лежит тягчайшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании. И сегодня мы от лица всей Церкви, от лица всех ее чад - усопших и ныне живущих - приносим пред Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!".

Если созываемое монархическое совещание поможет нашему народу осознать эти печальные духовные реальности, поможет ему прозреть и вернуться в лоно Святой Православной Церкви, в ограду русской православной государственности - благослови вас Бог и помоги вам в ваших благородных начинаниях!

Спасибо, Владыко. Ваши слова ободряют и обнадеживают. Но как нам, русским православным патриотам, разрешить недоумение, связанное с тем, что не все церковные иерархи разделяют высказанный Вами взгляд на вещи. От некоторых приходится даже слышать, что Церковь Христова, издавна существовавшая при самых разных формах государственной организации, безразлична к тому, как устроено государство. Неужели, действительно, главная задача Церкви - спасение душ человеческих - может одинаково успешно решаться при богоборческой антихристианской власти и в благодатной атмосфере Богоустановленной православной государственности?

Отвечая на этот вопрос, важно помнить, что историческая жизнь Церкви в ее духовной полноте самодостаточна и независима от стихий суетного и мятежного мира. Что бы ни происходило вокруг, какие бы богоборческие вихри ни бушевали в среде грешных и страстных человеков - Православная Церковь, как Богочеловеческий организм, никакого ущерба не понесет, ибо содержимая ею Божественная Истина вечна и неизменна, абсолютна и не подвержена никаким изъятиям. Порукой тому - Сам Господь Иисус Христос, небесный Глава святой Церкви Своей, засвидетельствовавший о Себе словами Священного Писания: "Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Который есть, и был и грядет, Вседержитель" (Апок. 1:8).

Дело спасения душ человеческих Господь совершает так, как угодно Ему Самому, невзирая на "благоприятные" или "неблагоприятные" внешние условия. Вспомним, сколь великий сонм святых дала Христианской Церкви эпоха беспощадных гонений, поддержанных всей мощью языческой государственности Рима в I-IV веках по Рождестве Христовом! А в итоге - как неожиданно обернулось дело, когда оказалось, что все жестокости и казни, вопреки воле мучителей, служат лишь к вящей славе Божией, укрепляя и умножая ряды верующих! Не зря же говорят, что Церковь стоит на крови мученической...

Это же чудо свершается ныне над Россией, хотя и в иной форме, в иные сроки, в иных исторических условиях. Семьдесят лет жесточайшего богоборчества по всем человеческим расчетам и меркам должны были дотла выжечь верующие сердца, опустошить и изуродовать души русских православных людей, умертвить Святую Русь, утопив ее в нечистотах "научного атеизма", "исторического материализма" и "единственно верного марксистско-ленинского учения". Да что греха таить: христоненавистникам многое удалось сделать. Посмотрите кругом - сколь далека наша жизнь от благодатных, спасительных истин веры и благочестия! Пострадало все общество, пострадала и церковная организация, равно страждущая ныне в лице своих прихожан и пастырей от язв и пороков, терзающих Россию!

Но эта мнимая победа сил зла есть лишь предвестница их тяжелейшего поражения, окончательный итог которого будет подведен в день Страшного Суда. Однако и здесь, на земле, в многострадальной России, они не имеют будущего. Ибо сгорая в очистительном огне страданий и скорбей, Святая Русь одновременно очищалась и крепла. И ныне в среде народа русского она жива, живы и верные хранители ее - истинно верующие православные люди, которым некогда предрек Сам Господь: "Не бойся, малое стадо..." (Лк. 12:32).

Я говорю об этом столь подробно для того, чтобы пояснить: в утверждениях  о независимости Церкви от любых форм государственного устройства есть своя доля истины - истины выстраданной и подтвержденной многовековым церковным опытом. Но во всем хороша мера. Церковь ввергается в искушения и изымается из них по воле Божией, в соответствии с недомыслимым Промыслом Его, и это промыслительное устроение церковного бытия ни в коем случае не может служить для отдельных людей - будь они простыми мирянами или высокопоставленными иерархами - оправданием их равнодушия и бездействия, когда речь заходит о построении христианской государственности.

Каждый из нас обязан в меру своего разумения и сил стремиться к искоренению зла. В жизни личной это предполагает христианский подвиг, посильное аскетическое, молитвенное делание, хранение ума и сердца от греховных мыслей, желаний и чувств, воздержание от греховных дел и поступков. В области семейной борьба со злом предусматривает устройство семьи по образцу "малой церкви", хранение мира и верности между супругами, воспитание детей в послушании и благочестии. В свою очередь, сфера общественного, государственного устройства не является исключением. Каждый должен стремиться уничтожить зло и в этой области или хотя бы свести его возможности до минимума. При том вполне очевидно, что наилучшее, оптимальное решение таких задач станет возможным лишь тогда, когда в основание всей конструкции государственного механизма будет положен всесовершенный закон Божий - то есть, когда Россия вернет себе изначальную, богоугодную форму Христианской Державы. Ее многовековым историческим воплощением являлось Русское Православное Царство...

Но для того, чтобы это стало общепризнанным, необходим весьма существенный сдвиг в общественном мнении, в массовом сознании россиян. Слов нет, монархическая идеология в последнее время развивается очень динамично, но этого мало. Взять хотя бы проблему канонизации Царственных Мучеников, связанную с дискуссией, постоянно ведущейся последние годы вокруг Государя Императора Николая II и Его Семьи. В 1917 году врагам России удалось оклеветать Августейшую Семью и преступным, подлым путем отобрать власть у Помазанника Божия. С тех пор прошло уже 77 лет - срок вроде бы вполне достаточный, чтобы понять, что главных виновников нашей национальной трагедии надо искать прежде всего в самих себе, в собственной лености, неразумии и бездуховности. Что не восстановив правды о Царе-Мученике, невозможно возродить Державу. И тем не менее Святая Русь по-прежнему страждет в безбожном, богоборческом пленении. Как Вы думаете, что могло бы сегодня пробудить русских людей от духовной спячки?

Церковный опыт свидетельствует нам, что во всяком деле важна последовательность и постепенность. По воле Божией случаются, конечно, и чудеса, сокрушающие "чин естества" и мгновенно разрешающие сложнейшие вопросы, но сознательно рассчитывать на такой выход было бы самонадеянно и неразумно. А это значит, что судьбоносные проблемы русского возрождения могут быть решены исключительно на пути кропотливого, ежедневного, самоотверженного труда. И пусть сперва "труждающихся и обремененных" на этом поприще меньше, чем нам хотелось бы - не стоит унывать. Всему свое время...

Что же касается дискуссий, ведущихся вокруг личности последнего Русского Царя и Его Семьи, то я вижу три последовательных этапа решения этой проблемы. В первую очередь, должны потрудиться историки и на основании документов и фактов восстановить историческую правду о той эпохе. Здесь уже многое сделано исследователями из среды русского зарубежья, всегда благоговейно хранившего память об убиенном Государе. В последние годы, насколько мне известно, появлялись неплохие работы и наших отечественных историков. Необходимо, однако, систематизировать сделанное, упорядочить материалы и завершить исследования каким-либо комплексным трудом, с высоты современности подводящим итог всей огромной, проделанной в течение нескольких десятилетий работе.

Одновременно с этим в среде православной общественности должно произойти серьезное, канонически и догматически грамотное осмысление - духовное, церковное - того фактического, исторического материала, который накопили благонамеренные историки. И, наконец, выводы из всего этого необходимо сделать на общецерковном уровне, для чего, собственно, и существует синодальная комиссия по прославлению новоявленных угодников Божиих.

Сегодня нам важно понять, что решение этого вопроса есть акт огромной, общенациональной, исторической значимости, и попытки его "волевого" радикального ускорения - совершаемые даже с самых благонамеренных позиций - принесут больше вреда, чем пользы. Ведь существующие ныне препятствия на пути прославления Царственных Мучеников (ни для кого не секрет, что в России, да и в самой Церкви есть весьма влиятельные силы, противящиеся этому) попущены Богом с некоторой благой целью. Лишь тогда, когда духовное развитие сегодняшней России достигнет той меры, которая позволит их преодолеть, - русский народ докажет свою готовность к этому дару (а обретение новых святых, новых небесных заступников - всегда дар Божий). Пока же - мы просто-напросто еще недостойны его.

В марте прошлого года в Москве, в Международном славянском культурном центре состоялась научно-практическая конференция "Государственная легитимность", на которой прозвучали доклады многих русских ученых, занимающихся изучением останков, обнаруженных в так называемом "Екатеринбургском могильнике". Вот уже несколько лет подряд их усиленно пытаются выдать за останки расстрелянной Царской Семьи. Полагая, что этот вопрос не может быть безразличен Русской Православной Церкви, мы передали итоговые материалы конференции ее Священноначалию. Какова их дальнейшая судьба?

И эти материалы, и все иные были весьма внимательно изучены. На своем заседании 21 апреля сего года Священный Синод специально рассмотрел вопросы, связанные с "проблемой останков". По поручению Патриарха наш представитель, старший научный сотрудник Института всемирной истории А.Н.Беляев внимательно ознакомился с материалами прокуратуры, возбудившей "Уголовное дело 16-123666-93 по обстоятельствам гибели членов Российского Императорского Дома и лиц из их окружения в 1918-1919 годах". На основании его сообщения в Синоде составлен документ, который, как явствует из письма вице-премьера Юрия Федоровича Ярова, председателя Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов Его Семьи, "направлен для тщательного изучения в Генеральную Прокуратуру Российской Федерации и Бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава России".

Впрочем, уследить за всей этой канцелярской чехардой очень непросто. Коротко говоря, наша позиция сводится к тому, что для непредвзятого решения этого вопроса необходимо всестороннее, комплексное исследование, которое до сих пор еще не было проведено. Все рассуждения о том, что принадлежность "останков" установлена с "вероятностью в столько-то процентов" человека верующего ни в коем случае удовлетворить не могут. Как правящий архиерей Санкт-Петербургской епархии, на территории которой предполагается захоронение "останков", скажу, что считаю совершенно недопустимыми спекуляции на этой теме и уж тем более какие бы то ни было практические шаги - до тех пор, пока истина не будет установлена со всей достоверностью и очевидностью.

Владыко, сегодня, обращаясь к духовным истокам русской народной жизни, все мы внимательно изучаем тысячелетний исторический опыт церковного и государственного благоустройства Земли Русской. В нашей стране растет и ширится Всероссийское Земское Движение. Как,  по-Вашему, можно ли надеяться в ближайшее время на созыв Всероссийского Земского Собора, на котором будет поставлен вопрос о восстановлении беззаконно упраздненной православно-монархической власти в России?

Когда дело касается практической политики, необходимо быть прагматиком, жестким, я бы даже сказал, изощренным реалистом. С этой точки зрения нельзя не признать, что те условия, которые потребны для созыва такого Собора и серьезной постановки вопроса о восстановлении в стране монархического образа правления, еще не созрели. Более того, я не исключаю возможности, что этот вопрос в его "усеченной" форме (конституционная монархия и т.п.) может быть вынесен на повестку дня корыстными и далеко не благонамеренными политиками с целью создать видимость восстановления "исторической преемственности" и обеспечить мнимую легитимность одиозным властолюбцам, разорившим Россию и без зазрения совести торгующим ее национальными интересами.

Но с другой стороны, мне кажется очень важным, чтобы при здравом понимании всех тех опасностей, которые нависли сегодня над нашим Отечеством, мы все же не ожесточились, не поддались демонам злобы и вражды. Как бы ни складывались обстоятельства, необходимо помнить, что в подавляющем большинстве наши сограждане - на какой бы службе они ни находились - вполне благонамеренны и искренне переживают нынешнее унижение Державы.

Что касается Земского движения, о котором Вы говорите, то пока оно, насколько я могу судить, не представляет собой сколь-либо существенной и организованной силы. Более того, мне приходилось наблюдать довольно неуклюжие попытки использовать земскую идею как прикрытие для чисто конъюнктурных политических прожектов. Сейчас многие организации и объединения используют в своих названиях слово "земский", "земское" - и разобраться во всем этом многоцветии достаточно сложно.

Мы должны стремиться к ясной и четкой форме Самодержавной Православной государственности как к идеалу, достижение которого немыслимо без глубокого и искреннего воцерковления общества. Но при этом необходимо понимать, что процесс духовной эволюции России, процесс ее национально-религиозного возрождения не может быть простым и легким: он требует повседневной кропотливой работы и жертвенного, бескорыстного служения. Это - главное. Остальное Господь приложит Сам, когда исполнятся определенные Им сроки.

Путь к воссозданию христианского государства на Руси лежит через Собор. Но для того, чтобы такой Собор состоялся, чтобы он не выродился в очередное "учредительное собрание", "совещание" или какой-нибудь "конгресс" - необходима серьезная и всесторонняя подготовка. Ей-то не спеша и без лишней суеты надо заняться всем, кто чувствует на себе ответственность за будущее страны. Эти предсоборные процессы призваны как бы взрыхлить нашу духовную и политическую почву с тем, чтобы благодатное семя русской соборности, своевременно высаженное и любовно взлелеянное, не зачахло под грузом непомерных политических амбиций и социальных противоречий, но принесло свой добрый, объединительный плод.

Короче, Собор - не начальная точка процесса, а его кульминация, венчающая дело и подводящая черту под целым периодом русской истории. Таким стал, например, знаменитый Собор 1613 года, положивший конец страшной восьмилетней смуте. Сегодня перед нами стоят очень похожие задачи, и решать их надо, опираясь в первую очередь на огромный многовековой опыт российской государственности. Кстати, журнал "Наш современник" любезно согласился напечатать мою новую работу, которая как раз посвящена этой теме. Она так и называется - "Русь Соборная", а публикация должна начаться уже в ближайших номерах. Так что желающих ознакомиться с темой более подробно я отсылаю прямо к этому труду.

 

ТВОРЦЫ КАТАКЛИЗМОВ: РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ

Беседа главного редактора газеты "Советская Россия" Валентина Чикина

с Высокопреосвященнейшим ИОАННОМ,

митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским

 

Владыко, Вы, наверное, уже привыкли, что каждое Ваше выступление на страницах печати вызывает широкий общественный резонанс. Но даже на этом фоне небывало бурной выглядит реакция различных политических сил, да и наших рядовых читателей, на Вашу статью "Творцы катаклизмов", опубликованную в "Советской России" 22 марта сего года. Она была посвящена духовным основам русской цивилизации, однако не это послужило причиной ее особой популярности. В статье Вы непосредственно затронули чрезвычайно болезненный для России "еврейский вопрос", подробно проанализировав его религиозно-нравственный аспект. Глеб Якунин в открытом письме на имя Ельцина тут же призвал президента отдать Вас за это под суд. К нам в редакцию бдительная прокуратура вскоре прислала своего сурового представителя с грозным начальственным окриком: "Как посмели напечатать?" В общем, шуму было много.

С той поры редакция получила массу писем. Авторы большей их части выражают Вам свою горячую поддержку; есть и такие, кто Вас резко критикует, но главное - все они в один голос требуют продолжить дискуссию по этой теме. К сожалению, из-за нехватки печатной площади мы лишены сегодня возможности опубликовать представительную подборку читательских откликов, но я попытаюсь привести наиболее характерные высказывания.

"С гневом и болью узнал из газеты "Советская Россия", что выкрест-расстрига Якунин обрушился на митрополита Иоанна с доносом за статью "Творцы катаклизмов", - пишет из Екатеринбурга Юрий Иванов. - Владыко! Вас знают и читают по всей Святой Руси - от Камчатки до Калининграда. Ваши статьи читаются и перечитываются, передаются из рук в руки. Паства Ваша исчисляется миллионами. Из Ваших статей миряне - верующие и неверующие - черпают нравственную и духовную силу для борьбы с врагами Церкви и русского народа. Русские люди понимают, кто за Русь, а кто против нее. Больно видеть, как широко распространилась ныне ересь жидовствующих. Сколько их еще всплывет, христоненавистников и русофобов, до поры до времени прикидывающихся православными! Владыко! Прошу Вас - не обращайте внимания на таких, как Якунин. Они недостойны  того.  Берегите  здоровье и  душевные  силы.  Вы очень, очень нужны нам, Владыко. Ваше здоровье и нездоровье - это здоровье и нездоровье всего русского народа..."

А вот письмо представителя противоположной точки зрения. Его автор - Вольфсон Анатолий Владимирович, по собственному признанию, "ассимилированный еврей и воспитанный в чисто русском духе человек". " Уважаемая редакция, - пишет он. - В настоящее время существует не так уж много центральных газет, которые читаешь с большим вниманием. Среди них - "Советская Россия". Но статья митрополита Иоанна "Творцы катаклизмов", опубликованная у вас, может вывести из равновесия любого порядочного человека и беспредельно возмутить. Давно уже известно, что культуру человека и его воспитанность можно оценивать по отношению к евреям. Я не знаю, пишут ли вам другие евреи, но эта тема не присуща вашей газете - а зря! После таких материалов, как "Творцы катаклизмов", вы просто обязаны дать обозрение писем читателей, поскольку даже "старые большевики" теперь призывают народ "против Ельцина и жидов"!

Я мог бы, конечно, прочитать лекцию митрополиту Иоанну о том, почему Бог избрал своим народом только иудеев, но, думаю, не стоит терять времени. Предупреждаю Вас, митрополит, катаклизмы - это ваши внутренние дела. Евреи же были и остаются избранным народом Божьим. Поэтому наступило время для Православной Церкви серьезно разобраться, признать свой грех и разделаться с антисемитизмом во всех его формах!"

Как видите, Владыко, разброс мнений весьма широк. Может быть, стоит все же еще раз вернуться к этой теме?

 

Я ТОЖЕ за последние месяцы получил много писем-откликов на свою статью. Не хочу хвалиться, но среди них - ни одного ругательного. Наоборот. Есть даже своебразные наказы. Одна раба Божия из Твери, например, прислала перечень вопросов, связанных с нынешним катастрофическим положением русского народа. Эти вопросы, по ее мнению, необходимо обсудить одновременно на заседаниях Священного Синода и Государственной Думы... И все же я не предполагал возвращаться к тематике, связанной с проблемами русско-еврейских отношений. Видит Бог, у русского человека сегодня других проблем хоть отбавляй. Но если есть нужда в каких-либо пояснениях и дополнениях к сказанному - я, конечно, готов по мере сил разъяснить возникающие недоумения.

Нужда такая есть. Она в первую очередь связана с тем, что долгие годы публичное и гласное обсуждение этих проблем было строжайше запрещено. Теперь же, когда, наконец, старые запреты пали и люди охвачены естественным стремлением самостоятельно и непредвзято разобраться, где правда и "кто есть кто", они с первых шагов сталкиваются с жесточайшим дефицитом информации.

Вы правы. За все время советской власти в СССР не было издано ни единой серьезной книги по этой теме. (А ведь до революции она была одной из самых животрепещущих в российском обществе, одной из самых обсуждаемых на страницах газет - как "правых", так и "левых"). В какой-то мере этот пробел восполнили труды представителей русской эмиграции. Для примера достаточно назвать исследования таких известных политических деятелей, как Василий Шульгин, который в 1929 году издал книгу с выразительным названием "Что нам в них не нравится", или Николай Марков, выпустивший годом раньше в Париже первый том своей работы "Войны темных сил". Но этого было явно недостаточно, да и научные возможности первой волны эмиграции по сбору и анализу фактов были слишком невелики. В общем, единственной известной мне книгой, которая может обоснованно претендовать на роль серьезного исторического исследования с точки зрения полноты и последовательной систематизации приведенного в ней фактического материала, является двухтомная работа Андрея Дикого "Евреи в России и СССР", вышедшая мизерным тиражом в Нью-Йорке в 1967 году и переизданная спустя несколько лет в Мадриде.

Но эти издания сегодня так же мало доступны широкому читателю, как и раньше...

Верно. Сие ясно видно даже по характеру вопросов, которые содержатся в письмах читателей. Большей частью они связаны с различными затруднениями фактологического характера, когда человек не может разобраться в противоречивых утверждениях из-за невозможности проверить достоверность и добросовестность приводимых фактов. Надо сказать, что, по моим наблюдениям, подобные недоумения затрагивают главным образом две важнейшие области: религиозно-нравственную и конкретно-историческую. Мои сотрудники даже составили нечто вроде конспекта, содержащего "типовые" вопросы, на которых обычно спотыкаются "новоначальные" исследователи русско-еврейской проблематики.

Так, может быть, Вы воспользуетесь возможностью, Владыко, и ответите на эти вопросы?

Попробую выделить хотя бы самое существенное. Итак, область религиозно-нравственная.

Мне уже приходилось говорить, что иудейский, антихристианский экстремизм оставил в русской судьбе страшный, кровавый след. Эта очевидная истина не должна, однако, превращаться в повод для нагнетания бессмысленной истерии. Криками и проклятиями горю не поможешь. Для того, чтобы обезопасить Россию от возможного повторения того богоборческого, русофобского кошмара, который она пережила в XX столетии, необходимо, во-первых, восстановить историческую истину в ее неискаженном виде, а во-вторых, глубоко и всесторонне проанализировать нашу национальную трагедию, ее причины и следствия и - сделать соответствующие выводы.

На этом пути непредвзятому и объективному исследователю невозможно уклониться от рассмотрения и анализа той непропорционально огромной роли, которую сыграла (да и до сих пор играет) в русской смуте иудейская община России. Взгляните хотя бы на списки руководителей "Союза воинствующих безбожников", явившегося идеологическим вдохновителем и организатором беспрецедентной по своей кровавой жестокости антицерковной травли 20-30-х годов. Губельман, Эпштейн, Блох, Коган - имя им легион... В книге А. Дикого приведены достаточно объемные статистические сводки, дающие представление о фактическом состоянии "еврейского вопроса" в России с момента революции и до начала Великой Отечественной войны. Они просто потрясают воображение... Например, в годы гражданской войны из 556 высших партийно-государственных должностей 85 процентов были заняты евреями, 5 процентов - русскими и оставшиеся 10 - представителями иных национальностей. Это при том, что еврейская община составляла 1,1 процента от общего числа населения России.

Согласитесь, что данные достаточно серьезные для того, чтобы обратить на них внимание и хотя бы перепроверить и уточнить, ибо сам Дикий допускает возможность некоторых погрешностей. До сих пор наша доблестная пресса дружно бросается с обвинениями в "антисемитизме" и "мракобесии", в "невежестве" и "фальсификации" на всякого, кто подступается к этой теме. Вот и давайте проверим - всесторонне, гласно, с привлечением независимых специалистов...

Но ведь антирелигиозные гонения одинаково касались представителей всех конфессий, в том числе и иудаизма.

Вы думаете? Здесь тоже следует  внести ясность. Вот, к примеру, недавно газета "Известия" с умилением поведала миру трогательную историю хасидского раввина, который в самый разгар сталинской эпохи "по совместительству" работал... вторым секретарем Самаркандского горкома КПСС (статья "Где злоба дня сплетена с вечностью" в номере от 10 июня 1994 г.). А ведь "второй" в системе партийной номенклатуры традиционно курировал вопросы идеологии. Каково? Видит Бог: не прочитал бы собственными глазами - не поверил бы! "Он для всех секретарствовал, а в кругу доверенных местных евреев раввинствовал", - восхищается газета. Разве это свидетельствует о том, что "антирелигиозные гонения касались всех равно?" По-моему, как раз об обратном. Такие вот "пламенные большевики" и раскручивали маховик антирусского, антиправославного террора!

Но откуда у иудаизма столь острая неприязнь к христианству? Ведь обе религии, на первый взгляд, имеют общий исторический корень?

Не обижайтесь, Валентин Васильевич, но это - типичный вопрос дилетанта. Впрочем, в условиях нынешнего повального религиозного одичания он весьма распространен. Я даже слышал, что где-то есть такие "суперпатриоты", которые предлагают возрождать Россию на духовной основе "самобытного славянского язычества", потому что христианство, как им кажется, есть лишь "ветвь иудаизма" и "ловушка для гоев".  Что тут скажешь? - Несчастные, больные люди...

Но вернемся к истории взаимоотношения иудеев с Церковью Христовой. Православие, как религия почитания Единого Истинного Бога, Творца вселенной и Спасителя рода человеческого, действительно, преемственна по отношению к Ветхозаветной Церкви, которой Господь еще за полтора тысячелетия до Рождества Христова вверил знание о том, что со временем придет в мир Мессия, искупит своими вольными страданиями первородный грех Адама и научит людей милосердием и любовью побеждать пороки и страсти "во зле лежащего мира". Но когда этот Мессия, Христос, действительно пришел, иудеи отвергли Его, ибо вместо проповеди покаяния и смирения жаждали богатства, материального процветания и господства над миром.

Этот момент послужил поворотной точкой в бытии народа израильского. Отвергнув Бога, они и сами оказались богоотверженными, по слову Спасителя: "Се, оставляется вам дом ваш пуст..." (Мф. 23: 38). Радикально изменились и их религиозные воззрения, приобретя ярко выраженный антихристианский, богоборческий характер. Духовная преемственность развития была резко оборвана. Так что все разговоры об "общей исторической почве" христианства и иудаизма - ложь. Две тысячи лет назад вообще не было такого понятия - иудаизм. А религиозные верования еврейского народа после духовной катастрофы богоубийства уже совсем не те, что были у их далеких предков - ветхозаветных патриархов и пророков, удостоившихся за свое благочестие многоразличных благодатных даров. Это две разные религии, вот и все! Творения всех святых отцов и учителей Церкви - от Иоанна Златоуста до Игнатия Брянчанинова - согласно подтверждают такую точку зрения.

Но ведь Христа распяли не иудеи, а римские стражники - так, во всяком случае, пытаются представить дело некоторые современные исследователи.

Сегодня общепризнано, что степень исторической, если хотите, даже научной достоверности евангельских текстов чрезвычайно высока. Поэтому для того, чтобы восстановить картину распятия Христа, достаточно обратиться к свидетельству евангелистов, подробно описавших само событие. "Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ, сказал им: вы привели ко мне человека сего,... и вот..., я не нашел человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его... Но весь народ стал кричать: смерть Ему!... Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса. Но они кричали: распни, распни Его! Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? Я ничего достойного смерти не нашел в Нем... Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы Он был распят" (Лк. 23: 13-23). Так описывает события апостол Лука. А евангелист Матфей добавляет: "Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27: 24-25). Сомнений быть не может - иудеи совершенно сознательно предали Христа на страшные крестные муки и лютую смерть, добровольно приняв на себя невинно пролитую кровь Спасителя!

Ваше Высокопреосвященство, учитывая, что наши читатели в основном люди светские, давайте не будем углубляться дальше в богословскую проблематику. Вы ведь сказали, что помимо религиозно-нравственной области, большое количество вопросов затрагивает и область конкретно-историческую. Могли бы Вы прокомментировать хотя бы наиболее распространенные из них?

По сути дела, все такие вопросы могут быть без особого труда сведены в один, главный: какова история русско-еврейских отношений в России? А этот (частный, несмотря на всю свою значимость) вопрос, в свою очередь, неотделим от другого, существеннейшего, воистину судьбоносного для нас сегодня: какова действительная, неискаженная, не изуродованная всяческими мертвыми идеологизированными схемами история нашего Отечества и русского народа?

Люди обязательно должны знать свое прошлое. Без прошлого у народа нет будущего, нет чувства собственного достоинства, нет здорового национального самосознания. Но ретивые борзописцы - равно коммунистические и либерально-демократические - за долгие годы столько налгали про Россию, так извратили ее тяжелый, бурный исторический путь, что русская судьба, героическая и трагическая одновременно, на страницах бесчисленных учебников и "Курсов лекций" оказалась искалеченной буквально до неузнаваемости. Сегодня необходим титанический труд, чтобы извлечь, наконец, нашу Родину из этого псевдоисторического хлама и мусора, отмыть от нечистот и вернуть ее истории фактическую достоверность и нравственное величие.

Вот, например, зловредный миф о "черносотенных еврейских погромах", который стараниями наших средств массовой информации превратился в патентованное средство для иллюстрации "зоологического русского антисемитизма". Ведь он не выдерживает никакой критики, никакой фактологической проверки. Возьмем для примера самый страшный по своим результатам (более 500 убитых) одесский "погром" октября 1905 года, ставший сегодня хрестоматийным аргументом борцов с антисемитизмом. Так он, строго говоря, вообще не подходит под это название, ибо неизвестно еще - кто кого громил. Иудеев погибло (по их собственным данным) около 300 человек, "погромщиков" (по данным правительства) - почти столько же. Это при том, что безоружной толпе противостояли "отряды еврейской самообороны", обладавшие, по собственному признанию, к началу беспорядков 350 револьверами, которые через день были дополнены большой партией оружия, розданной в одной из городских синагог... Понятно, что по прошествии стольких лет нечего считаться, кто прав, а кто виноват, но придерживаться исторической правды все же необходимо.

Также бездоказательны утверждения о том, что погромы провоцировала русская государственная власть. Сионистская организация "Паолей-Цион" вскоре после одесских событий послала в город специального представителя, дабы собрать доказательства того, что погром спровоцирован. И что же? "Я ездил в Одессу затем, чтобы обрести чисто провокаторский погром, - признается посланник в своет отчете. - Но - увы! - не обрел его". Да что продолжать! Недавно журнал "Наш современник" напечатал весьма обстоятельную работу Вадима Кожинова "Черносотенцы и революция", где этот вопрос исследован с необходимой подробностью и ясностью.

Надо сказать, что тезис о "государственном антисемитизме" далеко не нов. Советскую власть тоже без конца обвиняли в этом.

Вот уж действительно - пальцем в небо! Давайте опять обратимся к фактам. Уже 28 апреля 1918 года в "Известиях" было опубликовано пространное постановление Исполкома Моссовета "по вопросу об антисемитской агитации в Москве и Московской области". 27 июня там же советское правительство поместило специальное постановление о необходимости "энергичной борьбы с антисемитизмом" и наметило обширный перечень практических мер в этой области. На VIII Всероссийском съезде Советов Молотов в своей речи публично пригрозил антисемитам смертной казнью; то же сделал и Сталин в интервью зарубежным СМИ. И это были не простые угрозы, ибо вступивший в действие Закон об антисемитизме действительно предусматривал высшую меру наказания.

Так, видно, был же все-таки этот самый антисемитизм, если для борьбы с ним требовались столь суровые меры?

Я отвечу Вам словами И. М. Бикермана, еврейского публициста, опубликовавшего статью на эту тему в сборнике "Россия и Евреи", изданном в Берлине в 1924 году. "Русский человек, - писал Бикерман, - никогда не видал еврея у власти. Были и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов, русский народ рос и богател, имя русское было велико и грозно. Теперь еврей - во всех углах и на всех ступенях власти... Русский человек видит теперь еврея и судьей, и палачом. Не удивительно, что сравнивая прошлое с настоящим, он утверждается в мысли, что нынешняя власть - еврейская и что потому именно она такая осатанелая... Русский человек твердит: жиды погубили Россию. В этих трех словах и мучительный стон, и надрывный вопль, и скрежет зубовный... Волны юдофобии заливают теперь страны и народы, и близости отлива еще не видно. Именно - юдофобия: страх перед евреем как перед разрушителем". Я думаю, что это признание еврейского автора не требует комментариев.

Да, пожалуй. Но у меня есть пример и посвежее. Известная демократка Валерия Новодворская недавно заявила через газету:  "Пойдем  против  народа,  мы ему ничем не обязаны...  На месте России может остаться пепелище, тайга, братская могила... Нам нельзя ее жалеть". А Вы знаете, Владыко, что уже в "перестроечные" времена через Верховный Совет СССР активно "продавливали" новую редакцию "Закона об антисемизме"? Эта идея и до сих пор жива: нет-нет да и всплывет на каком-нибудь совещании "демократических сил" или в кулуарах Государственной Думы.

Ничего удивительного. Мы, к сожалению, до сих пор так и не сделали должных выводов из прошлых ошибок. И в том, что русский народ по-прежнему унижен, оболган, ограблен и обманут, прежде всего - наша собственная вина. Стыдно сказать - официальные лица даже произносить слово "русский" в своих выступлениях стесняются. Все норовят как-нибудь обойти: то "российскими" людей назовут, то еще что-либо придумают. Вот и получается, что в эпоху "застоя" был у нас народ "советский", сейчас - "российский", а русского как не было, так и нет. Мы с невероятной беспечностью относимся к своему национальному достоинству, забывая, что до тех пор, пока мы сами не научимся любить свой народ, свое Отечество и его историю, свои святыни - мы и других не сможем научить нас уважать.

За примерами далеко ходить не надо. Скажем, в 1991 году иудейская секта хасидов справляла Хануку - свой религиозный праздник - прямо в Кремле, в сердце русского Православия, в "святая святых" Земли Русской. Что - другого места не нашли? Более того, все это непотребство телевидение открыто транслировало на весь мир как очередное достижение демократии. А через некоторое время израильский журнал "Алеф" в материале "Россия: другое лицо" радостно отметил, что подобное стало возможным "только после того, как кресло министра иностранных дел занял Андрей Козырев - политик новой формации, известный своей приверженностью религиозным взлядам хасидов". Религиозные взгляды - личное дело министра, но способствовать осквернению святынь Кремля ему все же, я думаю, не стоило. Учитывая те клички, которыми он время от времени награждает своих русских политических оппонентов: "отребье", "ублюдки" (и все это - публично, прямо с экрана телевизора), - складывается довольно любопытное впечатление о его национально-государственных пристрастиях.

Министр - это власть. А против власти, как говорится, не попрешь: сила солому ломит. Да вот и пример "черного октября" показывает, что ради сохранения своих постов эти господа "демократы" ни перед чем не остановятся.

Я бы не хотел придавать нашей беседе такую чисто политическую окраску. Дело не в том, к какой партии, к какому блоку принадлежит тот или иной деятель. Будь демократом, коммунистом, националистом, ли